понедельник, 26 февраля 2024
6+

"Я убила мужа!"

Героиня этого очерка – красивая, образованная, воспитанная молодая женщина. Срок получила за убийство мужа…Трудно было в это поверить –настолько эта кровавая история не вязалась с ее симпатичным образом. Как такое могло случиться?! Судите сами… (имена в рассказе изменены).

Знаки судьбы

Мы познакомились с Арсеном, когда я уже заканчивала университет.  Он появился в нашей̆ студенческой компании случайно. Его привел на вечеринку однокурсник, и я почему-то сразу подумала: он будет моим мужем! Как в письме Татьяны Лариной: «И в мыслях молвила – вот он!»

Наверное, такой бывает любовь с первого взгляда: как будто током ударило! Весь вечер он не сводил с меня глаз; признаюсь, что и я не скрывала своей заинтересованности. Уходили с вечера мы уже вместе.

Проходя мимо клумбы, Арсен вытащил из кармана нож и как-то  залихватски раскрыл его; лезвие ярко блеснуло под светом фонаря. Почему-то у меня резко потемнело в глазах, так что я даже испугалась! А он, улыбаясь, срезал розу и торжественно вручил ее мне. Я взяла розу и сразу укололась, брызнула кровь из пальца – еле остановили.

Арсен был видным, красивым парнем. Он мне рассказал, что после окончания школы подрался и, чтобы не посадили, подсуетился и почти сбежал в армию. После службы поступать в вуз не стал. Работал в автосервисе, прилично получал и много тратил на меня и на всю нашу компанию.

Арсен сразу предложил пожениться. Случайно оказалось, что наши предки – выходцы из одного района Дагестана, но из разных селений. Родители  согласились. Мы сыграли современную пышную свадьбу.

«Медовый месяц»

Впервые он ударил меня через две недели после свадьбы. Мы пригласили его друзей на шашлыки. Арсен сильно напился и приревновал к другу, который был у нас в гостях с женой. Мы ужинали в беседке у нас во дворе, и дело шло к чаепитию. Я сидела на лавочке, как вдруг он со всего маху ударил меня ногой в лицо. Я упала и напоролась на торчащий̆ из дерева штырь. Еще пара сантиметров – и железо пробило бы глаз. Все вокруг потемнело. Я потеряла сознание. Друзья вызвали «скорую», а медики – полицию. Приехавшим сотрудникам я сказала, что поранилась сама. Я даже не хотела думать, что его могут забрать и посадить. Кое-как уложили его спать, а наутро Арс удивился: откуда у меня такая страшная гематома на лице? Не верил, что сделал такое, и горячо извинялся. Я простила. Любила очень, и первое время он казался самым лучшим и нежным человеком, которого я когда-либо встречала...

Домашнее насилие

После этого события вновь воцарился медовый месяц. Но ненадолго и только по будням. Уже с вечера пятницы он напивался и превращался в монстра. Необоснованная ревность доводила его до исступления: он вспоминал какие-то «подозрительные» эпизоды, придумывал себе, что кто-то бросил на меня сальный взгляд, а  я, вроде как, улыбнулась кому-то. Муж обзывал моих знакомых, а когда я за них заступалась, набрасывался с кулаками. Полицию я не вызывала, в больницу не обращалась – боялась, что не смогу жить, если его посадят или он бросит меня. Потом и сама не раз выгоняла его из дома моих родителей, где мы жили. И каждый раз, после бурной ссоры с рукоприкладством, через несколько дней̆ мы снова мирились и жили вместе. Он обещал, что изменится. Я верила и надеялась, что его исправит рождение ребенка. Но он все чаще приходил пьяным, бил меня и беременную, а когда родилась Диана,стало окончательно ясно: ничего не изменится!

Поддавшись уговорам родителей, я попросила Арсена уйти.

Муж понял, что на этот раз потеряет меня по-настоящему, и следующие недели ухаживал так, как не ухаживал никогда, даже до свадьбы. И я снова поверила! Но уже через пару дней он запинал, забил меня до полусмерти и столкнул меня  с лестницы. Продолжал бить меня ногами и на крыльце. К нам как раз приехала свекровь из села, и она еле-еле оттащила его от меня. Я чудом не стала калекой.

Соседи не вмешивались, привыкли к нашим частым скандалам, да и родители уже не лезли в наши отношения, хотя мама умоляла меня порвать с мужем. Она говорила: «Посмотри в его глаза! В них столько злобы!» Но ее слова на меня не действовали. Родители только вздыхали, предупреждали меня, что рано или поздно мы поубиваем друг друга. Вряд ли тогда они думали, что убийцей буду я.

Случилось наоборот

Однажды мы приехали со свадьбы друзей из другого города. Усталая, я легла спать пораньше. Проснулась в 10 вечера от шума: Арс пил и ругался с моим отцом в другой комнате. Я испугалась, что он затеет драку с папой, и позвонила сестре, попросила ее приехать с ее мужем. Только положила трубку, в дверях появился муж: он услышал мой разговор. Не успела я и рта открыть, как он набросился на меня и начал душить. 

Я пыталась расцепить его пальцы, но хватка была железной. Я поняла, что в этот раз муж не издевался надо мною и не пугал – он меня убивал.

Собрав последние силы, я оттолкнула его, схватила со стола нож и крикнула: «Отстань от меня!» Арсен  аж захрипел от злости: «Ну, давай, режь!» – и бросился на меня. Я закрыла глаза и резко выбросила руку с ножом вперед. Все произошло мгновенно. Когда открыла глаза, из груди мужа хлестала кровь. Он обмяк и медленно оседал на пол. Я начала звать на помощь – из комнаты выбежали отец с матерью.

Помню, как стояла у ворот – ждала «скорую». Они были частые гости у нас, но медпомощь обычно оказывали мне. Подъехала скорая. «Вот, посмотрите, может, на дому помощь окажете?»  «А кому помощь? Трупу?» – мрачно отозвался врач.

 Время, казалось, остановилось. «Какому трупу? Вы что, обалдели?»  Кинулась к мужу – он был уже холодный и какой-то серый. Я почувствовала, что задыхаюсь, хотя теперь меня никто не душил и – я почему-то сразу об этом подумала – больше душить не будет!

Следствие

«Я просто хотела, чтобы он меня отпустил... Я просто хотела, чтобы он меня отпустил...», – повторяла я, пока меня везли в отделение. Там записали показания, а следователь язвительно сказал: «На вас нет никаких следов насилия». Экспертиза обнаружила у меня на шее всего один темно-красный отпечаток его пальца. Потом вскрытие показало, что у Арсена пробита ножом грудная кость – настолько сильным был мой удар. Ночью в РОВД я думала о дочери: как она будет жить, если меня надолго посадят, сможет ли простить меня за убийство отца?

Из СИЗО меня выпустили под расписку о невыезде на третьи сутки. Я хотела поехать в село на похороны, но родители испугались: «Да тебя его родня рядом положит!» Свекровь меня так и не простила, хотя мы общаемся, и я помогаю ей, чем могу.

Следствие длилось полтора месяца. Родители влезли в долги, наняли адвоката. Доказать самооборону не удалось – меня обвинили в умышленном убийстве.

Суд

Состоялось последнее слушание. Судья вернулась в зал, чтобы огласить решение. Мои ноги стали ватными. Она открыла папку: «Признана виновной по статье 105, части 1-й, Уголовного кодекса Российской Федерации и приговорена к 6 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима». Я разрыдалась, на меня надели наручники и увели.

Зона не как в кино!

После суда меня тем же вечером отконвоировали в колонию. Шла по чистым дорожкам мимо корпусов с цветами в окнах и удивлялась: все  это напоминало пионерлагерь. Кошмаров, о которых рассказывают в новостях и показывают в сериалах, я не увидела ни в СИЗО, ни на зоне. Меня не били, не оскорбляли…

 Самое страшное, с чем сталкиваешься, – тяжелый труд. Меня определили в цех шить одежду для полиции. На сон оставалось очень мало времени. Заключенные терпят, лишь бы получить условно-досрочное освобождение. Я там не молчала, указывала на нарушение нашего режима, «умничала», как говорится, щеголяла знанием трудового кодекса и часто получала так называемое «нарушение». Приходилось отрабатывать: помогать в столовой, мыть баню после всех, разгружать фуры с картошкой.

Отдушиной для меня было участие в концертах. Мы ставили пьесы, например, к 9 мая подготовили «А зори здесь тихие». Желающих играть находилось немного: «плясать для конвоя» считалось позорным. А мне нравилось. Я жила этими выступлениями.

Но больше всего я ждала свиданий с родителями и доченькой. Раз в три месяца они приезжали на короткую четырехчасовую встречу и так же на длительное свидание. Снимали на пару суток комнату в спецобщежитии, и в эти дни я вспоминала, какая она – обычная жизнь: внимательный взгляд отца, теплые руки мамы и сладкие объятия моего ребенка, любимая домашняя еда. Там ловишь каждый миг общения с родными людьми, а потом долго живешь этими воспоминаниями.

Освободилась по УДО через 4 года благодаря хлопотам моих родителей. Вернувшись домой, с порога обняла дочку и уже в который раз попросила у нее прощение. Но дочь ответила, совсем как взрослая: «Мама, ты не виновата, виноват тот, кто заставил тебя это сделать». Она даже не произнесла слово – папа. Ее безусловная любовь – лучшее, что случилось со мной в жизни!

Новая жизнь

Я снова замужем и я счастлива! В прошлом году у меня родился ребенок. Мой муж Рустам слова грубого никогда не скажет, окружает заботой и по праздникам, и по будням. Даже представить не могла, что можно жить дружно всегда, а не от скандала к скандалу. Недавно сдала на водительские права, муж мне купил машину, создаю свой бизнес. В профессию я не вернусь… Я ведь училась в школе на отлично, потом окончила вуз, не скажу какой… Несмотря на тяжелую личную жизнь, даже смогла защитить ученую степень, я кандидат физико-математических наук. Работала преподавателем, но как стыдно было с синяками на работу ходить! Как ни закрашивай, ни маскируй, студенты все замечали. Я ведь была почти их ровесницей!

Не жалею ни о чем

Наверное, это прозвучит странно, но я не жалею о том, что произошло в тот страшный вечер, что отсидела в колонии. Многое переоценила и поняла, как сильно хочу жить обычной тихой семейной жизнью, помогать родителям, растить детей и уважать себя. Я только недавно почувствовала, как это бывает, когда тебя любят по-настоящему. К сожалению, мы не можем предугадать, как сложится наша жизнь, но теперь я точно знаю: когда мужчина бьет, он не любит, и надо сразу с ним расставаться. Если бы тогда я поняла, что наши с Арсеном «больные» чувства – это путь в бездну, убежала бы от него, не оглядываясь. Я не придала значения знакам судьбы ни в первый день знакомства с Арсеном – нож, кровь, ослепление, ни в последующие разы…

Я не послушала родителей. Была влюбленная, молодая,  упрямая. К сожалению, мы учимся жизни только на своих собственных горьких ошибках.

Выключка

Случаи, когда женщины убивают своих мужей или любовников, достаточно редки. Так, всего 15% убийств были совершены женщинами, в то время как 60% жен были убиты своими мужьями или партнерами. Часто женщины убивают мужа,защищая жизнь ребенка или собственную жизнь, ипри определении наказания это считается смягчающим обстоятельством.

Виолетта Ратенкова

Новый номер