понедельник, 17 июня 2024
6+

Эльмира Ибрагимова. ЗАВЕЩАНИЕ

Ему было всего девять лет, когда мама после рождения маленькой Амины тяжело заболела и слегла. Врачи сказали сразу – положение безнадежно, можно лишь облегчить страдания. Все заботы об их семье вначале легли на бабушку. Так прошло три года, а потом у бабушки отнялись ноги. Уже сидя в инвалидной коляске, она научила маленького Мурада многим премудростям домашнего хозяйства, но вскоре ей пришлось вернуться в дом старшего сына. А все заботы целиком легли на его отца Ахмеда, которому надо было еще и зарабатывать деньги на жизнь.

Но все изменилось в жизни этой многострадальной семьи, когда появилась Татьяна, бывшая коллега и подруга Саиды. В прошлом они вместе работали воспитателями в детском саду. Потом Татьяна вышла замуж и уехала в другой город. Брак не удался из-за частых конфликтов, но главной причиной стало бесплодие Татьяны. Она вернулась в родной город. Узнав о тяжелой болезни подруги, пришла ее проведать, познакомилась с Ахмедом, у которого в тот вечер выпал редкий выходной день. Они долго общались, поначалу вместе с Саидой, а потом, когда она уснула, вдвоем на кухне за чашкой чая. Ахмеда словно прорвало – ему вдруг так захотелось поделиться, рассказать обо всем. А Татьяна умела слушать и сочувствовать. Ахмед пошел провожать Татьяну домой, через час позвонил и сказал Мураду, что его срочно вызвали на объект охраны, нужно заменить кого-то. Конечно же, ни Саиде, ни, тем более, подростку-сыну и в голову не пришло, что в первый же день знакомства Татьяна пригласила Ахмеда к себе. А он, уставший от одиночества, изголодавшийся без внимания и любви, остался у нее ночевать.

 Татьяна стала приходить часто. Через день, работая во вторую смену, она приходила с раннего утра, готовила, убирала, стирала, смотрела за малышкой. Соседи и родственники были в восторге: далеко не каждая родственница возьмет на себя такую нагрузку! Переделав все дела, Татьяна и Ахмед часами сидели на кухне за чашкой чая или кофе. Невозможно было не заметить, как изменился Ахмед: похорошел, все время  шутил и улыбался.

Однажды Мурад застал отца и Татьяну в объятиях друг друга. Мальчик молча вышел из комнаты, а потом долго плакал, спрятавшись от всех. Через неделю он спросил у матери:

– Зачем тетя Таня приходит к нам каждый день?

– Не будь неблагодарным, сынок, Аллах этого не любит. Разве Таня  обязана нам помогать? Разве она не облегчила твою жизнь, Мурад?

Саида хорошо понимала, что именно мучает мальчика, потому что и сама заметила влюбленность мужа и подруги.

– Не хотела говорить с тобой об этом, Мурад, но должна. Жить мне осталось  недолго, ваш папа еще молодой, он не должен оставаться один. Если он женится на Татьяне, она будет относиться  к вам как к родным детям, потому что мы дружили, она любит вашего отца. К тому же своих детей у Тани нет и быть не может. Пообещай мне, Мурад, что не станешь мешать отцу и никогда не обидишь его будущую жену. Обещай, что отнесешься к ней с уважением, как сын, и всегда поможешь,  если она будет нуждаться в твоей помощи. Поклянись.

Мурад, видя, как взволнована мать, пообещал, чтобы успокоить ее.

…Через полгода Саида умерла. Спустя месяц в доме поселилась Татьяна, Ахмед официально женился на ней. Первое время мачеха и в самом деле относилась к детям хорошо, но потом все изменилось. Лишь при отце Татьяна продолжала играть роль любящей, заботливой матери. Маленькая Амина часто плакала от ее окриков и оплеух. Изменился и Ахмед. Никогда ранее не употреблявший алкоголь, он стал пить почти ежедневно. Жена способствовала его дурной привычке: часто приглашала пьющих гостей, покупала алкоголь и составляла ему компанию. Однажды ночью Мурад случайно услышал разговор отца и Татьяны. Отец говорил о предстоящей поездке в Чечню на заработки. Ахмед собирался поработать на стройке в Грозном, приезжая домой на выходные. Татьяне, которая, вопреки приговору врачей о бесплодии, ждала ребенка, эта перспектива понравилась.

– Это хорошо, нам сейчас нужны деньги, приведем квартиру в божеский вид до рождения малыша. Но твои дети... Ведь мне нельзя нервничать, а твои дети нервируют и раздражают меня. Может, отдать их бабушке?

– Она и так нам помогала три года. Сейчас она и сама нездорова. И потом, подумай, что люди скажут? 

Ахмед так и не смог поговорить на эту тему с бывшей тещей. Это сделала Татьяна после его отъезда в Чечню. Бабушка в тот же день забрала детей в семью сына.

Ахмед приходил к детям очень редко. Он постарел, выглядел грустным и подавленным. Поработать в Чечне у него не получилось. Увидев его пару раз выпившим, начальник тут же уволил его. Татьяна потеряла ребенка на раннем сроке и впала в глубокую депрессию: рухнула ее последняя надежда иметь своих детей. После выкидыша она стала совершенно невыносимой и превратила в ад жизнь Ахмеда – теперь ей было все равно, на ком срывать свое зло на жизнь.

Ахмед стал пить беспробудно, и однажды его нашли мертвым в старом парке недалеко от дома.

После похорон Ахмеда родственники спросили Татьяну о квартире, в которой дети были прописаны с рождения. И тут она ошеломила всех новостью: квартира была продана Ахмедом полгода назад. На вопрос родственников, где же деньги от продажи, Татьяна ответила, что это знает лишь Ахмед. У него были долги, часть он пропил, а часть проиграл и потерял. Все понимали, что Татьяна говорит неправду, но сделать ничего не могли.

После сорока дней Татьяна уехала в Подмосковье к племяннице. Одна из соседок сказала, что Татьяна увезла деньги с собой, собираясь купить квартиру в Подмосковье.

Через год, окончив девять классов, Мурад поступил в училище, выбрав то, где было общежитие. В пятнадцать лет он стал совершенно самостоятельным. Хорошо учился,  устроился в бригаду по ремонту квартир и работал по ночам. Он содержал себя сам, а их с сестрой пенсию оставил жене дяди, попросив позаботиться об Аминке. По окончании училища восемнадцатилетний Мурад поехал вместе с друзьями на Север, в Норильск. Там Мурад проработал два года. Каждый месяц он отправлял деньги сестре. Потом им предложили поехать на золотые прииски в Амурской области. Деньги они там заработали  немалые. Мурад на них открыл магазин автозапчастей и небольшое кафе. В жизни брата и сестры наступила, наконец, светлая полоса. Аминка поступила в университет, на втором курсе к ней посватался хороший парень.

Мурад женился через год после свадьбы сестры. Его избранницей стала девушка, которая пришла по объявлению устраиваться на работу в его кафе. Он проходил мимо, когда администратор проводил собеседование, и услышал ее имя: Саида. У него дрогнуло сердце, вдруг вспомнилась мама, и он обернулся посмотреть на девушку. Она и правда была похожа на его маму – такие же зеленые глаза, темно-русые волосы. Администратор сказал, что мучницу уже взяли, но могут предложить работу кассира, уборщицы и официантки. Саида была рада любой работе: ей, детдомовке, надо было оплачивать квартиру. Мурад сказал администратору, чтобы Саиду взяли мучницей.

– Если вы мне доверяете, мы можем открыть отдел выпечки, принимать на нее заказы. Я очень хорошо пеку,  –  бесхитростно сказала девушка.

– Доверяю, – улыбнулся Мурад и, неожиданно для себя, подумал, что он легко доверил бы ей всю свою жизнь.

Саида и правда оказалась мастерицей. Вначале она вместе со второй мучницей пекла только для кафе – пирожки,  чуду, ватрушки и булочки. Спрос превышал предложение, и они приняли на работу еще двух помощниц. Потом стали печь пироги и торты на продажу. Заказов с каждым днем становилось все  больше. 

Мураду очень нравилась Саида. Он все время искал повод лишний раз встретиться и поговорить с ней, но, не имея опыта личной жизни, не знал как завязать более близкое знакомство. Поэтому однажды просто сделал Саиде предложение:

– Саида, ты выйдешь за меня замуж? 

Как ни странно, она не удивилась вопросу, а просто сказала «да». Позже Саида, смеясь, упрекала мужа, что он сделал ей предложение, даже не признавшись  в любви.

Амина очень подружилась с Саидой, а Мурад с удовольствием проводил время с зятем. Бизнес Мурада процветал, он задумывал новые проекты. Вскоре у них с Саидой родился первенец – Ахмед.

Но однажды Мураду позвонила женщина. Представилась Светланой, племянницей Татьяны.

– Слушаю вас, – с трудом сдержавшись, сказал Мурад.

– Татьяна больна, она в тяжелом состоянии. Но у меня нет возможности заниматься ее лечением: у меня работа, муж, дети. Знаю, что она в свое время ухаживала за вашей больной  мамой. Думаю, вы больше обязаны ей, чем я.

– Видимо, вы не в курсе наших отношений, – сказал Мурад, – хотя и живете в доме, купленном на деньги от продажи нашей квартиры. Может быть, год-полтора ваша тетя и в самом деле уделяла нам внимание, да и то, имея далеко идущие планы…

Женщина подхватила:

– Ну вот, Татьяна смотрела за вами год-полтора, и вы посмотрите за ней столько же. Долг платежом красен. Дольше, думаю, она и не проживет.

Мурад рассказал о звонке из Подмосковья на небольшом семейном совете. Родные были возмущены, и Мурад их понимал. Но он помнил слово, данное маме, клятву помочь, если будет нужна его помощь… Через два дня он вылетел в Москву.

В худой, изможденной старушке трудно было узнать Татьяну. Она, увидев Мурада, расплакалась и закрыла лицо руками, повторяя: «Прости меня, Мурад, прости, ради Бога». Мурад привез Татьяну домой, нанял сиделку. Татьяна чувствовала себя плохо, часто из ее комнаты доносились стоны и плач. Тогда  Мурад  уложил  ее в  платную палату отделения кардиологии. После обследования известный профессор-кардиолог сказал, что у Татьяны редкая разновидность болезни сердца. Нужна операция, которую могут сделать за  границей – в Израиле и в Германии. 

– Ты с ума сошел, Мурад? Ты собираешься отвезти эту аферистку,  сгубившую вашего отца и отравившую вам с сестрой  жизнь, на лечение  за границу? – ругали Мурада  все  родные и друзья.

Поддержала его только жена.

– Ты все делаешь правильно, Мурад. Только Бог может судить и наказывать. Эта женщина и так уже наказана жизнью. Прости ее.

Операция и период реабилитации прошли успешно, Татьяна с каждым днем чувствовала себя лучше, перестала задыхаться. Сиделка, которая иногда выводила Татьяну в ближайший парк, сказала Мураду, что она умоляет отвезти ее на кладбище.

– Ладно, завтра поручу вас отвезти. Только ненадолго. Она, наверное, хочет пойти на могилу своей матери.

Вечером сиделка сказала Мураду, что ходили они на мусульманское кладбище и Татьяна подошла к могилам Саиды и Ахмеда, долго плакала, обнимала надгробные камни, просила прощения. Сиделка ничего об их семье не знала и потому не поняла, что Татьяна посетила могилы родителей Мурада.

Прошло полгода. Татьяна больше не нуждалась в специальном уходе и могла обслуживать себя сама. Более того, часто помогала Саиде. Но как только Мурад приходил домой, Татьяна тут же уходила в свою комнату.

– Она весь день так и проводит в уединении? – спросил он как-то у Саиды.

– Нет, когда тебя нет дома, она все время с нами, с Ахмедиком. Очень его любит, с рук не спускает. И при всех своих болячках помогает мне и за ребенком смотреть, и готовить, и в любой работе по дому. Поговори с ней, она очень страдает, часто плачет, хочет повиниться.

– Не могу, Саида. Пойми меня. Нет у меня к ней уже ни злобы, ни обиды, но и  общаться с ней мне не хочется.

Через какое-то время Саида показала Мураду красивое платье и сказала, что это подарок Татьяне ко дню рождения. Вечером Мурад принес две путевки в Кисловодск и сказал жене:

– Хотел купить путевку для Татьяны и передать ее через тебя в день ее рождения. Но потом решил отправить вас на отдых втроем, заберите с собой и Ахмедика. 

Утром, в день своего рождения, Татьяна, позавтракав вместе с Саидой, взяла Ахмеда и вышла с ним на воздух. Чуть позже Саида позвонила ей на мобильный, попросила зайти домой. Ничего не подозревающая Татьяна принесла малыша в комнату. Увидев Мурада, она растерялась, хотела уйти.

– Татьяна, мы с Мурадом хотим поздравить вас с днем рождения. Мурад сделал вам подарок. Через неделю мы  поедем в Кисловодск на отдых.

Татьяна стояла в трех шагах от Мурада, ее глаза были полны слез. Она и забыла про свой день рождения. В такой же растерянности был и Мурад. Он посмотрел на Татьяну, и ему в очередной раз стало ее жалко. Только теперь эта жалость  была  без обиды и презрения, просто жалость.

– Поздравляю, Татьяна. Здоровья вам и всего хорошего, – с трудом сказал он мачехе. Она расплакалась. Увидев, как плачет его любимая няня, заплакал и маленький Ахмед. Саида взяла сына и потихоньку вышла с ним из комнаты. 

– Прости меня, Мурад, – плакала Татьяна. ­– Знаю, меня простить нельзя. Но ты прости, иначе я умереть спокойно не смогу.

 – Я простил, – сказал  вдруг Мурад, чувствуя, что он сейчас говорит правду. – Я вас простил, Татьяна. Пусть и Бог простит… И умирать вам рано, живите. Ахмеду без вас будет плохо. Да и мы к вам уже привыкли.

Взгляд Мурада упал на портрет матери на стене. Там она была еще здоровая, молодая, красивая, улыбалась…«Мама, я сделал, как ты просила», – сказал он про себя и почувствовал, как ему стало легко…

 

Здесь может быть размещена ваша реклама

Гора Пушкин-Тау в Избербаше: описание, фото, видео, экскурсии, как добраться

Новый номер

Реклама