четверг, 22 октября 2020
6+

ЭЛЬМИРА ИБРАГИМОВА. Понять, чтобы простить

... За три дня разлуки Мадина успела соскучиться по Мухтару, без него все вокруг казалось бесцветным и неживым, хотя пора бы ей уже и привыкнуть – его командировки в последнее время заметно участились. Несмотря на то, что одиннадцатилетняя Сабина и двухлетний Анвар требовали внимания и заботы, отсутствие Мухтара дома всегда было заметным.

Муж периодически советовал взять домработницу. Почему не облегчить себе жизнь?

– А что мне тогда делать? – искренне удивлялась Мадина. – Дочку в школу отвозишь ты, из школы привозит твой водитель. На мне только Анвар. К тому же, своя ноша плеч не давит.

Мадина любила свою семью и свой дом. Она получала удовольствие в заботе о близких, вкусно кормила детей и мужа, окружала комфортом и уютом.

– Но ты могла бы уделить больше времени себе, ходить на фитнес, – уговаривал ее  Мухтар. – Жены моих друзей только собой и занимаются, а я среди них чувствую себя как домашний тиран.

– Намекаешь на то, что плохо выгляжу и неухоженная? – шутила Мадина.

Но Мухтар не давал ей повода усомниться в своих чувствах, одно огорчало Мадину: в последнее время, после рождения сына, муж мало времени проводил дома. Вот и в этом месяце Мухтар был в отъезде уже в третий раз, пообещав завершить дела и провести отпуск в Турции, с детьми и няней Анвара.

В дверь позвонили, и Мадина, на ходу снимая фартук, пошла открывать, думая, что водитель привез дочку. Но в дверях стояла соседка Наида.

– Пришла одолжить яйца, пирог задумала испечь, а в магазин идти неохота, – затараторила Наида и тут же осеклась, – я раскричалась, а Мухтар, наверное, дома?

– Нет, он в командировке уже три дня, приедет только завтра.

– Странно, я же видела его сегодня утром в Каспийске. Ездила помочь маме выбить ковры, видела, как он приехал на своей машине и вошел в подъезд дома напротив. Ребенка какого-то привез в голубой корзине. С ним и водитель его был, нес большой пакет с чем-то. Поначалу я подумала, что ошиблась, но потом поняла: это Мухтар и машина тоже его.

– Да нет, Наида, ты что-то путаешь. Говорю же тебе, Мухтар в Москве. Он звонил утром, сказал ждать его только завтра к вечеру.

– Может, я ошиблась, – растерянно ответила Наида, отводя глаза. Было видно: она уже пожалела о сказанном.– Мало ли сейчас одинаковой одежды и машин. Не бери в голову! Какая же я, ляпнула не подумав. Давай яйца, я побегу. Не говори Мухтару о нашем разговоре, пожалуйста.

Закрыв дверь за соседкой, Мадина первым делом набрала номер телефона мужа. Он ответил не сразу.

– Где ты, Мухтар? – спросила Мадина, даже не поздоровавшись с мужем.

На том конце провода ответили с некоторой паузой:

– Странный вопрос, Мадина. Ты же знаешь, я в Москве, буду завтра вечером. Что-нибудь случилось? Или ты просто соскучилась по мне, чему я очень рад, – попытался пошутить Мухтар, но Мадина почувствовала: мужу не до шуток, он явно растерялся от ее звонка и прямого вопроса.

– Конечно, соскучилась, – с трудом выжала из себя Мадина.

Она  не находила себе места, а потом решила зайти к соседке и еще раз поговорить с ней. Она попросила Наиду узнать через ее маму у няни, что это за ребенок и какое отношение к нему имеет Мухтар.

– Ты помоги мне, все останется между нами, я не собираюсь никого в эту историю впутывать, какой бы для меня она ни оказалась.

Мадина не спала всю ночь. Утром Наида пришла к ней сама и сообщила, что соседка, хоть и рассказала некоторые детали, но все же что-то недоговаривает:

– Так вот, мама этого малыша серьезно болеет, и ребенок последние два месяца круглосуточно с няней. Эти мужчины забирают его, чтобы отвезти на несколько часов к матери. Еще добавила, что не знает о том, кем приходятся ребенку Мухтар и его молодой водитель. Однако маме удалось выспросить адрес Сони, матери малыша.

Подумав,  Мадина отправилась домой к Амиру, водителю Мухтара. Но отвечать на ее вопросы водитель отказался.

– Простите нас ради бога, – говорила его жена Аида,  провожая гостью. – Я понимаю, мы вам обязаны, но, пожалуйста, поймите и Амира. Ваш муж для нашей семьи так много сделал. Знаете, когда он уйдет, я приду к вам, поговорим.

Мадина не знала, как дошла домой. Неужели у него есть вторая семья? Но почему она никогда не чувствовала этого? Минуты ожидания казались Мадине часами. Наконец Аида пришла.

Как оказалось, эта история началась два года назад, во время второй беременности Мадины. Кто-то из друзей попросил Мухтара помочь детдомовской девочке и взять ее на работу. Как раз освободилась должность секретаря, и Мухтар устроил ее на это место.

Соня помогала Мухтару во всем, даже взяла на себя обязанность организовывать его питание, но шеф, погруженный в свои бесконечные дела, не замечал особого отношения девочки, пока его друг и заместитель Саид не сказал ему:

– Ты что совсем не видишь, что твоя секретарша влюблена в тебя как полоумная?

– Некогда мне замечать полоумных барышень! Ты же прекрасно знаешь, я в эти игры не играю! – недовольно оборвал друга Мухтар.

Но тут случился новогодний вечер. Мухтара, который вначале даже не думал туда идти, уговорил Саид.

– Нельзя отрываться от коллектива, наши могут обидеться, – сказал он другу. – Да и отдохнешь, расслабишься.

Мухтар очень быстро опьянел, почувствовал себя легко и непринужденно, впервые за долгое время забыл о своих проблемах, без остановки шутил, веселился, удивляя своих коллег. Но в какой-то момент  почувствовал себя неважно. Попросил Соню, которая оказалась рядом, вызвать такси и вышел на воздух. Девушка собралась быстро и, когда такси подъехало, пошла вместе с ним.

– Ты тоже поедешь? – спросил Мухтар и сел в машину, сказал водителю, – Вначале довезем девушку, потом меня.

Но к себе домой в ту ночь он не вернулся. Провожая Соню в темном подъезде, он неожиданно для себя обнял девушку и прижал к себе.  

– Я вас люблю… я тебя люблю, Мухтар, давно уже… с тех пор как увидела первый раз, – шептала она, как безумная. Дальше все как в тумане… Пробуждение было ужасным, он не мог прийти в себя от шока, от осознания того, что он наделал. Он был ее первым мужчиной. Соня спала, Мухтар посмотрел на нее и ужаснулся – она же совсем ребенок, как он мог, урод, с ней так поступить?!

Потерянный, сидя на кухне за столом, пил воду, стакан за стаканом. Через некоторое время вошла Соня. Он готов был провалиться сквозь землю, не мог найти слова, чтобы выразить свое глубокое раскаяние, но она произнесла:

– Не надо винить себя, Мухтар. Вы ни в чем не виноваты. Я люблю вас и сама хотела этого, хотела принадлежать вам хотя бы раз. Ничего от вас не хочу, навязываться не буду. Если хотите, я уйду с работы, только не переживайте так.    Я совершеннолетняя, так что никакого преступления нет. И я счастлива.

Мухтар ушел от Сони разбитым и расстроенным и все последующие дни никак не мог успокоиться. Отношения между ними усложнились, и Соня  сама попросила перевести ее на дальний склад.

А через месяц Мадина родила долгожданного сына Анвара.

 

…Шло время. Однажды в разговоре Саид упомянул девушку, «пигалицу, что у тебя работала».

– Встретил ее, обалдел – она на сносях, беременная, еле передвигается! Спросил: замуж вышла, что ли? Она засмущалась. Видимо, никакого мужа и нет.

Друг ушел, и Мухтара охватили тяжелые мысли: «Может, Соня носит моего ребенка? Хотя, что за глупости, один раз – и забеременела? Но ведь бывает…»

В тот же вечер он поехал к Соне. Мухтар не мог не заметить, как она растерялась. Даже не пригласила войти. Он сам прошел в комнату, сел, спросил сразу и прямо:

– Это мой ребенок?

– Нет, нет... Не ваш… Это уже потом, я познакомилась с другим, после…

– Вы сейчас вместе? Он женится на тебе? Почему до сих пор ты здесь? Мухтар оглянулся – мужчиной тут даже не пахло.

– Он еще не переехал сюда окончательно, – поняла его взгляд женщина. – У нас все нормально, не беспокойтесь, – спокойно проговорила Соня.

– Ладно, дай Бог. – Мухтар ушел успокоенный. Ну, вот и все решилось само собой! Ее жизнь тоже устраивается, ребенка ждет, замуж собирается…

 Жизнь продолжалась, фирма с ее делами и проблемами, семья и дети, все, как и раньше, удобно и привычно. Но через полгода Мухтару неожиданно позвонила Соня и попросила его вечером зайти.

– Поверьте, я бы не беспокоила, но это очень важно, – сказала она.

Столько отчаяния было в ее голосе, что Мухтар не стал дожидаться вечера.

Он едва узнал девушку, настолько она изменилась – похудела, выглядела очень больной и измученной. В кроватке спал новорожденный малыш.

– Что у тебя стряслось? – спросил Мухтар, и Соня заплакала:

– Я больна. Очень серьезно. Врачи говорят, что все запущено. А у меня сын, это и ваш сын тоже. Видит бог, я не собиралась вам говорить, но другого выхода у меня нет. Я понимаю, у вас семья, вы можете отдать его в Дом ребенка или в детдом. Но прошу вас, не оставьте его без внимания. Его зовут Шамиль, ему семь месяцев.

Мухтар не мог вымолвить ни слова. Признание Сони потрясло его. Значит, нет никакого мужа и вообще другого мужчины?! Вот почему она ушла с работы.

Уже на следующий день Мухтар попросил Амира купить малышу все необходимое, а также поинтересоваться квартирой для покупки. Амир посоветовал купить жилье в Каспийске, подальше от любопытных глаз. Нашли и хорошую няню. А сам Мухтар  занялся здоровьем молодой женщины: повез в Москву, к лучшим в этой отрасли врачам. Но и там диагноз подтвердился –

заболевание крови…

… Мадина остановила такси у самого подъезда каспийского дома, в котором жила та женщина. Звонила долго и уже собиралась уйти, как дверь вдруг открылась. Смутно знакомое бледное лицо, больное и измученное.

– Можно войти? – только и смогла сказать она, думая про себя, как и с чего начать разговор?

– Да, конечно, заходите, – выдавила девушка. Мадина прошла в комнату, присела на край дивана. Соня смотрела на нее так грустно и спокойно, что женщина даже растерялась: все приготовленные слова, полные презрения и негодования, вдруг показались неуместными. 

– Не держите обиды на Мухтара, он ни в чем не виноват, – вдруг без предисловий начала Соня.– Это только моя вина. У нас не было ни романа, ни любви. Только одна мимолетная случайная встреча. Любит и любил всегда он только вас. Меня даже не замечал. Наверное, я воспользовалась его состоянием в тот вечер. Вот и отвечаю за это, – горько вздохнула она. – Он и про ребенка ничего не знал, да и не узнал бы. Я сама из детдома, у меня никого нет. Вот и сказала Мухтару. Подумала, что так будет правильно. Не беспокойтесь, я не просила взять мальчика в семью. Пусть живет в доме ребенка; можно же просто не терять его из виду…

Мадина смотрела на девушку и не знала, что говорить. То ли она наивна как ребенок, то ли до такой степени наглая. А внутри все клокотало от обиды, злобы и раздражения.

– Не говори Мухтару, что я приходила, – только сказала она и молча вышла из комнаты.

А Мухтар не находил себе места, переживал за Соню, за малыша, а теперь еще и за Мадину, которая явно плохо себя чувствовала в последнее время. Мухтар предложил ей уехать на отдых в Кисловодск, и Мадина согласилась.

Не успел Мухтар проводить семью, как состояние Сони резко ухудшилось, и, промучившись три дня, молодая женщина умерла. Мухтар не мог забыть ее умоляющие глаза, в которых и без слов можно было прочитать ее мольбу о сыне.

Отсутствие семьи в городе помогло Мухтару без суеты решить все проблемы с похоронами; ребенка согласилась взять его младшая сестра, пока он определится с ситуацией дома.

К моменту возвращения Мадины с детьми из санатория Сони не было в живых уже две недели. Она узнала об этом от водителя. О ребенке она ничего не смогла узнать.

– Мама, давай сегодня к тете Заре пойдем: у них там такой малыш смешной появился. Шамиль его зовут. Я с ним играла и фоткалась. Все время смеется, и красивый такой!

– Как появился? К тете Заре приходили гости с малышом?

– Может, и гости. Но они там живут. Малыш и тетенька. У них даже своя комната на втором этаже…

 Мадина уже не слушала дочь. Она, и сама не зная, что скажет золовке, что сделает, вызвала такси и поехала к Заире.

Заира растерялась, увидев на пороге жену брата.

– Что так негостеприимно, Заира?– горько улыбнулась Мадина. – Понимаю, тебе не до меня, племянника воспитываешь.

Заира вздохнула:

–  Прости меня, Мадина. Значит, Мухтар тебе все рассказал. Я несколько раз просила его об этом. А малыш может остаться у нас, он нам не в тягость.

– Нет, он не останется у тебя, Заира. Я пришла за ним. У Шамиля нет матери, но есть отец, сестра и брат, а еще не очень злая мачеха. Моя обида к нему не имеет никакого отношения. У него есть семья. Собери малыша и его вещи, я спешу.

Мадина плакала, держа малыша на руках, и вдруг заметила, как пристально он на нее смотрит. Увидев, что она плачет, малыш вдруг начал горько всхлипывать. Мадина инстинктивно прижала его к себе и вытерла слезы.

Войдя в комнату, она увидела Мухтара. Тот сидел на диване перед телевизором, глядя пустыми глазами на экран. Повернувшись, увидел супругу с малышом на руках и, узнав ребенка, обомлел...

– Мадина, родная, я собирался, но никак не мог найти себе оправдания.

– Не надо никаких слов, Мухтар. Я все знаю. Шамиль будет жить с нами. У него есть семья. Закрой окно, дует – малыш может простудиться…

 

Эльмира Ибрагимова

Новый номер