Родник животворящий, неисчерпаемый...

На изображении может находиться: текст

 

 

«Музей есть самое мощное, самое сильное средство

для постижения национального самосознания.

Хотите найти национальную идею – идите в музей...»

К.Н. Бестужев-Рюмин

 

Каждая историческая эпоха, меняя облик мира, меняла психологию человека, формируя мощный культурный пласт – бесценные памятники архитектуры, искусства, традиции и обычаи. Образуя мозаичное полотно древнего и нового, расцвеченное современными красками и артефактами прошлого, они несут в себе информацию с кодом будущего Земли, помогая нам разгадать секреты вечного и бесконечного мирозданья.

История в лицах

Директор Акушинского филиала Республиканского национального музея имени А. Тахо-Годи историк Зубалжат Мирзаева уверена, что земля, на которой она родилась, богата раритетами и что пристальное внимание к прошлому не только расширяет кругозор, но и обогащает современную культуру, сохраняет национальное своеобразие. Зубалжат много лет собирала старинную утварь. Директор музея вспоминает, как радовалась каждому экспонату, каждой находке.

Так когда же началось ее увлечение «несерьезным» делом? В свое время, окончив десятилетку, она выбрала исторический факультет университета, выбрала, скорее, по наитию, чем осознанно. Зубалжат видела себя учителем сельской школы, в окружении учеников, которым должна была рассказать все, чему ее научат университетские педагоги…

– Многое зависит от того, каким взглядом ты обозреваешь окружающую тебя действительность, – замечает Зубалжат. – Видишь ли ты обычный горный пейзаж или местность, каждый уголок которой свидетельствует об исторических событиях, людях, участвовавших в них. Она вспоминает знаменитых земляков, своего деда Ису Магомедова. Он был купцом, возил иранские ковры. В центре села Акуша построил дом, считался среди односельчан уважаемым человеком.

– В годы коллективизации, – рассказывает Зубалжат Гусейновна, – он отдал Советской власти самое дорогое – коня с богатым снаряжением. Посватал за своего сына дочь красного партизана М. Андиева, создателя первой партийной ячейки в районе.

Абидат Андиеву, маму нашей героини, хорошо знали в районе, уважали за строгий характер, принципиальность в решении важных вопросов. Будучи рядовым сотрудником сберкассы, она избиралась депутатом районного совета. Авторитет, умение находить с людьми общий язык, знания, идущие от земли, ее корней, позволили Абидат добиться больших успехов в работе, известности среди земляков.

Отец, Гусейн Исаев, мягкий, добрый человек, был великолепным математиком, обладал уникальной памятью, прекрасно знал восточную поэзию. Добрый и справедливый, любил жизнь, наполненную трудовыми буднями, и твердо верил в то, что человек может многое, если не все, только к этому надо стремиться.

– В родителях не было ничего наносного, ханжеского, того, что вызывает недоверие. Так они воспитали и нас, своих детей. Обладая обширными знаниями об истории края, родословной предков, рассказывали о давних событиях, о том, что передавалось из уст в уста, из поколения в поколение – и традиции и обычаи многонационального Дагестана мы, можно сказать, впитали с материнским молоком.

Моя малая родина

Эти исторические экскурсы и сформировали мировоззрение молодого педагога. Заставили размышлять, внимательно присматриваться к тому, что зовется малой родиной. Уже став учителем, она начала собирать окаменевшие моллюски-ракушки, старинную утварь, предметы быта, оружие, рождавшие в голове фантастические сюжеты о всемирном потопе, завоевателях, сражениях…

– Помню, как я водила учеников Симгамахинской средней школы, где работала, на места раскопок, на экскурсии, – рассказывает Зубалжат Гусейновна. – И это было самое счастливое время в моей жизни! Спасибо мужу, он во всем меня поддерживал, был и советчиком, и другом. С Магомед-Габибом мы поженились еще во время учебы в вузе.

Университет Зубалжат оканчивала уже с двумя детьми на руках: сыном Сулейманом и дочерью Салимат. Позже родились дочь Аминат и сын Ялдар. Как признается сама Зубалжат Гусейновна, быт никогда ее не давил, помогали, как могли, родители мужа.

В незамысловатом рассказе она вновь возвращается к годам работы в сельской школе, где сложился необыкновенный коллектив педагогов и обучалось более двухсот учеников. Со временем Зубалжат Гусейновне доверили возглавить объединенную партийную организацию четырех районных школ.

– Это были годы высоких идеалов, – говорит Зубалжат Гусейновна, – мы не только жили в истории, мы чувствовали себя непосредственными участниками грандиозных преобразований.

Счастливый период продолжался до начала 90-х, жестких перестроечных десятилетий. Попав, как и многие дагестанцы, в жернова рыночной экономики, Зубалжат Гусейновна решила заняться предпринимательством. И все поначалу шло неплохо.

– Но в тот период, – констатирует Зубалжат Гусейновна, – состояния как зарабатывались, также легко и терялись. Люди становились банкротами за один день. Но, наверное, и этот этап жизни надо пройти, чтобы осознать, все ли тебе по силам и нужно ли тебе это.

Музей моей души...

Все это время Зубалжат Гусейновна продолжала заниматься любимым делом – сбором раритетов. В этом она находила удовольствие, отвлекаясь от бытовых, материальных проблем. Просторный дом Мирзаевых напоминал музейные экспозиции. Люди, прослышав о том, что она собирает старину, несли к ней ненужные им старинные вещи. Многое приходилось реставрировать. Но попадались совершенно уникальные образцы, которыми мог бы гордиться любой столичный музей. Тогдашний министр культуры Дагестана З. Сулейманова, прослышав о том, что в районе, откуда она родом, существует своеобразный домашний музей, пригласила к себе Зубалжат Гусеновну и сказала: «Уникальный район, на земле которого существуют сотни исторических, этнографических памятников, должен иметь свой музей. Мне кажется, вы с этим делом справитесь». Дагестанский государственный объединенный музей, ныне Национальный музей республики, очень помог ей, выделив из своего фонда более двухсот экспонатов. Но еще больше их хранилось в доме Мирзаевых. Вместе с тем, как это обычно бывает, многое для музейного хозяйства пришлось приобретать за свои средства.

– Любое новое дело сопряжено с трудностями, – замечает Зубалжат Гусейновна. – Прежде всего, необходимо было составить опись экспонатов музея и, самое главное, найти помещение, где он будет располагаться.

Сколько порогов она обила, чтобы заполучить скромное помещение, где расположился тогда музей. Конечно, частичное финансирование, выделенное на ремонт необустроенного здания, не покрыло её личных расходов. На это она просто махнула рукой.

– Пусть не покажутся эти слова громкими, для меня организация музея стала делом всей жизни, – делится Зубалжат Гусейновна. – Больше, чем сельчанам, я хотела доказать себе, что сумею создать музей истории родной земли, куда люди смогут приходить, чтобы как можно больше узнать о своей малой родине, селе и о том, какие бесценные сокровища лежат у них под ногами.

В дыму столетий...

Увлеченность Зубалжат Гусейновны, можно сказать, граничит с некой одержимостью. Взяв найденный экспонат, почти сразу она может дать определение, в каком веке он был создан, завезен ли со стороны или это продукт местных мастеров. Профессиональный взгляд моментально распознает предмет быта или орудие труда в, казалось бы, простом булыжнике. В музее, где практически все сделано ее руками, уютно и тепло, как в горской сакле, здесь не ходят в обуви. И в этом тоже есть свой резон: посетитель, по ее мнению, должен окунуться в атмосферу древних эпох, почувствовать дух столетий.

На каждый экспонат составлен научный паспорт. Директор говорит, что всех, кто впервые приходит в музей, поражает уникальность исторических артефактов. Один из них – каменная зернотёрка, ей больше четырех тысяч лет. Каменные жернова были созданы уже позже. Но и спустя века эти орудия поражают целесообразностью, практичностью. Рядом – экспозиция деревянных изделий: поставцы конца XIX века, домашняя утварь, сохраняющая символику зороастризма, христианские символы в виде крестов. Более поздний период ислама привносит свою идентичность, изображая человека в виде загадочных фигурок, похожих на птиц, зверей. Арабоязычная культура представлена сложными восточными узорами на изделиях из дерева, металла.

Зубалжат Гусейновна гордится, что именно на территории Акушинского района обнаружены следы древних поселений человечества, которым более двух миллионов лет, и может часами рассказывать о каждом экспонате.

– Прикасаясь к великим эпохам, историческим событиям, – признается Зубалжат Гусейновна, – забываешь о мирском, повседневном.

Артефакты прошлого и настоящего

В экспозициях Акушинского музея представлено все многообразие искусства дагестанских мастеров, в том числе и женские костюмы начала прошлого века.

– Столетия прошли, – замечает Зубалжат Гусейновна, – а посмотрите, какое качество сукна, какие строчки!

 На видном месте в уютном кабинете директора выставлен один из образцов кайтагской вышивки. Директор объяснила, что это оберег, считавшийся амулетом для новорожденных детей и молодых семей. До сих пор очень многое в искусстве горских народов, по мнению Мирзаевой, остается загадочным, непознанным.

Директор музея бережно перебирает письма, документы советского периода.

– Какая эпоха, какие были люди! – восхищается она, – жизнь готовы были отдать за свои идеалы!

К особо ценным экспонатам Зубалжат Гусейновна причислила и золотой топорик, полученный фольклорным коллективом из Акуша в 1969 году на Международном фестивале горских народов в Польше, в г. Закопане.

Осмотр экспозиции плавно переходит в ее дом, здесь временно хранятся новоприобретенные экспонаты музея. Зубалжат Гусейновна рассказывает, что не раз обращалась к главам местной администрации за помощью. Но кардинальное решение по строительству нового музея принял лишь глава МО «Акушинский район» Ахмед Магарамов. Разговор зашел и о крупных проектах музея, таких как издание «Книги памяти Акушинского района», книг об известных людях. Еще один проект связан с традиционными национальными костюмами народов Дагестана. А сколько планов в голове у директора – ведомо лишь ей одной!

Спрашиваю, кто сегодня посещает музей?

– Это не только школьники, жители окрестных сел, но и гости из городов и районов Дагестана, российских регионов, из-за рубежа, – говорит Зубалжат Гусейновна. – В книге пожеланий есть и теплые слова благодарности за организацию экспозиций; и записи дагестанских искусствоведов, выражающих восхищение коллекциями глиняной посуды, керамики, древних орудий труда, обрядовых национальных костюмов…

 

Нравственная основа будущего

Зубалжат Гусейновна о многом судит с точки зрения объективной реальности, жизненного опыта. Она уверена, что традиции и обычаи, заложенные в семье, – своеобразная квинтэссенция лучших качеств и основных характеристик народа.

– Все гораздо проще, если судить об исторических параллелях на примерах твоего дома, села, района, – говорит она. – Это система воспитания, национальные обычаи и традиции, патриотизм, качества, которые нельзя очернять в угоду времени.

– Время ожесточило людей, – размышляет Зубалжат Гусейновна, – они перестали улыбаться друг другу, говорить теплые слова; они разобщены, а их сердца ожесточены. Многие дагестанцы не могут найти своего места в жизни. Коммерциализация отношений превращает человеческие чувства в предмет торга. Но я уверена, что Дагестан возродится. В нем есть та крепкая нравственная основа, которой гордились наши предки. Не сомневаюсь, что рано или поздно молодые дагестанцы обратятся к истории Дагестана, начиная с древнейших времен, и убедятся в том, что наши предки, создавая прекрасные образцы культуры и искусства, видели гармонию между природой и человеком. Они были талантливы и мужественны, любили свой народ. Нельзя забывать и богатейший опыт наших межнациональных отношений, основанных на общих духовных, нравственных устоях, на законах чести и справедливости. Именно ими крепка наша земля!

 

Рубрика: 

Свежий номер

Партнеры