среда, 05 августа 2020
6+

Мечта моего детства сбылась!

Интервью с актрисой Государственного Лакского музыкально-драматического театра имени Эффенди Капиева, заслуженной артисткой Дагестана Юлианой Магомедовой состоялось в её уютной гримерке, обставленной списанным реквизитом. Более эмоциональной актрисы я никогда не встречала. Она рассказывала о себе, с трудом сдерживая слезы, которые вот-вот готовы были сорваться с ее огромных красивых глаз.

Юлиана Магомедова родилась в Лакском районе, в селе Чуртах.

Их большую многодетную семью – 7 сестер и один брат – в селе называли – семейный ансамбль. Они давали концерты по выходным даже в окрестных селах.

– Мама Патимат работала методистом в доме культуры и хорошо пела. Папа Сулейман играл на барабане, но это было больше для души. Брат играл на аккордеоне, а сестры пели и танцевали. Я была среди сестер самая «неталантливая», так считалось у нас в семье. Мне жаль, что у сестер и брата вокальные и актерские данные остались простым увлечением. Сейчас многие из них разъехались по разным регионам России.

В семье Магомедовых после похода в дом культуры, когда в район приезжали артисты Лакского театра, всегда обсуждали спектакли.

– Для нашей семьи это был праздник, мы тщательно готовились к приезду актеров. Однажды я три километра пробежала, чтобы встретить артистов. Случайно узнала, что они вышли неподалеку от райцентра и идут в село пешком. Они так часто делали, чтобы подышать чистым горным воздухом, вдохновиться природой родной земли, видом альпийских лугов. Когда я стала актрисой, по доброй традиции, выхожу вместе со всей труппой и бреду иногда босиком до самого Дома культуры, – рассказывает Юлиана.

Маленькая Юлиана не сидела в зале со всеми зрителями, она стояла у самой сцены и ловила каждое слово, каждый жест и взгляд настоящих артистов.

 «Мне так хотелось быть с ними на одной сцене, и моя детская мечта сбылась».

После окончания школы в 1987 году Ю. Магомедова поступила в Махачкалинское культпросветучилище. Она поехала совершенно одна в незнакомый город, потому что мама, как ни странно, была против. Папа спокойно отнесся к выбору дочери, но сопровождать и поддерживать ее в Махачкалу не поехал.

В училище юную большеглазую певунью заметили сразу, она стала солисткой студенческого ансамбля «Юность гор», в составе которого ездила на гастроли с первого курса. Через год Юлиану взяли в труппу Лакского музыкально-драматического театра имени Э. Капиева.

– На самом деле я сама напросилась в театр. У них внезапно заболела актриса, и мне предстояло за несколько часов выучить роль. Я зубрила текст по дороге в автобусе. Меня подбадривали взрослые артисты, многих из которых уже нет с нами. Они как-то сразу приняли меня в свою актерскую семью. Иногда надо мной подшучивали. Но я все воспринимала с юмором, и мои первые гастроли в театре до сих пор вспоминают с улыбкой.

На изображении может находиться: 1 человек, стоит

После этих гастролей молодая актриса осталась работать на сцене Лакского театра, вышла замуж, закончила учебу, но в Кумух не вернулась: театр ее захватил, закружил и никуда не отпустил.

– Актеры, с которыми мне посчастливилось работать, не играли, они жили на сцене. Мне трудно было поверить, что я нахожусь среди тех самых людей, которых еще несколько лет назад боготворила. У нас и сегодня сильный актерский состав, но тогда артисты были другие. Времена меняются, с ними и люди, – часто моргая ресницами, собеседница пытается осушить вновь и вновь наворачивающиеся слезы.

Она вспомнила маститых и любимых всеми актеров: Садыка Магомедова, Жинасат Динмагомедову, Ларину Омарову, Шамиля Керимова, Саида Мусалаева, который, несмотря на ощутимую разницу в возрасте, стал ее супругом и отцом их дочери. Когда малышке было 4 года, семья распалась, а вскоре и сам известный актер, сын заслуженного артиста РСФСР Магомеда Мусалаева, ушел из жизни.

Собеседница, предупредив мой вопрос, сказала, что ее дочь актрисой не стала. Она недавно вышла замуж, связала жизнь с медициной и работает в частной клинике косметологом, а сама Юлиана с нетерпением ждет внуков.

– Знаете, первую постоянную роль мне дали не сразу. Это был образ Хуриджи в постановке по мотивам повести Решада Нури Гюнтекина. Я ее выпросила у незабвенного Валерия Эфендиева. Ходила за ним по пятам, и он однажды сказал: «Вот это мне в тебе нравится!»

 С тех пор актриса сыграла много ролей, но, по ее словам, актерская профессия не превратилась для нее в ремесло, не стала будничной рутиной.

– Я всегда иду на работу как на праздник! Для меня работа – священна. До сих пор испытываю эйфорию, когда только начинаю собираться в театр. Могу переодеться несколько раз, подбирая наряды. Я не привыкла отдыхать больше двух дней. Есть коллеги, которые часто говорят, что устали, что не хотели бы работать на сцене в выходные дни. Но ведь в эти дни мы работаем для всех!

На изображении может находиться: 2 человека, люди стоят

Говоря об эйфории сцены, логично упомянуть и о страхе перед выходом к зрителю. Юлиана поделилась, что ее начинает колотить озноб за несколько секунд до появления из-за кулис. Но как только актриса вышла, она перевоплощается и живет только в своей роли.

– Я, работая на сцене, не вижу зрителей. Свет рампы слепит, я сама в образе. Знаю, что в зале сидят близкие люди, но когда они спрашивают: «Ты нас видела? Мы тебе махали рукой!» – не знаю, что ответить. А некоторые коллеги могут разглядеть в зале всех своих знакомых, – смеется артистка.

Амплуа Юлианы Магомедовой – драматические образы. Многие считают, что комедию играть сложнее, но для актрисы роль сестры князя Пантиашвили в комедии «Ханума» не была трудной. А самым любимым стал образ Бахтунши в спектакле «Парту Патима». Работая над этой постановкой, безвременно ушедший режиссер Валерий Абдулович не назначал на роли, а дал задание самим выбрать себе образы и поработать над ними несколько дней. Потом он посмотрел «пробы» и, действительно, все роли в труппе, которые артисты сами распределили, совпали с его видением нового состава спектакля.

Разговор с актрисой не обходится и без актерской байки, хотя почти все рассказанные артистами смешные истории из театральной жизни реальные.

– Для постановки «Парту-Патимы» были приглашены молодые актеры из Ногайского театра. Они в массовке изображали монголо-татарские войска Тамерлана. По сценарию я попадаю к ним в плен, и они забивают меня плетками-нагайками. Бить они должны были сильно, поэтому на меня надели несколько толстых юбок. На репетиции все проходило нормально, но во время спектакля мучители так увлеклись, что мои толстые юбки упали, а на мне осталась лишь верхняя тонкая. Рубцы и кровоподтёки я бы стерпела, но мне нужно было после премьеры лечь на операцию. Врачи долго допытывались, кто меня так истязал? Они не могли поверить, что это «производственные травмы»,– смеется Юлиана.

Актриса вспоминает, как играла раньше молодую Шазу из Куркли, а сегодня играет уже Шазу в преклонном возрасте, Бернарду Альбу из одноименной пьесы.

Однажды Юлиана Магомедова снялась в большом кино. Она сыграла в фильме «Платон» вместе с шоуменом Павлом Волей, артистом цирка – йогом Мухтаром Гусенгаджиевым, другими знаменитыми артистами. Там снимались и ее земляки – актеры Лакского театра.

Бывали у Юлианы и «провалы с треском», как она выражается. В постановке «Солнечный диск» она выходила первая на сцену и заводила песню-мольбу о дожде, которую должны были поддержать коллеги, поочередно выходя из разных кулис. Но все прозевали свой выход, и когда песня должна была грянуть хором, Юлиана увидела, что стоит на сцене одна. Пришлось бежать со сцены! Как она тогда переживала, думала, что ее позорное бегство зрители будут еще долго помнить и обсуждать! Традиционно делясь планами на будущее и мечтами, Юлиана рассказала, что хотела бы сыграть в моно-спектакле, еще не решила, в каком, но где она могла бы себя проявить. Мечтает сыграть Раневскую в пьесе Чехова «Вишневый сад».

– Мне кажется, что я еще не сыграла «свой» спектакль, не показала свое актерское мастерство, уже опираясь на большой опыт работы на сцене.

Юлиана надеется, что ее мечта осуществится, ведь Лакский музыкально-драматический театр стал одним из ведущих творческих коллективов в республике.

– Наш коллектив делает все, чтобы Лакский театр развивался и был интересен и лакскому зрителю, и привлекал внимание публики разных народов Дагестана и России в целом, но основная цель сегодня – в рамках театрального искусства – сохранение лакского языка. 

      "Женщина Дагестана"  2020  № 3

Рубрика: 
Фото: 

Новый номер

Женщина Дагестана №3, 2020