Она была гордой, но без гордыни…

Обращаясь к истокам дагестанской литературы, невольно приходишь к мысли о беспристрастности и объективности «народной цензуры», строго отбиравшей поэтов, писателей, чьи имена остались в истории на века.

В созвездии женщин-поэтов, среди которых Анхил Марин, Патимат из Кумуха, Щаза Курклинская, певшие о любви, о судьбе горянки, ярким светом горит и имя Машидат Гаирбековой, подхватившей страстный стих предшественниц, став выразительницей духа своего времени.

Поэт-лирик, поэт-трибун,  Машидат Гаирбекова и в поэзии, и в жизни предпочитала идти ровной, ясной дорогой, оставаясь всегда бескомпромиссной. Лиричная, нежная и трепетная, она была преданной женой, сестрой, верным другом…

Литературовед Чакар Юсупова так писала о плеяде тогда еще молодых поэтов, среди которых яркой звездочкой выделялась М. Гаирбекова: «Постановка острейших проблем времени, напряженность и драматизм поисков нравственных истин, утверждение личной самоценности и сопричастности со всем происходящим, ответственности за него – всё это стало уделом многих поэтов, заявляющих о себе страстными, остро гражданскими стихами».

Отдавая должное поэтессе с особым, узнаваемым поэтическим почерком, Ч. Юсупова выделила ее известное стихотворение «Слово горянки», раскрывающее «неизмеримо расширившийся духовный мир горянки» и написанное в форме страстного обращения к читателю:

«Простая девушка из далекого аварского аула Ахвах, куда ещё не так давно добирались лишь на лошадях и ослах, считает себя в ответе за всю державу, за счастье всех людей на земле». И ёще: «Ставя свою подпись под воззванием Всемирного совета мира, среди многих других подписей она выразила своё непреклонное стремление к миру и говорит «нет» войне».

Безусловно, творчество поэтессы, творившей в эпоху социализма, строгий критик нашел бы немного наивным, может быть, приукрашивающим действительность. Но ее душевный порыв, искренность не вызывают сомнений. Эмоциональный накал строк Машидат Гаирбековой идет из глубины души. Она искренне верит в то, что мир изменился до неузнаваемости. На самом деле идеология не сковывала поэтессу, скорее наоборот, давала возможность проявить себя,  свое отношение к происходящему в мире:

Я та, чья бабка по дворам ходила

И подбирала крохи со стола,

Чья мать, она сейчас ещё красива,

За хлеб когда-то косы продала.

                        ***

Я та, что стала этих гор хозяйкой,

Я та, что к солнцу поднялась,

Я та, кому открыты институтов двери,

А заслужу – и зал в самом Кремле.

Стихи Гаирбековой – своеобразный поэтический документ, отличающийся подлинностью чувств и точностью в создании образов героев своего времени. Гармония строк бьется в унисон с сердечным ритмом – учащенным, пульсирующим, вызванным избытком чувств поэта и гражданина. Для нее, как и для её современников, поэтов и писателей советского времени,  поэзия – жизнеутверждающая, созидательная сила. Можно сказать, что биография поэтессы является убедительным доказательством живительных перемен в судьбе горянки, которая еще недавно едва ли могла мечтать о Литературном институте, карьере известного дагестанского поэта.

 

Машидат Гаирбекова оттачивала свое поэтическое перо, работая редактором аварского выпуска журнала «Женщина Дагестана», директором Аварского музыкально-драматического театра, редактором аварского выпуска альманаха «Дружба».

Она сразу заявила о себе серьезными поэтическими и прозаическими произведениями. Были опубликованы повесть «Старые друзья», сборник стихов «В пути на вершину», поэмы «Даният», «Недописанное письмо», «Люди гор», «Сердце высекает огонь». Литературным сообществом по достоинству были оценены ее поэма «Далекая сестра», опубликованная в журнале «Дружба народов», сборник стихов «Слово горянки», вышедший в издательстве «Советский писатель». В творческом портфеле М. Гаирбековой такие серьезные произведения, как «Имам Шамиль», «Сын Дагестана», «Имам Черкесии – Магомед-Амин-Шейх».

В разные годы её стихи переводились и публиковались на многих языках народов СССР, с успехом шли на сценах республиканских театров.

Член Союза писателей СССР с 1956 года, лауреат многих престижных республиканских, всероссийских премий, обладатель орденов Трудового Красного Знамени и «Знак Почета», она неохотно давала интервью, предпочитая оставаться в тени.

Мне посчастливилось встретиться с поэтессой. Тогда она рассказала мне о своей дружбе с Фазу Алиевой, куначестве двух семей, родственность которых была основана на горской «закваске», из века в век рождающей мужественных, прозорливых людей особого склада, живших вольными горскими обществами, признававшими только законы гор, законы мужества, законы чести.

Фазу Алиева и Машидат Гаирбекова чем-то схожи – их объединяют яркий талант, необыкновенная поэтичность, сила духа, несгибаемость и мужество. Они были сильными женщинами и в жизни, и в творчестве, беззаветно любили родину, людей, живущих на земле предков.

 По-особому бережно к творчеству поэтессы относятся в ее родном Ахвахском районе. Вот что о ней говорит ее земляк, советник Главы республики Деньга Халидов:

«Она олицетворяла собой тот тип талантливой и неординарной горянки, которая на протяжении всей жизни сохраняла верность принципам горской «старины» и настоящего узденства, хотя это было трудно по тем, а еще более по нынешним, временам. Она любила свое дело и людей, которые её окружали. И люди отвечали ей взаимностью. В ней чувствовалась «порода», наверное, от предков, среди которых Тауш – соратник имама Шамиля и один из лучших друзей его сына Гази-Магомеда, разделившего с ним тяготы последних недель Кавказской войны, защищая твердыню Гуниба. Ее прадед Тауш запечатлён на фотографии, сделанной в Калуге, вместе с сыном Шамиля – Гази-Магомедом.

 

Я знал ее еще с начала 60-х. Тепло и внимание, которое она дарила нам, всем близким и не очень людям, неоценимо. Так может переживать только мать за своих детей».

 

 

Искреннее восхищение Машидат Гаирбековой звучит в словах поэтессы Тубхат Зургаловой:

«Ее жизнь, поэтическое, прозаическое творчество, драматургию по-разному оцениваешь в разные годы, что свидетельствует о глубине ее таланта, который притягивает к себе самого разного читателя. Это  интеллигенция и те, кто трудится на земле, молодежь, открывающая для себя имена поэтов, писателей, творивших в разные годы, но оставшихся навсегда в памяти народной».

Скульптор, художник и поэт, каратинец Хизри Асадулаев так вспоминает о М. Гаирбековой:

«В ней было много качеств, за которые можно было ее уважать. Это богатейший интеллект, огромная сила духа, высокое чувство достоинства, прекрасное знание истории Дагестана, глубочайшая мудрость. Ее творчество тем и отличается, что обогащено историческим именами и фактами… Бывало, она читала свои стихи, отрывки из поэм. Это было так увлекательно. Она была гордой, но без гордыни, и то, что она не захотела получить звание «народный поэт», говорит само за себя».

Режиссер Аварского музыкально-драматического театра Х. Абдулгапуров, оценивая профессиональные, человеческие качества М. Гаирбековой, особо подчеркивает ее роль как руководителя, возглавившего в свое время Аварский театр: «Она была хорошим директором, человеком, который не понаслышке знал о творчестве, уважал драматическое искусство. Для театра она написала пять пьес, три из которых мы поставили на сцене. Это хорошие произведения. И сегодня с уверенностью могу сказать, что продолжи она руководить театром, он обрел бы статус академического».

 Воспоминания известных поэтов, писателей, государственных деятелей складываются в своеобразный портрет поэтессы, написанный живыми красками слов тех, кому повезло жить и работать рядом с ней. Вновь и вновь обращаясь к творчеству М. Гаирбековой, приходишь к мысли, что ее особый образный мир, поэтически осваивающий действительность, находя отклик в сердце читателя, заставляет размышлять, очищаться душою, совершенствовать себя…

Рубрика: 
Фото: 

Свежий номер

Партнеры