понедельник, 15 июля 2024
6+

ТАСТАР – ОБЕРЕГ ДЛЯ ЖЕНЩИН

Ничто в истории, наверное, так часто не менялось, как мода. Эпохи сменялись, исчезали империи и вместе с ними уходили в небытие традиции в одежде тех веков. Но со временем в обществе стали возникать и закрепляться определенные тенденции и предпочтения к фасонам, тканям, аксессуарам, как в женских, так и в мужских образах. И мода стала прибыльным бизнесом. Имена модельеров, таких как Шанель, Диор, Валентино, Армани и многих других, далеко наперед определили, во что и как должно одеваться человечество.

Однако,  когда осознаешь, что задолго до всех этих модных домов, за тысячи лет до наших дней наши предки создавали, ткали, шили себе такую одежду, которая до сих пор считается верхом совершенства модельного искусства, невольно хочется преклонить колени перед их светлой памятью.

Черкеска, чохто, кабалай, тастар, джурабы…ЮНЕСКО следовало бы их давным-давно внести в список мирового культурного наследия наряду с традиционными свадебными нарядами Индии, вологодскими кружевами, оренбургскими пуховыми платками, шотландскими килтами и пр.

Среди великолепия дагестанских старинных одеяний мы сегодня поведем речь о платках, точнее, о кумыкском шелковом платке – тастаре.

Еще с древности было принято, чтобы женщины покрывали голову. А платок, шаль, шарф считались неким оберегом. Женщины и сейчас облачаются во что угодно, но головной убор так и остается самостоятельным предметом туалета.

Тастары – легкие, как летний ветерок, прозрачные, как сотканная паутина, всегда считались символом женственности. Даже сейчас, притрагиваясь к ним руками, невольно ощущаешь, что это замечательное свидетельство прошлой жизни, оно будто возвращает тебя во времена твоих прабабушек, искусных мастериц-рукодельниц.

Прежде чем мастерица научится плести настоящие шелковые тастары, проходят долгие годы. Каждый ромбик тастара, соединенный с другими крохотными узелками, поверх которых затем делают искусную вышивку, – результат кропотливой работы. Для этого используют специальные инструменты – челнок и крючок.  Сейчас эта традиция уходит в прошлое, так как изготовление такого платка требует огромного труда. Но все же, несмотря на все эти сложности, есть ещё мастера тастара.

Замечательная женщина, для которой старинное ремесло стало смыслом жизни, – Жамина Умаровна Шугаибова.  Вот уже больше 20 лет она обучает девочек тастароплетению в школе искусств селения Нижнее Казанище Буйнакского района.

Среди множества её наград следует отметить то, что она лауреат государственной премии «Душа Дагестана». Сотканный ею тастар к 2000-летию Дербента вызвал восторг и отклики из самых далёких концов планеты. Но Жамина изготавливает не только великолепные тастары; сплетённые её волшебными руками скатерти, вазочки, наволочки становятся истинными произведениями народного искусства.

– Нас в семье было 10 детей. Так сложилось, что мой отец Умар и мама Умрахиль росли сиротами, без отцов и матерей. И эта жизненная беда придала их отношениям особые чувства, они были безмерно преданы друг другу. Отец много рассказывал нам о прошлых временах и почему-то всегда считал, что тогда люди были честнее и одевались куда как порядочнее, – улыбается своим воспоминаниям Жамина. – На удивление всех односельчан он купил нам пианино, и мы все учились на нем играть. Благодаря, прежде всего, стараниям отца мы получили и высшее образование, нашли своё достойное место в жизни. Видимо, уроки отца не прошли для меня даром.

– Было время, когда «кумычка» и «тастар» воспринимались как слова-синонимы: каждая кумыкская женщина умела его плести, и занятие это для нее считалось само собой разумеющимся. Мастерство передавалось от матери к дочери, но со временем все начинает забываться. Вот и тастары спрятались на дне сундуков, ушли в музеи.

Я видела его на Бурлият Ибрагимовой, Барият Мурадовой. Я видела его на моей бабушке. Легкий, как воздух, теплый, как лучик солнца. Женщина, покрывавшая голову тастаром, не могла быть грубой, вульгарной, мужеподобной – тастар обязывал. А потом он словно исчез, испарился, как и женщины с тихими голосами и шагами, глазами в пол. Их сменили мы, вечно спешащие, топающие, кричащие, всегда в джинсах, футболках, кроссовках и без платков на голове, – продолжает Жамина.

Как-то среди оставшихся от бабушки вещей она увидела тастар. Нашла и расстроилась – он был весь изъеден молью. «Неужели его нельзя починить?! Наверняка, можно, его же сплели руками», – убеждала она себя. Не поленилась, обошла всех сельчанок, кто еще помнил, что такое тастар, но, увы, никто не мог помочь. Она упрямо взялась за дело. Работала до темноты в глазах, до слез и боли в руках, в спине, однако свой первый тастар сплела самостоятельно. Сплела, надела, вышла в село и отпраздновала свои несколько минут славы.

Односельчанки восхищались и открыто завидовали. Никто не мог поверить, что такой волшебный тастар она сплела сама! А Жамина, лукаво улыбаясь, дразнила подруг: «Хотите – и вас научу!»

Сначала пришла одна, потом другая, третья. Затем и дочек стали приводить с собой. Так зародился в селении кружок плетения. За эти годы старинным мастерством овладели более 500 ее учениц.

В небольшом классе сельской школы искусств тишина. Десять девочек, сидящих вокруг большого стола, работают медленно и молча, чтобы не сбиться со счета.

– На один большой платок набирают 250 петель, – поясняет Жамина.– Во время Великой Отечественной войны у нас в селе разводили тутовый шелкопряд для производства парашютов. Многие женщины тогда знали, как и что делать. Вот к ним я и ходила,– вспоминает она.

Нижнее Казанище – большое село, шесть школ. Жамина часто бывает в каждой из них. Ее бывшие ученицы уже сами проводят уроки, обучая искусству плетения тастаров в школах, где они некогда учились. И желающих постичь мастерство прабабушек меньше не становится.

Жамина с улыбкой вспоминает свой первый тастар: тогда гордость переполняла ее, а сейчас видит, что получился он «не очень». От платка к платку Жамина совершенствовала свое мастерство, и вскоре у нее появились заказчицы. На производство одного тастара уходит около двух месяцев. Причем заказы на платки приходят со всех концов света.

– Для создания красивого тастара мало набить руку и сплести одинаковые ромбики, – делится секретами Жамина. – Легкость и изящество изделия зависят от нитки, а именно – ее толщины. Самые тонкие тастары плетут из шелковых нитей. Специально ездила за ними в Среднюю Азию и на Ставрополье.А раньше у меня в доме в четырех комнатах вдоль стен стояли стеллажи с коробками, где жили гусеницы. Чтобы прокормить прожорливых насекомых, вся семья собирала в селе листья тутовника, Затем коконы аккуратно разматывали и получали тонкую, как паутинка, нить. Жамина до сих пор мечтает возродить в селе разведение шелкопряда, чтобы дети своими глазами видели, откуда берется эта тонкая нить…

Сейчас Жамину Шагаибову знают в республике немногие. К ней нескончаемым потоком идут электронные письма и обращения из разных уголков нашей страны. Вот и подумывает Жамина Умаровна, не написать ли ей книгу о волшебном женском платке – тастаре. Какая замечательная была бы книга!

Паху Хайбуллаева

      

.

 

Новый номер

Реклама