вторник, 30 ноября 2021
6+

Черная метка

Развод – это семейная трагедия, а если бывшие когда-то близкими люди забывают о своих материальных обязательствах перед детьми, то это трагедия вдвойне. Отцы-неплательщики подаются в бега, прячутся, меняют имена и паспорта, место жительства. Задача судебных приставов – их найти и заставить платить по счетам.

(имена в публикации изменены)

(Выключка) Согласно статистике Управления Федеральной службы судебных приставов по Дагестану примерно каждый 390-й житель республики является должником по алиментам.

По данным Росстата, численность населения республики на 2020 год составляет 3 миллиона 86 тысяч человек. Общий долг «неплательщиков» перед детьми уже достиг 1 млрд 225 млн рублей. В среднем каждый недобросовестный родитель должен своим детям около 150 тысяч рублей. Только 26 % должников имеют постоянный официальный доход. Большая часть не трудоустроена либо имеет разовые заработки, устанавливать которые приходится судебным приставам.

 

Лейла случайно нашла бывшего мужа Сираждина, который три года уклоняется от алиментов. В сюжете о ДТП по одному из местных телеканалов бывший супруг попал в кадр. Он стоял с группой зевак на дороге, потом сел за руль автомобиля и уехал, а на заднем плане «засветился» номер его машины. Так его и «вычислили».

– После развода суд назначил Сираждину платить алименты на двух наших детей. Первый год он нес «тяжкое бремя», а потом пропал. Я обратилась в службу судебных приставов, те нашли след Сираждина где-то в центральной России, туда же передали исполнительное производство на него. Но он вернулся домой в Дагестан, и теперь им снова будут заниматься местные приставы. Долг папаши, по моим подсчетам, уже около миллиона рублей. Теперь у него будут изымать автомобиль в счет погашения части задолженности нашим детям, – делится своими проблемами Лейла.

– На самом деле неплательщиков часто находят по везению. Мы почти всех знаем лично или по фотографиям, – продолжает тему сотрудник службы судебных приставов Расул Магомедов.

По словам пристава, неплательщики алиментов  – самая тяжелая категория. Многие не просто не хотят, но и не могут платить – постоянной работы у них нет, ведут асоциальный образ жизни, их часто отлавливают в СИЗО, куда они попадают за различные нарушения.

– Процедура работы с неплательщиками такова: после того, как суд выносит постановление о выплате бывшему супругу алиментов, и исполнительный лист попадает в руки судебных приставов, они возбуждают исполнительное производство и начинают работать с должником. Для начала выясняют, где он живет и работает. Если женщина хочет как можно быстрее получить алименты, она снабжает нас известной информацией о бывшем муже. Если муж не живет по месту прописки и скрывается, в ход идет всё: контакты родителей, любовниц, приятелей, аккаунты в соцсетях, – говорит наш собеседник.

Приставы рассказывают, что многие бабушки и дедушки встают на сторону внуков и помогают убедить сына или дочь платить алименты. Иногда неплательщики соглашаются выплатить долги и давать деньги на содержание ребенка, только чтобы приставы не беспокоили их престарелых родителей визитами и расспросами. Но бывает и так, что родители покрывают и прячут должников.

– Однажды нам сообщили, что неплательщик находится на квартире у своих родителей в Махачкале – соседи заметили, как он зашел домой, – рассказывает сотрудник отдела судебных приставов.– Мы поехали по адресу, дверь нам лишь приоткрыли, но этого было достаточно нашим сотрудникам, чтобы краем глаза заметить в коридоре молодежные кроссовки, явно не принадлежавшие пожилому хозяину квартиры. Мы догадались, что должник там, и вошли под предлогом расспросить хозяев квартиры о соседе. Пока расспрашивали, молодой папа прятался в шкафу в прихожей. Наш коллега как бы нечаянно дернул дверцу, и беглец буквально вывалился из шкафа,– смеётся рассказчик.

– У нас был отец, который нашел новую работу и захотел купить машину, но долг по неуплате алиментов не позволял ему это сделать. Он быстро нашел всю сумму на алименты и стал платить регулярно. Жизнь наладилась, он потом купил дом, завел вторую семью. Его ребенку от первого брака уже 15 лет, и они общаются с отцом, – вспоминает давнюю историю Расул и возмущенно продолжает, – некоторые  должники внезапно находят в своем кармане или на банковской карте прямо в аэропорту при вылете по 300-500 тысяч рублей, когда выясняется, что их не выпускают из-за алиментной задолженности за границу в отпуск или в командировку по работе.

У нас был неплательщик, который четыре раза менял паспорта, свои имя и фамилию. У него было много разных долгов, кроме алиментов, на общую сумму более трех миллионов рублей. Он брал кредиты и не возвращал, обманывал любовниц, друзей и целые организации. Его лишали прав под одной фамилией – он сдавал экзамен на права и получал их под другой. Опознали ловкача за пределами региона по фото. Если злостного неплательщика долго не могут найти, его объявляют в федеральный розыск.

У отделов розыска службы судебных приставов полномочия большие. Один из розыскных методов – ловля на живца. Нашего «клиента» приставы так отловили аж в Тюмени! – не без гордости заявил пристав.

Во многих регионах нашей страны портреты и фотографии должников, находящихся в розыске, помещают на билбордах, на подставках под пивные кружки в спорт-барах, где мужчины собираются посмотреть футбол, на спичечных коробках, расклеивают листовки в общественном транспорте и публичных местах. И, по словам коллег Расула Магомедова, эффект  налицо во всех смыслах – детям долги начинают выплачивать.

– Должников у нас в республике стало меньше – никому не хочется публичного позора. Если приставы не нашли виновного в течение года, жена может через суд признать его безвестно отсутствующим и получать от государства пенсию на ребенка. Если ребенок достиг 18 лет, а отец так и не выплатил долги по алиментам, то ребенок имеет право сам обратиться в суд и взыскать с отца деньги.

Во время беседы выяснилось: оказывается, не все отцы-неплательщики плохие, и не все «обиженные» жёны говорят правду. Например, одна женщина настойчиво требовала алименты от бывшего мужа – он не был злостным должником,  деньги платил вовремя, но ей было мало – она постоянно выявляла у него новые источники дохода и хотела получать все больше и больше. В итоге мужчина потребовал сделать тест на отцовство, и оказалось, что не он отец ее ребенка.

Приставам приходится иметь дело и с отъявленными циниками. Вот недавняя история. В кабинет Расула в который раз приходит Зимфира И. Она была замужем за аферистом и мошенником, тот оставил ее с двумя детьми и со своими личными долгами, банковскими кредитами и исчез, прихватив  ее золотые украшения. Женщина подала в суд не на алименты, а на лишение мужа родительских прав.

– Я хочу только, чтобы моего бывшего мужа лишили отцовства, – плачет Зимфира, – мне не нужно от него ничего. Ни сил, ни нервов, чтобы что-то выбивать из него, у меня нет. Лучше буду получать от государства пособия на двоих детей. А мой совет брошенным женщинам с детьми: если вы хотите получать алименты, постоянно ходите в службу приставов. Напоминайте о себе. Иначе дело не сдвинется!

Ее полностью поддержали сотрудники УФССП  РФ по РД, а Расул Магомедов признался, что дел о взыскании алиментов тысячи, и ко всем должникам приставов не приставить!

Приставы имеют право наложить арест на имущество должника – машину или квартиру, ограничить в пользовании водительскими правами, запретить выезжать за границу, а если человек задолжал за два месяца, и продолжает уклоняться от уплаты алиментов, то и привлечь к уголовной ответственности. Правда, в тюрьму пока никого реально не сажали, но и пары дней в камере бывает достаточно для должника. Любая судимость – это «черная метка» на всю оставшуюся жизнь. При этом если человеку грозят уголовная ответственность и тюремный срок, он все равно не освобождается от выплаты алиментов. Задолженность как была, так и остается.

Служба судебных приставов делает все для того, чтобы  должник понял: за каждым исполнительным документом стоит ребенок!

 

Виолетта Ратенкова

Рубрика: 

Новый номер