воскресенье, 25 октября 2020
6+

Искусство жизни

Для того, чтобы добиться высот в искусстве, нужно подарить ему целую жизнь.

                                                                      И. А. Гончаров

Семь лет музыкальной школы, четыре года музыкального училища, десять лет консерватории – целая жизнь, посвященная музыке.

Наталья Олеговна Макеева прошла долгий путь обучения профессии. Сегодня она занимает должность художественного руководителя Дагестанского государственного театра оперы и балета, преподает в Махачкалинском музыкальном училище, работает с различными музыкальными коллективами.

Наверняка, многие из нас в детстве мечтали стать космонавтами и певицами. Врачи, балерины, археологи, актрисы... Сколько их, несбывшихся детских надежд! Наверное, это какое-то особое счастье, когда мечта детства становится реальностью. Но об этом лучше расскажет наша героиня.

– Еще в садике к нам пришел педагог из Клуба рыбников и стал отбирать детей для выступления. Я помню, как проходил этот отбор, но плохо помню его результаты. Позже мама призналась – педагог рассказала ей, что поначалу мне не удавалось выполнить задания, но за время испытаний я подошла к ней пять раз. Ей понравилась моя настойчивость, и она предложила заниматься музыкой.

Клуб рыбников находился далеко от дома, поэтому в семье было принято решение отдать девочку в музыкальную школу, поближе.

Удивительно, как некоторые случайности могут повлиять на жизнь человека. Так, выбор профессии тоже определила случайность, хотя череда случайностей – это уже судьба. Уже в музыкальной школе девочка приняла решение, что будет заниматься музыкой и дальше.

– Сейчас отделение называется «дирижерско-хоровое», но когда я поступала, оно было просто «хоровое». Мне всегда нравилось петь в хоре, и я решила выбрать его. Только первого сентября, придя на занятия, я узнала, что у нас будет еще и дирижирование. В то время я очень любила детские музыкальные передачи, и мне хорошо запомнился один сюжет, посвященный дирижерам. Мне стало интересно, что же такого показывает дирижер музыкантам, что они его понимают и играют, а мысль о том, что эта тайна приоткроется, казалась мне весьма и весьма заманчивой.

Окончательное решение связано с трагическим событием. Через полтора года после поступления Натальи в училище умер ее педагог – Борис Иванович Богатырев.

– После похорон я шла вся в слезах и дала себе обещание, что буду дирижером в память о моем первом учителе. И я все время твердила брату: «Твоя сестра будет известным дирижером», – вспоминает героиня.

В 2001 году Наталья поступила в Ростовскую государственную консерваторию. Пять  лет она училась на кафедре хорового дирижирования, затем еще пять лет – на кафедре оперно-симфонического дирижирования, так как туда принимали людей только с высшим музыкальным образованием.

На вопрос о том, не отбило ли такое длительное обучение желание заниматься музыкой, Наталья Макеева с улыбкой отвечает:

– Нет, скорее, усилило. Я поняла, что это непаханое поле... Нужно работать дальше.

Ещё учась в консерватории, Наталья начала работать. Видя успехи ученицы, преподаватели поддерживали ее начинания, приглашали дирижировать профессиональными хоровыми коллективами, выезжать в соседние регионы в качестве дирижера оркестра.

– Студенческая жизнь была богата творческими проектами и встречами. Мне выпала честь дирижировать двумя премьерами на Международном фестивале камерных опер, где присутствовали представители шотландской Королевской музыкальной академии.

Казалось бы, налаженная жизнь в Ростове и такой длительный срок, проведенный в городе, должны были повлиять на выбор постоянного места жительства, но в 2009 году Наталья вернулась в Махачкалу, откликнувшись на предложение работать дирижером оркестра в театре оперы и балета.

– Прожив 10 лет в Ростове, поняла, что большой город – это не мое. У меня в голове возникали не просто образы, а даже запахи осеннего костра, который мы жгли на даче... И меня всегда тянуло домой, – объясняет Наталья.

– Профессия музыканта многогранна, и вариантов трудоустройства множество: можно преподавать, играть в оркестре, играть сольно, но почему музыканты совмещают эти виды деятельности?

– В этом проявляется наше желание реализоваться в разных сферах. Это абсолютно разная работа. В оркестре ты работаешь с профессиональным коллективом, ставишь творческие задачи и решаешь их, выходишь на сцену. Другое дело – работа в классе, работа со студентом. Ты видишь в них преемников. Очень гордишься успехами своих учеников, особенно когда они продолжают обучаться дальше, становятся твоими коллегами. Например, одна из моих выпускниц, Эмилия Шихрагимова, уже окончила консерваторию и работает в музыкальном училище.

Сейчас большинство из тех, кто поступает на хоровое дирижирование, это ребята, которые сдают документы на вокальное отделение, но по каким-то причинам не проходят. Не все они знакомы со спецификой нашей работы, а ведь дирижер – это человек, который должен петь хорошо, чтобы показать голосом; должен владеть инструментом, а главное  – должен руководить коллективом. Те студенты, которые учатся у меня сейчас, понимают, что они не просто будут сидеть где-то там «в четвертом ряду», а будут стоять во главе. Эта мысль их увлекает.

– Возможно такое, что молодые люди боятся проблем с трудоустройством, поэтому не идут в сферу музыки?

– Для хороших специалистов вопрос о трудоустройстве здесь не стоит: хор нуждается в грамотных певчих, оркестры нуждаются в хороших специалистах, концертмейстеры всегда нужны, театру необходимы талантливые солисты. Профессия дирижера достаточно перспективная и финансово прибыльная. Все специалисты нашли бы себе применение. Причем источник заработка не один. Вариантов много. Зачастую родители не осознают значимость и перспективность профессии музыканта. Бывают такие случаи, когда действительно талантливым ребятам не дают продолжать обучение, потому что «музыка – это же не профессия», отсюда – нет спроса и нет здоровой конкуренции.

К сожалению, есть множество факторов, усугубляющих эту ситуацию. К одним из таких Наталья относит современное информационное пространство, диктующее свои приоритеты.

– Основной ориентир – развлекательные программы. Концерты симфонических оркестров доступны только тем, у кого есть кабельное телевидение. Если бы дети видели не только эстраду, но и выступления профессиональных хоров и оркестров, у них бы была возможность сравнить. Мой ребенок восьми лет поет песни, какие угодно. Подхватывает современную эстраду на лету, однако, когда увидел, как мальчик играл на трубе в конкурсе «Щелкунчик», ему очень понравилось. Ведь такая музыка не может не трогать сердца!

– Массовая культура воздействует не только на детей, но и на взрослых. Собирают ли залы концерты классической музыки?

– Я всегда была сторонницей того, чтобы в зале сидело пять человек, но чтобы это были люди, которые действительно хотят слушать классическую музыку. Сильно ощущается, когда выходишь на сцену и видишь: сидит полный зал, но это люди, которых просто «нагнали». Выступать в такой атмосфере трудно, поэтому мы любим сотрудничать с Театром поэзии: много людей там не разместить, и приходят только те, кто действительно хочет послушать нас.

В должности художественного руководителя Дагестанского государственного театра оперы и балета Наталья Олеговна реализовала один из самых ярких творческих проектов 2019 года в республике – постановку сценической кантаты Карла Орфа «Carmina Burana». Были задействованы симфонический оркестр, хор, труппа балета, а также множество приглашенных артистов. Наталья Макеева выступила в качестве руководителя проекта и главного хормейстера.

– Идея постановки пришла давно, но я понимала, что это практически невозможно, так как проект колоссальный и очень дорогой. Практически двести человек на сцене, костюмы, декорации. Когда мне нужно было подать заявку на грант, я подумала об этом. Я была уверена, что просто фантазирую, когда писала заявку: написала солистку из Германии, солистов из Москвы, приезжих операторов, звукорежиссеров... Уже через месяц я узнала, что наш проект выиграл, и мы получили грант главы республики Дагестан.

– Вы остались довольны результатом?

– Мне трудно говорить о результатах, потому что все время я была в работе. Понимая, насколько это масштабный проект, зная все слабые места, я до последнего переживала, что что-то пойдет не так. Все склеилось в цельную картину буквально за два дня. В данном случае я склонна доверять мнению некоторых людей. Несколько роликов я отправила своему педагогу. Она сказала, что это было точное попадание с точки зрения образности, атмосферы, а это такой человек, который лучше промолчит, чем польстит. Ее мнению я действительно верю.

– Вы пригласили многих артистов со стороны. С чем это связано?

– Целью проекта было сотрудничество, и потом мне было важно, чтобы люди увидели и услышали уровень столичных солистов, ощутили атмосферу, когда ты причастен к чему-то большому. Я вспоминаю свою учебу в консерватории: ты стоишь на одной сцене с Юрием Башметом, в зале сидит Гия Канчели, ты исполняешь его произведение – это непередаваемые ощущения! Студентам необходимо видеть разные составляющие своей будущей профессии – и коллективы, и музыкальные жанры.  Нельзя все время вариться в одном котле!

– А приглашённые артисты сразу согласились приехать в Дагестан?

– Большинство из них – мои однокурсники, мои друзья. Они не только с удовольствием согласились приехать, но даже не спросили: «А сколько я получу за это?» Человек из Германии летел и говорил мне: «Мне не нужен гонорар, я готова работать бесплатно. Мне интересно просто приехать, выступить».

– Они остались довольны своим участием в проекте?

– Обычно приезжие специалисты смотрят на нас свысока. Вроде, есть и  уважительное отношение, но все же чувствуется какое-то пренебрежение. Мои в работе с режиссером вели себя как новички, в хорошем смысле слова, уточняли, как и что им делать, выполняли задачи, которые перед ними ставили, то есть люди вне зависимости от своего положения вели себя адекватно.

– А с нашей культурой они успели познакомиться? Национальная еда, достопримечательности?

– От национальной еды были в восторге. Я старалась, чтобы они попробовали побольше всякого разного: чуду, курзе, шашлыки...  Из культурной программы успели съездить на Сулакский каньон, посетили краеведческий музей.

– Планируете еще какие-нибудь проекты?

– Наученная опытом, буду брать что-то попроще. Не такое тяжелое и масштабное. Хотя этот проект остался в памяти как достижение. А так, мыслей и идей хватает, будем надеяться, что все впереди.

Какие еще проекты считаете особенно важными в своей деятельности?

– Проекты, связанные с духовной тематикой. Очень горда, что в 2016 году мы исполнили кантату Виталия Ходоша «По прочтении «Архиерея» А. П. Чехова».

– Удается совмещать профессиональную, творческую деятельность и личную жизнь?

– Да, у меня муж и двое детей. Очень хотелось бы больше времени проводить с детьми, но не всегда удается из-за работы. Иногда не хватает сил просто выйти в парк погулять, сходить куда-то. Бывают командировки. Но думаю, что буду исправляться и все-таки уделять семье больше времени.

Беседовала Мария Гаджиева

Рубрика: 

Новый номер