Женщина Дагестана

Журнал для семейного чтения. Издается с 1957 г.

Шахнабат Алимагомедова: «Мои земляки радуются рождению девочки в семье»

В Махачкале фасад здания Центра этнической культуры, расписанный под старинный табасаранский ковер, привлекает внимание горожан и гостей столицы. В фойе Центра представлена вся палитра дагестанского прикладного искусства, традиционные ремесла: кубачинские серебряные и золотые изделия, кайтагская вышивка, гоцатлинские кинжалы, работы по дереву унцукульских мастеров, балхарская керамика, резное дерево, медно-чеканные предметы домашней утвари, старинные украшения и костюмы горянок из самых разных уголков Дагестана. Но самой и многочисленной, и весомой является коллекция табасаранских ковров ручной работы, которая насчитывает около полутора тысяч экземпляров.

В табасаранских семьях почти все девочки, как только начинают самостоятельно ходить и разговаривать, учатся ковроткачеству. В три года, как и все ее ровесницы, маленькая Шахнабат уже завязывала свои первые узелки, а в четвертом классе самостоятельно соткала ковер. Для табасаранских девочек ткать ковры так же естественно, как и убирать дом, готовить, стирать.

Родилась Шахнабат в селе Межгюль Хивского района в многодетной семье: трое сыновей и семь дочерей у ее родителей. Шахнабат шутит, что в Дагестане, наверное, только ее земляки-табасаранцы радуются рождению девочки. Ведь даже очень маленькая табасараночка уже может принести семье ощутимый доход: ковроткачество для многих табасаранских семей – основной заработок.

 После окончания школы Шахнабат Алимагомедова не думала, что ковроткачество станет ее профессией. Она хорошо училась и сразу поступила в ДГУ на биологический факультет. Получив диплом, девушка вернулась в село и пошла работать в школу, преподавать биологию и химию. Почему биология? Отец Шахнабат Саидмагомед по профессии ветеринар. Вот и пошла Шахнабат по папиным стопам. Но работу в школе пришлось оставить. В те непростые времена учителям было нелегко выжить на мизерную зарплату, которую и платили-то нерегулярно. Так ковроткачество для Шахнабат стало основной работой. О своем деле она рассказывает с удовольствием.

– Моя мама Асият всю жизнь проработала на ковровой фабрике. Она была не просто ковровщицей, а еще и художником-дизайнером, – вспоминает наша героиня. – Благодаря маме я так хорошо разбираюсь во всем, что касается ковроткачества: узорах и красках, нитях и способах изготовления ковров. В Дагестане ковры ткали все народы нашей республики: кумыки, кайтагские даргинцы, лезгины, лакцы, ногайцы. Но самыми известными мастерами считаются табасаранцы, – уточняет Шахнабат Алимагомедова.

По словам директора этноцентра, раньше ковры были не такими нарядными, как сейчас, и служили не для украшения комнаты. Только со временем ковры стали покрывать узорами, которые становились все более сложными и изящными, и по их богатству можно было судить о благосостоянии хозяина. Ковры стали предметом роскоши, не теряя при этом своего первоначального назначения, и из бедных саклей перекочевали в дома богачей.

Сегодня безворсовые и ворсовые табасаранские ковры есть в каждом дагестанском доме: сумахи, давагины, паласы, килимы поражают и радуют глаз красивыми орнаментами. Их вешали на стену, стелили под ноги, и сейчас в некоторых домах полы устланы великолепными экземплярами – толстыми, с высоким ворсом и очень приятными на ощупь. Шахнабат Алимагомедова рассказала о том, сколько времени и труда стоит один такой шедевр:

 – Обычно ковер ткут месяцев шесть. Для того чтобы выткать ковер, нужны большое терпение, хорошие навыки и творческий подход мастерицы. Из одних и тех же ниток, одинаковых цветов, на идентичных станках две ковровщицы соткут два совершенно разных ковра, – дополняет свой рассказ Шахнабат. – Большой качественный табасаранский ковер во все времена стоил дорого. Раньше его цена была равна стоимости двух-трех лошадей, а сегодня ручная работа стоит как новый автомобиль.

Внушительная стопка ковров, сложенных в фойе этноцентра, напоминает исполинскую книгу. Знатоки ковроделия считают, что эти «страницы книг» пишутся уже тысячи лет: ковер – это не обычный предмет, он наполнен смыслом. В горах говорят, что хозяин старинных ковров имеет богатую библиотеку, ибо в узорах ковров зашифрована информация: секреты, признания, наставления будущим поколениям. Самый крошечный символ в узоре ковра имеет значение, каждый штрих хранит знание многих поколений.

– В центре ковра обычно выткан медальон, вокруг которого расположен орнамент. На старых узорах в центре изображали Землю, теперь ткут Солнце. Бордюр ковра собирает узор воедино, чтобы в доме был порядок. В нем всегда есть кайма, символизирующая бесконечность. Но есть ковры и с геометрическими фигурами. Красный цвет, означающий огонь, всегда был преобладающим в ковроткачестве. Его получали из марены – растения с желтыми цветами и длинным багровым корнем. Марена обильно росла в Южном Дагестане и давала людям натуральные краски, которые отличались изысканными оттенками. Корни марены украшают даже герб Дербента. Синяя краска использовалась меньше. Индиго был дорогой краситель, – говорит собеседница.

– Ковроткачество сегодня – это возрождающийся промысел, перспективный, потому что ручная работа востребована всегда – она несет в дом тепло и уют. Сегодня, кроме табасаранцев, коврами мало кто занимается, а настоящих, хороших мастериц трудно найти даже среди наших землячек. Старинные ковры в 90-е годы прошлого века распродали за копейки за границу, в Дагестане их осталось мало. Не зря говорят, что 90-е уничтожили целый пласт культуры и вырвали из нашей жизни целое поколение, о котором действительно можно сказать «потерянное». Но Шахнабат надеется, что традиционное ковроткачество в Дагестане еще можно сохранить. Для этого нужно создать благоприятные условия, и тогда уходящему поколению табасаранских ковровщиц придут на смену их дочери и внучки.

Именно с желания сохранить и приумножить наши культурные ценности – как духовные, так и материальные, так как одно неразрывно связано с другим – возникла идея создания такого этнического центра. И собрать богатую коллекцию экспонатов удалось благодаря дальновидности попечителя центра, депутата Государственной Думы Магомедкади Гасанова.

– Центр этнической культуры существует уже пять лет, – рассказывает Шахнабат Алимагомедова. – Мы предлагаем посетителям арт-проекты, тематические экскурсии, мастер-классы по ковроткачеству. Здесь можно полюбоваться экспонатами и даже приобрести антиквариат, современные изделия народных умельцев Дагестана. Это особое пространство, которое обеспечивает возможность присутствия истории в сегодняшнем дне и возможность, гарантию присутствия сегодняшнего дня в будущем. Помимо трех основных назначений: собирать, хранить, показывать, – главная наша задача – воспитывать в дагестанцах историческое сознание, понимание, что они – часть истории и культуры Дагестана.

 Каждый месяц в этноцентре проходят выставки не только умельцев, представляющих народные промыслы, но и художников новых направлений и жанров изобразительного искусства. Этноцентр дает возможность в городской суете, в шуме оживленной улицы остановиться на бегу, отдышаться и зайти в обитель старины, отойти от насущных проблем и предаться созерцанию прекрасного, в тиши, в окружении экспонатов, пришедших, в прямом смысле, из глубины веков.

Виолетта Ратенкова

 

 

Рубрика: 
Фото: