вторник, 30 ноября 2021
6+

​Есть ли жизнь после травли?

Когда шла подготовка этой публикации, я обратилась к специалистам в сфере кибербезопасности с просьбой помочь собрать информацию и прокомментировать тему травли в соцсетях. Но мне отказали, сославшись на то, что они готовят большой материал об этом для другого СМИ. Пришлось самой найти жертв травли и проанализировать проблему, актуальную и в нашей республике. Знакомых, которые серьезно пострадали от преследования в соцсетях, оказалось много.

Да и у меня, как у каждого пользователя Интернета, есть негативный опыт:тоже пытались затравить,и не раз. По себе знаю, как интеллигентная дискуссия, например, на тему искусства, превращается в скандал. Откуда-то налетает группа единомышленников оппонента и начинается оскорбительное обсуждение, осуждение и перевирание моих слов. Тема публикации отходит на десятый план, и в центре полемики остается один человек, на которого несогласные буквально набрасываются, как пляжные воры на забытую сумочку. Но злобные комментарии под постами – это еще не так страшно!

Адский стресс, полученный от преследования в сетях, можетдовести  до попытки суицида, говорят  жертвы травли и их близкие. Некоторые выжили чудом, прошли лечение у психиатра, вернулись к нормальной жизни и сами стали помогать справляться жертвам травли. Из-за кучки психически нездоровых виртуальных сплетников и склочников, для которых это болезненное развлечение, которому они посвящают все свое свободное время, люди жестоко страдают и даже погибают! А если их жертва скрывается, умирает или надоедает им, они быстро находят новую.

Это же всегда было: все на одного, еще с детства! А помните, как обсуждали и осуждали соседей тетки на скамейке у подъезда. Такие же, только моложе, так называемые тролли, сидят в соцсетях и доводят людей до психического расстройства в Интернете. Они – те же сплетники на скамейке, которые реализуются и поднимают свою низкую самооценку за счёт насилия над психикой  кибер-жертв…

***

«От отчаяния я решила уйти из жизни. Не удалось – откачали врачи, и я убедилась, что после этого кошмаравсе-таки жизнь есть!»– делится своими горькими наблюдениями собеседница. Она старается выражать свои чувства и мысли спокойно, едва сдерживая слезы.

***

«В наши дни необязательно быть популярным артистом, писателем, журналистом илиблогером, чтобы тебя травили в сети. Человек может просто «быть», но если вас заметил тот, у которого «накипело» и вы попали под горячую руку на клавиатуре психически больного человека, то вам сильно не повезло. Найдется тот, кто взломает ваши профили в разных соцсетях, будет рыться в ваших постах столетней давности, выставит фотографии с вечеринок, найдет парня, с которым 10 лет назад был короткий роман, и использует все это по полной программе!Мои фотографии висели в группах, как позор нации,– таких групп, которые занимаются преследованием и клеветой, немало у нас в Дагестане.

 В российском законодательстве нет отдельной статьи за травлю в интернете. Подобные дела регулируются общими нормами: распространение ложных данных и подрыв репутации подпадает под статью 128.1 УК РФ Клевета, статью 119 УК РФ Угроза жизни и статью 110 УК РФ, когда потерпевшего вынуждают совершить самоубийство путем угроз, жестокого обращения или унижения чести и достоинства.

От депрессии меня спасла подруга-программист. Она зачистила весь негатив обо мне и заблокировала всех недоброжелателей. Пришлось радикально изменить прическу и цвет волос, а когда мне исполнилось 25 лет, я поменяла паспорт, в котором теперь у меня фотография с новой внешностью и с другим именем. Надеюсь, чтосоцсети меня забыли. Да и ту группу со скандальным админом и стаей психопатов разоблачили и закрыли. А вся моя вина заключалась в следующем: я написала в соцсетях, что три года замужества была покрыта, а когда муж пропал без вести, я вернулась домой, и родители разрешили мне носить светскую одежду».
***

Еще одна жертва травли, моя знакомая, также просила не называть ее имени, но разрешила упомянуть, что она врач.
«Я не дошла до депрессии и самоубийства. Меня и еще нескольких коллег преследовали на профессиональной почве, из-за того, что у нас в отделении не смогли спасти пациентку. Вся родня, односельчане, знакомые покойной восстали против нас. Но люди с патологиейв больницах умирают, это неизбежно, и такой травли врачей обычно не устраивают. А вот мне угрожали, не только названивая домой и на работу, меня безжалостно травили в сети», – рассказала собеседница.– «Они дали объявления об интимных услугах во всех соцсетях с моим номером телефона и фотографией. Писали гадости в «личку» детям, письма в их школу, мужу...»,–едва сдерживаясь,рассказывает женщина.
***

Знакомая певица, хорошо известная в Дагестане и за пределами республики, с которой тоже приключилась неприятная история, когда ее домашнее видео в неглиже попало в соцсети, дала свой комментарий.

«То, что творится сегодня, уже не история про звезд. Артисты и спортсмены как-то научились справляться со своими эмоциями и бороться с преследователями. Это про то, например, как простая девушка отказала во встрече парню или поссорилась с коллегой, а обиженные в отместку сколачивают группу и организовывают обидчице ад на земле. Раньше мы это называли сплетнями,– анализирует собеседница. –По собственному печальному опыту знаю, что виртуальные сплетники-склочники не будут задавать вам вопросы, уточнять факты вашей жизни, они будут писать: «Мне кажется, что ты...», «видимо, она...».

Они легко раздают диагнозы и ставят на людей клейма, типа«я же вижу, что ты больная на всю голову», «ты не профессионал,некомпетентна», «сразу видно, что тебя потрепала жизнь и чем ты занимаешься...». Преследователи  клевещут, часто глумятся над внешностью и выдают вашу биографию или пошлую историю о вас, рожденную в их воспаленном воображении. А как быстро они подтягивают в комментарии своих друзей, просто диву даешься!

***

«В наше время склоки, сплетни, клеветустали называть модными иностранными словами: буллинг, хейтинг, абьюзинг, моббинг, сталкинг и так далее», –делится следующая жертва травли, юная девушка с безобразными шрамами от порезов на обоих запястьях. В ее жилах почти не осталось крови, когда она вскрыла себе вены, но ее вернули к жизни и долго лечили.«Я реально чуть не умерла от позора, от стыда. И деться было некуда.  Дошло до того, что из Интернета травля выплеснулась на улицу. Вмоем селе, когда я приехала к родне в горы, толпа подростков бежала за мной, забыв про священный праздник, и кричала: «А вы знаете, кто она? Чем она занимается?» Толпе разве что-нибудь объяснишь?! Да и нужно ли ей знать правду на фоне любой скандальной истории?! В тот момент не думаешь, что это когда-нибудь закончится, это как клеймо на всю жизнь, –делится девушка. ­– Следователь в больницу приходил, спрашивал, кто довел до попытки суицида.Что я могла сказать? Показать скрины? Дать ссылки на левые профили? Маме друзья предлагали в суд подать – требовать защиты чести и достоинства. Но на кого? На десятки анонимных аккаунтов с запутанными IP?»

Не молчите!

Все собеседницы утверждают: для них было жизненно важно найти поддержку у родных, друзей, коллег, тех, кто не отвернется, кто скажет:«Я тебя знаю, это не так, ты не такая; мы будем писать и говорить, если понадобится».

И это понадобилось!

Рубрика: 

Новый номер