вторник, 03 октября 2023
6+

Счастье семьи Магомедсалиховых…

Кто бы спорил с тем, что судьба – это характер человека, определяющий его жизнь; и значит, путь земной во многом предопределен, а профессиональный выбор не случаен.

Вот и наша героиня, размышляя о предназначенности своего служения, замечает, что врачебное дело – все-таки категория нравственная. И исходя из этого постулата, выбирая между личным и долгом, она следует клятве Гиппократа, а ещё – жертвенности, без которой невозможно представить все то, что держит человека на земле.

Романтика людей в белых халатах

Зулжат Кебедовна Магомедсалихова никогда не ставила перед собой недостижимых целей. Но, обучаясь в Дагмединституте и выбрав педиатрию, сделала для себя вывод, что должна заниматься узкой специализацией, связывая ее с прикладной медициной; была уверена, что здесь она сможет сделать что-то такое, что поможет излечить больного ребенка. Она задумывается, когда я спрашиваю, что вообще потянуло ее в медицину – преемственность, а может просто романтика людей в белых халатах, спасающих жизни? Она улыбается и признается, что выбор будущей профессиональной деятельности оказался случайным, и только со временем она поняла, что ничего случайного в жизни не бывает.

– Семья была большая, – рассказывает она, – трое братьев и пять сестер. И надо было не просто самостоятельным быть, но трудиться наравне со взрослыми, заниматься крестьянским трудом, сызмальства знать цену каждой копейке. Тогда она думала о том, чтобы помочь семье, и поступила в Буйнакское медучилище, успешно окончила его. Но впереди ещё ждала учеба в вузе, научно-исследовательская деятельность.

Цельная личность, она часто вспоминает родной Гуни Казбековского района, где, по ее признанию, обрела то чувство родины, что сформировало ее как личность.

– Родовые корни моих предков уходят в глубь веков, – рассуждает она, – помогая выстоять и держать крепко в руках свое дело. Общинная устроенность жизни горцев, на протяжении веков создававшая своеобразную горскую ментальность воинов и землепашцев, сказителей и певцов, целителей и пророков, сформировала особую идентичность. И эта исконность ведет по жизни и ныне в непростом веке, в котором надо устоять.

Партийным человеком называет она своего отца, механика по роду деятельности, необычайно ответственного человека, чей безусловный авторитет признавали все сельчане.

– Отец не умел кривить душой и был честен перед собой и окружающими. Он работал заместителем  управляющего районной сельхозтехникой, а это в аграрном районе главная фигура, – улыбается она, – руководил филиалом одного из республиканских заводов, обеспечивая рабочие места на селе и в то же время оказывая необходимую помощь экономике республики. Он учил нас, что любая специальность хороша, но главное – любить свое дело, владеть тонкостями профессии.

Врач до мозга костей…

Зулжат Кебедовна признается, что среди ее братьев и сестер есть как люди рабочих профессий, так и военные, прорабы-строители, технари и врачеватели. Но главное – среди них нет равнодушных, для которых работа – рутина, только средство для существования.

Как всё начиналось? Она вспоминает годы учебы в Буйнакском медучилище, научившие её необходимым для медика качествам – состраданию, терпению, вниманию. Уже тогда она поняла, что обязательно станет врачом. Сказано – сделано! И вот она уже студентка Дагмединститута.

Ее увлечение педиатрией, как показала жизнь, оказалось правильным выбором. Позже, будучи опытным специалистом, она освоила уникальную методику Войта-терапии, овладела эффективным методом восстановления и формирования двигательных навыков у детей и взрослых с поражением центральной нервной системы, научилась  справляться с такими сложными диагнозами, как ДЦП, рассеянный склероз, с заболеваниями, связанными с позвоночником, тазобедренными суставами, параличом конечностей или их деформацией, травмами конечностей, атрофией мышц, расстройством функций жевания, глотания, дыхания.

Ее серьезно увлекла эта методика. Врач рассказывает, что впервые она была создана в 50-е годы прошлого века. И названа в честь чешского детского невролога Вацлава Войты, работы которого были связаны с реабилитацией детей с ДЦП.

– Коллективный труд невролога объединил в себе навыки и достижения неврологии, нейрофизиологии, онтогенеза, биомеханики, мануальной терапии. Таким образом, альтернативная медицина позволяет воздействовать на нервную систему посредством надавливания на определенные рефлекторные точки, – рассказывает Зулжат Кебедовна.

Принцип Войта-терапии…

– Принцип этого метода, – увлеченно делится единственный в республике врач-Войта-терапевт, – заключается в нахождении точек, обладающих повышенной чувствительностью. В этом случае трудно переоценить лечебную методологию, и очень важно вовремя вмешаться в процесс формирования детского организма, чтобы избежать негативных последствий болезни, которые могут превратить ребенка в инвалида.

Это клиническое направление, по мнению, не просто перспективное, оно занимает отдельное место в статистике наиболее успешных методик, популярность которых не вызывает сомнений в медицинской среде. Опытный педиатр, она напоминает, что ее исследовательской деятельности предшествовал период врачебной практической медицины, позволяющий уверенно применять полученные знания и совершенствовать базу знаний на основе достижений медиков-единомышленников. Много лет она как  врач проработала в республиканской детской многопрофильной больнице, позже перешла в детскую больницу восстановительного лечения, прошла несколько профильных специализаций, получив на кафедре лечебной физкультуры сертификат врача ЛФК.

Зулжат Кебедовна увлеченно рассказывает о центре Кинзерского, расположенном в Челябинске, на базе которого обучаются не только российские специалисты, но и зарубежные врачи. Там уникальная методика обогащается новыми, родственными направлениями, позволяющими эффективно справляться с тяжелыми патологиями. Дагестанский врач входит в группу актива Войта-клуба, состоящего из выпускников Международного общества Войта.

– Войта-терапия, может быть, не панацея, – рассуждает она, – но ее уникальность в том, что, когда раздражаешь определенные зоны (зоны Войта), отправляется сигнал в мозг, запуская с его помощью глобальный алгоритм движения, при котором возможен рефлекторный переворот и рефлекторное ползание. И учитывая, что этим механизмам движения соответствует определенный возраст развития, используя пластичность мозга ребенка, врач способствует и психоэмоциональному развитию ребенка, лучшей нейрорегуляции процессов, происходящих в организме.

 Зулжат Кебедовна отмечает, что терапия до трех лет приносит ощутимые результаты. И ребенок обретает статус здорового человека, добиваясь полного излечения от тяжелого недуга.

Я интересуюсь, существует ли в республике школа для врачей в области Войта-технологий?

– Сегодня в медицине существует немало альтернативных способов лечения по целому комплексу сложных заболеваний, – говорит она. – Накоплен опыт уникальных методик, в том числе в  Войта-специализации. И, безусловно, в самых ближайших планах – создание Войта-центра, который бы оказывал помощь детям с тяжелыми патологиями центральной нервной системы. Он должен работать по полному циклу лечения и дальнейшей реабилитации, применяя обучающие методики, когда родители получают навыки необходимого массажа, используя так называемый прикладной анализ поведенческой модели ребенка. Терапия по Войта является фундаментальной и целостной, поэтому может применяться в самых разных областях и распространяется на большинство медицинских дисциплин.

Алгоритмы методики будущего

– Комплексность глобальных двигательных алгоритмов с учетом собранных результатов и накопленного опыта, – рассказывает Зулжат Кебедовна, – позволяет целесообразно применять эти алгоритмы не только в детской неврологии и ортопедии, но и для взрослых. Применение терапии по Войта возможно для пациентов в любом возрасте в случае сохранения нейромышечной связи. В своей практике мне приходится сталкиваться с самыми тяжелыми патологиями. И поверьте, что психологический фактор, уверенность не только врача, но и родителей в успешном лечении выступает как основной, позволяет добиваться необыкновенных результатов, поскольку на ребенке сказывается настрой родителей. И важно, чтобы родители осознавали, что они – связующее звено между ребенком и врачом.

Внимательная, терпеливая Зулжат Кебедовна ассоциируется с классическим образом врача, для которого важен конечный результат, который учитывает человеческий фактор – ведь это первооснова как для специалиста, применяющего самые современные технологии, так и для земского доктора, который ставил диагноз, внимательно выслушивая жалобы больного и пользуясь простой слуховой трубочкой.

– И в этом заключается высокий профессионализм врача, – говорит  моя собеседница, – в этом его предназначение: лечить не только традиционными средствами или самыми современными достижениями медицины, но и применять деонтологию – науку лечения словом.

Интересный собеседник, размышляющий человек, неравнодушный и в то же время спокойный, Зулжат Кебедовна не делает скоропалительных выводов, заставляя прислушиваться к своему мнению, мнению врачевателя души и тела.

Размышляя о народной медицине, она признает, что это кладезь для официальной отрасли, но важно не идти на поводу популистов, а черпать знания у тех, кто руководствуется врачебными методиками наряду с народными. И Войта-терапия, производная народных способов лечения, излечивающих от серьезных заболеваний с помощью точечного массажа, иглотерапии и других бесценных методов «народников», позволяет исцелять те заболевания, с которыми не всегда может справиться современная медицина.

Семья – бесконечное творчество…

Разговор наш плавно переходил из одного направления в другое, и каждый раз я открывала для себя новые черты характера, из которых складывалась мозаика образа нашей современницы, живущей в гармонии с собой и окружающим миром. Легко ли ей это дается? Сопереживающая, принимающая чужую боль как свою, она создает вокруг себя особую атмосферу тепла и любви, считая, что иначе не стоит жить. И кажется, что она аккумулирует в себе солнечную энергию, щедро делясь ею с людьми.

Вместе с семьей Зулжат Кебедовна часто бывает в родном Гуни, где всё напоминает о большом старинном роде, родителях, о маме, которую она потеряла во время эпидемии коронавирусной инфекции, несмотря на то, что близкие сделали все, что могли.

 Ее собственная семья – особый мир, где каждый – родной и близкий человек. Супруг, Хайбула Гамзатович, работает в Институте истории археологии и этнографии Дагестанского федерального исследовательского центра РАН, он доктор наук.

– Ученый в чистом виде, – шутит Зулжат Кебедовна.

Дочь, Субханат, следуя родительскому принципу «все зависит от тебя», выбрала для себя профессию дизайнера. И состоялась в своем деле, которое ей по сердцу; она востребована и счастлива в своем выборе. Замужем и уже подарила своим родителям внучку Дайганат.

В семье Магомедсалиховых умеют ценить время. Но это не означает, что они замыкаются на работе. Нет, они живут своими интересами, да такими, что делает их жизнь разнообразной и интересной; они много читают, любят собираться своей семьей, встречаться с близкими, родными людьми, друзьями. Не в этом ли счастье?

Рубрика: 

Новый номер