понедельник, 30 января 2023
6+

Три сестры

       По дороге в село Кандик Хивского района Дагестана, откуда родом наши героини,  сестры Анаханум, Гульбахар и Динара, в девичестве Рамазановы,  непроизвольно возникла аналогия с хрестоматийным чеховским произведением «Три сестры». Но когда я услышала о нелегкой, драматической жизни трех простых женщин, из всех этих ассоциаций остались только две. Первая – у трех сестер тоже есть брат, да не один, а пятеро, как заведено в традиционных больших табасаранских семьях, и второе сравнение – отношение к труду и к людям труда. Помните, как у Чехова? «Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги».

Такая же твердая гражданская позиция и у наших героинь, как  в отношении любви к труду, так и в чувстве долга перед Родиной. Так их воспитали родители – Сафар и Агамурад Рамазановы, обычные сельские труженики. Кстати сказать, 87 кандикцев  – военнослужащие, которые принимают участие в спецоперации на Донбассе с первого дня.

Вторая жизнь

Непререкаемые семейные ценности, а еще единство, сплоченность и самопожертвование –  главное богатство этой семьи.

Прошло уже 14 лет, как старшая из трех сестер, Анаханум,  отдала свою почку самому старшему брату Мавзудину. Ей было всего 33 года, когда у него после тяжело перенесенного гриппа отказали обе почки. Брат нуждался в срочной пересадке. Да, помочь брату готовы были все братья и сестры Рамазановы, но идеально по всем параметрам подошла только ее почка…

– Операцию провели по квоте Минздрава. Мы с Мавзудином приехали в Москву, в НИИ трансплантологии. После операции меня выписали через две недели, а брат – ему тогда было всего 42 года – проходил реабилитацию в течение еще двух с половиной месяцев. Я очень переживала за него, молилась, чтобы не произошло отторжение. Но все прошло успешно.

Мавзудин – профессиональный художник, окончил  художественное училище и худграф ДГПИ. Занимается резьбой по дереву. Мы с ним живем в Дербенте со своими семьями. Я без сомнений стала донором, потому что уже родила двоих сыновей, а младшим сестренкам тогда еще только предстояло стать матерями. А еще  незадолго до болезни брата я видела вещий сон, в котором мне было предсказано, что его жизнь  зависит от меня. Знаете, ведь не только в Москве, но и у нас в республике были люди, которые сомневались: а не по принуждению ли пошла женщина из Дагестана на такой опасный для жизни и здоровья шаг – добровольно и бесплатно отдала почку брату?

Новая жизнь

 Не менее удивительна и драматична судьба и второй сестры – Гульбахар. Выйдя замуж за одноклассника, соседа, Гуля родила двоих сыновей. Жили они с мужем, работали, занимались хозяйством, растили детей, как вдруг семью постигло горе: их младший сын заболел лейкемией. Ему нужна была пересадка костного мозга, а ДНК старшего ее мальчика не подошел братишке. И тут спасение пришло само: Гульбахар узнала, что вновь станет матерью. Появилась надежда, что третий ребенок сможет быть донором. Каково же было удивление, когда выяснилось, что у Гули будет не один ребенок, а двойня. Случилось чудо: один из новорожденных близнецов идеально подошел для пересадки костного мозга и подарил новую жизнь старшему брату.

 Беда не приходит одна

 Младшая сестра Динара вышла замуж за двоюродного брата мужа Гульбахар. Сестры стали невестками в очень уважаемом в Кандике роду Исмаиловых. Дружно работали, занимались хозяйством. И сегодня у каждой не менее 5 голов крупного рогатого скота и около 25  мелкого, а еще гуси, индюки, куры, сад-огород... Так живут все на селе. Другой работы-то нет.

 В ежедневном труде шли годы. Но, увы, младшая сестренка так и не стала мамой. Через 10 лет супружеской жизни, испробовав все средства современной медицины, Динара с мужем решили усыновить ребенка. Малышу было всего шесть дней от роду, когда они стали его родителями. Этот день был для них самым счастливым в жизни. Сегодня их сыну Мураду уже 11 лет. Он во всем помогает по дому и мечтает стать врачом, чтобы всех вылечить, и чтобы в их большом дружном тухуме больше никто не болел.

Динара решилась еще на один мужественный шаг. Они с мужем рассказали сыну, что не родные родители ему.

– Пусть лучше от нас узнает правду, чем какой-нибудь «добродеятель», откроет нашему сыну «страшную тайну» и травмирует его психику. Меня спрашивают часто, не боюсь ли, что Мурад, повзрослев, отыщет родных родителей. Я не боюсь. Если я встречу женщину, которая родила такого замечательного ребенка, я скажу огромное спасибо за счастье, которое она подарила нашей семье. Я каждый день желаю ей здоровья. И даже работников опеки попросила, чтобы они сообщили мне, если эта женщина родит еще и откажется от ребенка, я готова забрать и второго, и третьего. Я бы хотела, чтобы у Мурада были еще братья, хотя у нас в тухуме нет разделения между родными и двоюродными. Живем одной большой дружной семьей.

 Бывает, когда долго нет детей, семьи распадаются. Во вторых семьях у обоих рождаются дети. Нам с мужем предлагали расстаться. Но мы ведь любим друг друга и за долгие годы стали двумя половинами одного целого. У меня идеальный муж: не пьет, не обижает, во всем помогает по хозяйству».

 Второе крыло

 Сестрам Анаханум, Гульбахар и Динаре повезло с мужьями: они их «второе крыло», всегда и во всем поддерживают своих красавиц-жен. Например, братья Исмаиловы всегда вместе или вместо жен делают любую домашнюю работу и никогда не говорят, как некоторые другие мужчины:  это женская работа, и мне ее сделать – значит нарушить кодекс горца.

Муж Анаханум сам хотел поделиться почкой с шурином Мавзудином, чтобы сохранить здоровье жены. Но впоследствии (уже внуки у них были)  ударила седина в бороду.  И как-то раз Анаханум, проводив мужа на заработки в другой регион страны, так и не дождалась его домой – остался на чужбине с другой женщиной.

Сплетенье  нитей, рук и судеб

 Анаханум не сломалась только благодаря поддержке братьев и сестер. Она счастливая мама, заботливая бабушка и любимая старшая сестра. Часто навещает своих родных в Кандике. Здесь, как  в любом табасаранском селе, в каждом доме есть старинный ткацкий станок. Три сестры, оставив домашние хлопоты, как в юности, садятся ткать очередной ковер. Они соткали втроем более 50 больших ковров и сумахов и сбились со счета, сколько соткано ими небольших ковров и дорожек.  Все три ковровщицы сидят на одной скамейке, движения их шести рук синхронны и слаженны, словно это один человек, как шестирукое  индийское  божество Шива. Яркие нити сплетаются в причудливые узоры, как и судьбы трех сестер, легко, но старательно ткущих один ковер на троих.

Женщины настолько привыкли к тактильному контакту, что на подсознательном уровне стараются сплести руки, и так они могут общаться невербально. Вот как сильна в них до сих пор кровная связь! Между тремя сестричками разница в возрасте по три года, что символично.

 Семейные ценности

Почти в унисон, дополняя одна другую, Анаханум, Гульбахар и Динара утверждают, что их семья воспитывает в детях заботу о родных, учит быть терпеливыми и уступчивыми, ответственными и самоотверженными.

 – Должны быть крепкие отношения между всеми членами большой семьи, тухума, ведь семья – это не только папа, мама и дети, но и бабушки с дедушками, дяди и тети, племянники и внуки, – и это залог полноценной, счастливой жизни.

 Для наших, как оказалось, совсем не чеховских, трех сестер из небольшого села Кандик Хивского района Дагестана, тружениц, преодолевших невзгоды,  беречь крепкие родственные связи – это не только обязанность, но и необходимость, так как семья, в прямом смысле этого слова, – их оплот и прочный фундамент.

Виолетта Ратенкова

Место для рекламы

Новый номер