М. Шевченко. ЗВОНОК ИЗ ПРОШЛОГО

На изображении может находиться: текст

 

 

Однажды вечером ей позвонили. Хриплый женский голос потребовал: «Верни мою дочь!»

Перед глазами Альбины пронеслась вся ее жизнь…

Она долго не выходила замуж, требовательная к своему избраннику.Свою настоящую любовь, свой идеал, встретила только после сорока. Прожив несколько лет в законном браке и все эти годы мечтая о счастье материнства, Альбина решилась на процедуру ЭКО. Несколько раз они с мужем ездили в разные города страны, но все попытки родить ребенка не увенчались успехом. «Возраст…» – констатировали врачи.

Тогда Альбина с мужем приняли решение взять ребенка из Дома малютки. Альбина поделилась своим сокровенным желанием с лучшей подругой Аидой. Та была ее заместителем и, что называется, шустрой дамой со связями и знакомствами.

Аида рассказала Альбине, что если взять официально ребенка из детского дома, то нет никакой гарантии, что потом добрые соседи и друзья не обнародуют это событие. А тут о том, что женщина рожает не сама, не узнает никто, даже самые близкие, только участники сделки будут знать.

Подруга ознакомила Альбину с целой системой «черного», «серого» и «грязно-белого» усыновления, якобы работающей без сбоев и наверняка. Все дело в том, что в женских консультациях и потом уже в родильных домах существует схема, следуя которой можно приобрести за определенную сумму совершенно здорового ребенка и даже, подчеркнула Аида, отслеживать его развитие еще в утробе матери. Ведь, как утверждала подруга, когда берешь дитя из Дома малютки, то не знаешь, какие наследственные заболевания и патологии могут оказаться у малыша. Она назвала и суммы. Девочки стоили на треть дешевле мальчиков.

Альбина загорелась. Она всегда хотела только девочку, так что дело было не в цене; да и деньги у них были: свекровь подарила на покупку новой машины.

Но надо было подстраховаться – Альбина слышала о громких уголовных «делах врачей-торговцев детьми» из криминальных сводок. Она начала изучать криминальные новости на тему продажи детей. Заходила в интернет, читала публикации. В одной из них говорилось, что на Северном Кавказе ищут врачей, возможных сообщников двух женщин, одна из которых обманом и угрозами, запугивая молодых матерей серьезными патологиями, якобы выявленными у новорожденного, убеждала родителей отказаться от новорожденных детей. Другая– искала покупателей. Их деятельность закончилась задержанием. Арестованная рассказала, что забрала ребенка в одном из дагестанских городов. По версии следствия, женщина пришла в ресторан, чтобы передать ребенка новым родителям. Но …

Альбина прокрутила колесико мышки и перешла по ссылке к другой сводке.

«Проведена операция, в ходе которой были задержаны две женщины, которые подозреваются в торговле новорожденными детьми на системной основе. Эти женщины попали в поле зренияработников правоохранительных органов, и началась их оперативная разработка. Было установлено, что одна из женщин работает в городском роддоме, а вторая женщина является посредником, подыскивает покупателей и участвует в сделках. В данном случае сделка по продаже младенца была совершена в автомашине. Мальчика продали за полмиллиона рублей. Младенец, по данным следствия, появился на свет в родильном доме Махачкалы и, по признанию заведующего отделением, ребенка, как и положено, через несколько днейвыписали вместе с мамой».

В роли покупателя выступил оперативный сотрудник МВД из соседней республики.

Еще одна сводка: «В обмен на денежные средства в сумме 400 тысяч рублей в одном из кафе злоумышленница передала девочку внедренному в систему торговли младенцами оперативнику, который выступил в качестве покупателя ребенка. После сделкисотрудники СК перевезли ребенка в отдел опеки в департамент образования города, где его поместили в Дом малютки. Оперативники разыскивают вероятных сообщников сделки. По версии следствия, ими могут быть врачи, которые работают в больницах городов Северного Кавказа».

А вот информация о суде над сотрудницей перинатального центраи двумя посредниками, которых обвинили в торговле новорожденными:

«В ходе расследования дела было установлено сразу три факта, связанных с продажей новорожденных.В разработку полицейских дело поступило еще три года назад. Тогда инициативный гражданин сообщил о факте продажи ребенка. Оперативники провели «контрольную закупку», а потом задержали всех участников, имена которых фигурировали в двух фактах продажи детей. Также в ходе следствия был установлен еще один случай. Таким образом, в уголовном деле фигурируют два завершенных эпизода продажи детей и покушение на третий.По версии следствия, в торговле младенцами участвовали три человека: лицо, занимающее ответственный пост в роддоме, и два посредника. По данным прокуратуры, сотрудница центра уговаривала рожениц, которые оказались в трудном материальном положении или не планировали детей, продать ребенка.По информации надзорного органа, решение о продаже ребенка в другую семью мать малыша приняла еще до его рождения. По словам «покупательницы», она сомневалась в своей способности родить и решила усыновить ребенка. Женщина материально обеспечена, имеет большую жилплощадь. Отмечается, что до вынесения судебного вердикта ребенка было решено оставить у нее.

По другому факту матерью продаваемого младенца являлась незамужняя молодая девушка с незапланированной беременностью.В предполагаемой купле-продаже участвовала и мать роженицы. Обе женщины боялись осуждения родственников и решили отказаться от нежелательного ребенка. Новорожденного оценили в миллион рублей. Подставной покупатель передал 700 тысяч продавцу и 250 – матери ребенка. Еще 50 тысяч были потрачены на одежду и гигиенические принадлежности для роженицы и малыша.Третий эпизод не оконченный. По сообщению прокуратуры, реальной продажи не было, но деньги были отданы как задаток для стимулирования поиска женщины, готовой пойти на сделку.Досудебное расследование проводилось по статье «Торговля несовершеннолетними»…

Изучив все детали обнародованных фактов торговли детьми, Альбина поняла, что та схема, которую ей предложила подруга, пока еще неизвестна или не отработана сотрудниками правоохранительных органов. Она узнала, что семейный и корпоративный подряд на черном рынке материнства не редкость, прочитала еще, что есть даже такие случаи, когда женщине, например, чтобы получить материнский капитал на второго ребенка, можно просто купить справку в роддоме и зарегистрировать несуществующего младенца в ЗАГСе.

«Чего только не придумывают аферисты, и не боятся же наказания!» – подумала Альбина.

Женщина и не заметила, как оказалась в съемной почасовой квартире, где начались торги за ребенка. Их вели«будущие» дед и бабушка. Сама мамаша скромно сидела на стуле, потупив взор. Предприимчивые супруги средних лет цинично нахваливают: их будущая внучка – экологически чистый продукт! Они знают, как провернуть дело!Уже найден врач в женской консультации, который по документам проведет несуществующую беременность покупательницы с самого раннего срока…

Альбина понимала, что идет на преступление. Изо всех сил оправдывала себя, что лучше уж она возьмет и воспитает несчастное дитя в достатке и любви, в полной семье, чем ребенок вырастет в детдоме или вообще будет убит после искусственных родов.

На прием к гинекологу женщины ходили вместе. Альбина лично наблюдала развитие плода, трогала живот, разговаривала с будущей дочкой. Родственники и соседи, сослуживцы на работе думали, что она реально беременна, что ей помогли длительное лечение и процедура ЭКО. Альбина вообще была полноватой женщиной, а в просторных платьях для беременных выглядела совершенно естественно. В положенный срок будущая мама ушла в декретный отпуск.

В роддом наша героиня и молодая роженица приехали вместе,глубокой ночью. Их устроили в платную отдельную палату. Девушка родила сама, легко и быстро – и исчезла. Больше Альбина ее не видела.

Выписка прошла пышно, на пороге роддома собралась большая толпа родных и близких, пришли даже сотрудники и соседи.

После выписки из роддома предприимчивая подруга Альбины посоветовала при регистрации ребенка изменить дату и даже месяц рождения, чтобы родная мать, оклемавшись, не смогла разыскать свою дочь. «Такое бывает. Не сразу. Может случиться, через несколько месяцев, а иногда через годы, что у отказниц проснется материнский инстинкт. Часто это происходит, когда женщины, отдавшие своих детей, узнают, что они больше не смогут их иметь», – объясняла Аида.

Аида на время отпуска по уходу за ребенком заняла должность своей подруги – начальника отдела – и сразу установила такие порядки, что сослуживцы просто «взвыли»! Они приходили к Альбине домой, упрашивали выйти на работу.

Как-то Альбина поделилась с подругой своими планами, рассказала, что нашла няню дочке и собирается выйти на работу. Аиду просто перекосило; ничуть не смущаясь, она заявила:

– Даже и не думай! Сиди свой положенный срок дома, иначе я расскажу про купленного ребенка. Кстати, у меня есть видео вашей сделки, его сняли родители биологической матери девочки. Там ты расплачиваешься за ребенка.

Альбина поняла, что быть ей теперь под пятой своей «лучшей» подруги всю жизнь; и самое страшное, если дочь узнает когда-нибудь, что она не родная, а купленная, и что ее обе матери, родная и приемная, совершили преступление.

Только теперь женщина осознала, как необдуманно, преступно легкомысленно она поступила. Ведь можно было удочерить ребенка официально, у нее для этого было все: высокооплачиваемая должность, просторная жилплощадь, супруг – летчик гражданской авиации с хорошей зарплатой.

Прошло несколько лет.Однажды вечером раздался звонок…Звонок из прошлого…

P.S. Торговля младенцами подпадает под статью 127.1 УК РФ «Торговля людьми», максимальное наказание по которой – лишение свободы на срок от 3 до 10 лет. Однакодовести такое дело до суда непросто, ведь и продавцы, и покупатели заинтересованы держать все в секрете.

Эксперты утверждают, что многие люди, желающие стать приемными родителями, идут на такой шаг, как покупка ребенка, из-за сложности процедуры усыновления, которая сопровождается бесконечными бюрократическими проволочками.Госорганы как будто намеренно создают препятствия для кандидатов в приемные родители, поэтому люди вынуждены прибегать кпреступным мерам. Это ужасно, но если бы система усыновления работала без включения коррупционных механизмов, гораздо больше детей обрели бы семьи, и число преступлений по факту торговли людьми было меньше.

Партнеры