четверг, 04 июня 2020
6+

ПРОСТИ МЕНЯ, МАМА …

Арсен сидел у могилы матери и не мог сдержать слез, они обильно лились по его щекам, заросшим щетиной. Поток скорби и запоздалой вины  рвался наружу из его сердца, но боль не становилась меньше. Весь сегодняшний день он просидел прямо на земле у могильного холмика. А с небольшой паспортной фотографии на плите (другой у мамы не нашлось) на него с неизменной любовью смотрела та, которая навсегда закрыла глаза полтора месяца назад. Та, с которой он так и не успел попрощаться. Она ушла с глубокой болью и обидой в сердце, но ни разу не обременила сына жалобами и просьбами, ни в чем не упрекнула. В последнее время он не находил времени быть рядом с матерью даже в самые ее тяжелые дни. А она, умирая, позаботилась обо всем, даже о возможных запоздалых муках совести своего неблагодарного сына. Мама написала в предсмертной записке, что очень любит Арсена и его семью, ни на кого не обижается и все заранее простила всем. Записку по просьбе матери передала Арсену ее подруга, но сама даже говорить с ним не захотела.

Прошел уже месяц после похорон, но Арсен не находил себе места от переживаний и чувства вины, так поздно осознанного им в полной мере.

… Вспомнилось детство. Отец умер, когда Арсену было всего пять лет. Мальчик знал его только по рассказам матери и по фотографиям. Мама, оставшись вдовой в двадцать пять лет, так и не вышла замуж, боялась, что чужой мужчина не сможет заменить Арсену отца, обидит ее мальчика.

 …Все годы после смерти мужа Амина жила только для сына и ради него. В школе никому и в голову прийти не могло, что холеный, хорошо одетый Арсен, – сын уборщицы. Чтобы растить сына как маленького принца его мать работала в трех местах, и в оставшееся время бралась за любую, порой тяжелую работу – убирала чужие квартиры, различные объекты после ремонта, стирала белье, оставляя себе на сон пару тройку часов. Любое желание Арсена становилось для мамы целью. Ему не надо было даже просить ее о чем-то, мать научилась угадывать его желания, следить за взглядами сына, понимать с полуслова.

 Стоило Арсену мимоходом похвалить брюки или куртку, магнитофон или любую игрушку друзей – мама тут же находила деньги и тащила его в магазин или на рынок.

Ходить к сыну на родительские собрания мама всегда просила подругу юности Зою, считая, что ее саму, плохо одетую и уставшую, Арсен будет стесняться.

–Ты всегда будешь меня в школу посылать или найдешь других липовых родственников?

–Нет, в следующий раз я приведу себя в порядок, немного отдохну и буду достойно выглядеть. А сегодня уже не успею, не получится.

– Как ты можешь достойно выглядеть, если работаешь в трех местах, да еще и прачечную на дому устроила, поесть не успеваешь. Тебе надеть нечего, а от одежды сына ломится шкаф. Пожалей себя, ненормальная, на тебя смотреть страшно: худая, бледная, измученная...

– Кстати, ты купила себе стиралку? Или опять горы белья руками стирать будешь?

Арсен вспомнил, как мама отвела глаза, а ему стало неудобно. Он-то знал, куда делись накопленные на машинку деньги. За неделю до этого мама, глядя в окно, увидела: Арсен вместе с другими дворовыми мальчишками ждет своей очереди, чтобы покататься на дорогом навороченном велосипеде друга. Подошла очередь Арсена, но в этот момент хозяин велосипеда вдруг передумал гулять и ушел домой. Мама видела, что сын едва сдерживает слезы, ведь он больше часа ждал своей очереди. На следующий день она купила ему такой же, отдав за дорогую игрушку все деньги, накопленные на стиральную машину.

В школе Арсен учился средне, но Амина, хотя сама дальше средней школы не училась, в старших классах нашла сыну самых опытных и дорогих репетиторов. Потом устроила в вуз и все годы учебы тащила на себе груз его несданных зачетов и экзаменов – благо деньги легко решали эту проблему. Вот только зарабатывать их с растущими потребностями сына ей было трудно.

 Арсен окончил институт, но работать по специальности не захотел. Мать  заняла деньги и, взяв в аренду небольшой контейнер на рынке стройматериалов, открыла сыну бизнес. Вначале Арсен как будто бы загорелся, вместе с матерью ездил по складам, выбирал товар, искал в Интернете производителей и оптовые продажи, но вскоре потерял интерес к делу. И Амина, теперь уже от страха не отдать долги, стала сама работать на рынке. У нее, самоотверженной и ответственной, не сразу, но все получилось. Дело быстро пошло в гору, и уже через два года она выкупила арендованный контейнер, а также купила сыну хорошую машину. Следующей целью Амины было купить большую квартиру и женить сына...

 – Прежде чем женить Арсена, заставь его работать, пусть привыкает – советовала подруге Зоя, – Или еще и жену его на шею посадишь? Арсен бездельник, ты надорвешься и умрешь, а он без тебя пропадет.

Пока Амина думала, в один из дней сын, не сказав ей ни слова, привел в дом девушку и сказал, что женится на ней.

 Будущая невестка, ее поведение, манеры и рассуждения, высокомерие и недовольное выражение лица не понравились Амине с первой же встречи. Но ни словом, ни взглядом она не показала свое разочарование, видела: Арсен влюблен в свою девушку без памяти. Что ж, для нее важно было одно – видеть сына счастливым. Это его жизнь и, может быть, она ошибается – Диана станет сыну прекрасной женой. Дай-то Бог! Амина тепло встретила будущую невестку, позаботилась о вкусном угощении, подарила Диане красивый дорогой платок в память об их первой встрече.

Сын, проводив девушку, вернулся, и Амина сказала ему, что планирует их свадьбу на осень, а засватать Диану они могут в ближайшее время.

– Мы не можем ждать до осени, мама, Диана беременна, срок уже два месяца. Свадьбу надо играть как можно быстрее. К ее родителям пойдем на этой неделе, – сказал как отрезал Арсен, нисколько не застеснявшись новости об особом положении своей невесты.

 Засватав Диану со всеми положенными почестями, Амина стала срочно решать квартирный вопрос – понимая, что втроем им в двушке будет тесновато. Продала оставшуюся в наследство от матери двухкомнатную квартиру, в которой они с сыном жили, а также старую дачу и, добавив к вырученным деньгам все свои сбережения, купила большую квартиру. Радовалась, глядя на шикарные после евроремонта комнаты, мечтала о том, как они будут жить все вместе, а уже скоро она будет помогать молодой паре с детьми и по хозяйству.

–Думаю, в такой большой квартире мы уживемся, – хвалилась она Зое. Здесь две отдельные кухни, два санузла, две лоджии и три балкона, но, надеюсь, совсем уж отделяться мы не будем. Я выбрала себе небольшую комнату, которая стоит особнячком от остальных – они меня и видеть будут только за завтраком и ужином, я дома мало бываю.

 Но все иллюзии Амины исчезли в одночасье, когда она в один из дней, вернувшись с работы пораньше, вдруг случайно услышала разговор будущей невестки с сыном. Арсен в тот день привел ее посмотреть новую квартиру. Амина не сразу поняла, о чем они говорят. И почему Диана так раздражена и недовольна? Прислушалась…

–Зачем твоя мать купила эту огромную квартиру? Не знаешь? А я могу тебе сказать! Чтобы мы всю жизнь в ее подчинении жили, а она следила за нами и диктовала свои правила. А я не хочу жить в общежитии, пусть даже в просторном и с евроремонтом! Есть только один выход – разменять квартиру на три плюс одну и жить отдельно. Поговори об этом с матерью.

Арсен искренне удивился словам невесты, попытался объяснить Диане: мама вмешиваться и тем более вредить не будет, не такой она человек. К тому же, все, что у них есть на сегодня, принадлежит маме. Она работала всю жизнь , круглосуточно и без выходных . Почему сейчас она должна жить отдельно от сына, почему нельзя жить одной семьей? Или в пяти комнатах им втроем будет тесно? Сын не убедил Диану, та намекнула, что поторопилась с согласием на брак.

Амина сделала вид, что ничего не услышала. А через несколько дней ненароком сказала сыну, что передумала жить с ними и пока поживет одна. Позже, когда станет старой и больной, они съедутся. А пока она  снимет квартиру.

–Но почему, мама? – ничего не понимал Арсен. – Ты же так хотела жить с нами, комнату себе уже выбрала.

–Хотела, но подумала: ко мне подруги приходят, бывшие соседи, шумят, галдят, по привычке вовремя не уходят. А вы только женитесь, вам надо привыкнуть друг другу, вдвоем поначалу будет легче.

– Но у нас огромная квартира, чем твои гости нам помешают? – никак не мог понять перемен в настроении мамы Арсен. Но Амина к радости невестки настояла на своем решении.

Зоя, узнав новости подруги, разозлилась и собралась идти на разборки с Арсеном: пусть свою обнаглевшую невесту приструнит, но Амина не позволила.

 – Зачем портить их отношения, Зойка. Арсен любит эту девушку. А для меня главное, чтобы они жили мирно и, не дай Бог, не разошлись из-за меня. Поживу отдельно. Может, раздражение и неприязнь Дианы связаны с ее положением, а потом все пройдет.

– Ей бы заткнуться о своем положении и радоваться, что замуж берут без упреков, да еще и с почестями. Раньше таких позорили, а ты ее бриллиантами осыпала, в то время как она против твоего присутствия в твоей же собственной квартире. Странный у нее токсикоз, не на еду, а на людей. Я бы на твоем месте послала ее куда подальше, на место бы поставила и сыну указала на ее поведение. Не знала я, что ты до такой степени дура!

Амина сыграла молодым большую свадьбу. Чемодану невесты и ее дорогим золотым украшениям с бриллиантами позавидовали многие даже богатые родственницы Дианы.

Амина вначале надеялась: отношения с невесткой у них наладятся, но с каждым днем понимала – Диана этого не хочет.

Претензии и капризы невестки не закончились, хотя они стали жить отдельно. Не прошло и месяца после свадьбы, как, озаботившись тем, что у мужа и свекрови общий бизнес, она сумела внушить Арсену: мать не отдает дело в его руки для того, чтобы держать их на коротком поводке. Но в возрасте Арсена уже не солидно работать на мамочку, и Диане стыдно говорить родным о том, что у мужа нет своего отдельного бизнеса

–А что тебя волнует – не понимал Арсен? – Я у матери один, других наследников нет, делиться не с кем. Какая разница, на кого оформлен бизнес? Там столько возни и волокиты с бумагами и налогами, мама в этом разбирается, а я – нет, и вникать не хотелось бы.

Капля камень точит, и в конце концов Арсен попросил у матери отделить его долю в бизнесе.

Амина удивилась: почему вдруг у сына возникло такое решение? Потом поняла: это опять Диана.

– Странно, что  сын нашел в этой истеричной капризной девушке? –  иногда думала она, будучи в гостях у молодых, и с сожалением замечала – Диана не только неуважительна по отношению к ней, у нее масса и других недостатков. Она совсем не готова к браку, не умеет вести дом, готовить, даже прибраться. Неуважительна, груба и агрессивна не только в отношениях со свекровью, но и с мужем, может взорваться в любой момент и по любому поводу, даже при людях. Попытки Амины научить ее чему-то или даже просто помочь по дому каждый раз заканчивались скандалом и истерикой невестки. Диана все принимала в штыки как вызов и упрек, в тайне жаловалась мужу на Амину, нещадно наговаривая на свекровь. А та, несмотря на то, что перевела весь бизнес на сына, продолжала работать, помогая ему во всем, ничего не требуя за свои услуги. Она решила для себя – ей хватит пенсии. 

Не помогло наладить отношения свекрови и невестки даже рождение подряд двух малышей, когда Амина стала приходящей няней и домработницей в семье сына. Диана спала, а свекровь ходила на рынок, в магазины, гуляла с малышами, кормила, поила…

В один из дней Арсен, пряча глаза от неудобства, сказал ей, что, жалея ее, уже не молодую и не здоровую, они решили найти няню. Поначалу, поверив в приведенные сыном причины, Амина запротестовала:

– Сынок, своя ноша плеч не давит. Мне это только в радость, я как проснусь – бегу к вам, скучаю по мальчикам. С ними я все плохое забываю, радуюсь. Арсен был вынужден сказать, что так хочет Диана. Он говорил правду: накануне Диана устроила истерику, сказав, что свекровь раздражает ее. Денег у них достаточно, и комната лишняя есть, чтобы нанять круглосуточную няню.

 Амина опять постаралась понять сына. Спрятав обиду поглубже, старалась приходить в семью сына редко, а чтобы видеть внуков, ходила в парк, где с ними гуляла няня.

Шли годы. Но все оставалось по-прежнему. О том, что мальчики могут переночевать у бабушки или поехать с ней в село, как та не раз просила, Диана и слышать не хотела.

 Однажды ничего не понимающая Амина все же решилась на разговор с сыном, спросила у Арсена, почему Диана изолирует ее от внуков, за что так ненавидит ее? Сын раздраженно ответил:

–Ты опять придираешься к Диане? Как же мне надоела ваша вечная война! Может, мне развестись? Ты успокоишься тогда?

Задохнувшись от несправедливости, Амина не сразу смогла ответить. Такой реакции она не ожидала, ведь впервые решилась заговорить об этом.

Шли годы… Амина редко видела сына и внуков и до слез скучала по ним. Она совсем перестала ходить к сыну в гости, заметив, как не нравятся невестке ее даже редкие визиты.

Как-то Амина заболела, и Зоя, несмотря на нежелание подруги, позвонила невестке и попросила проведать больную свекровь, отвезти к ней внуков. Но Диана безучастно и холодно ответила:

– Мои родители тоже болеют! Что тут поделаешь, возраст такой, порхать до глубокой старости ни у кого не получается. Пусть и ваша подруга осознает, наконец, это.

Зое стало больно за Амину: уж она-то хорошо знала, как «порхала» по жизни ее подруга…

…Сидя у могилы матери, Арсен испытывал боль и стыд. Перед ним вставал каждый случай их грубости, несправедливого, недопустимого отношения к родной матери. Только теперь он осознал, что все это происходило по его вине: не желая ссориться с женой, раз за разом он предавал человека, который беззаветно его любил.

Вспомнился день, когда заболел отец Дианы, и она ушла к родителям на выходные. Арсен с детьми остался дома. Позвонила мама и, узнав, что мальчишки с отцом, попросила сына привезти их. Арсен обрадовался: мать заберет детей, и ему не придется возиться с ними. Амина уже предвкушала: она напечёт пирожков, купит фрукты, сладости, а на следующий день – годовщина смерти деда, и дети  могут пойти вместе с ней на кладбище. Амина и сыну напомнила об этом.

– Не смогу, мама, надо было раньше мне сказать, я с ребятами на дачу еду.

Амина опять уговорила себя понять сына. С утра, взяв с собой мальчиков, пошла на кладбище. Показала им могилу, рассказала о деде.

Дома их уже ждали разъярённая Диана и Арсен, которого невестка срочно вызвала с дачи. Мальчики кинулись к матери; им не терпелось поделиться, что они были у дедушки. Диана разъярилась еще больше: как смела свекровь, не спросив у матери, таскать детей по кладбищам?! Вон, на них лица нет! – кричала она.

Арсен попытался сделать жене замечание, но та взорвалась и напала теперь уже на него:

– Ты настоящий сын своей матери! Пещерные вы люди, понятия не имеете, как воспитывать детей, чем кормить, куда водить!

О болезни матери Арсен узнал от Зои. Он прибежал в тот же день, посидел немного… Но ни тогда, ни позже серьезно к ее недугу почему-то не отнесся. А Амина, не желая пугать сына, на здоровье не жаловалась, и Зое запретила посвящать Арсена в истинное положение вещей. Одно единственное желание, которое она выражала, – увидеть внуков.

 Однажды женщина, так и не дождавшись детей, позвонила сыну:

– Пожалуйста, приведи мальчишек. Я хочу вас увидеть, мне уже немного осталось…

Сейчас Арсен проклинал себя: почему его сердце было так глухо, почему оно не почувствовало никакой тревоги за мать?

В голове стучало молотком – «мне мало осталось», как же он не насторожился: ведь мать никогда словами не бросалась!

Арсен помнил просьбу матери, но знал и другое: первым делом она спросит о мальчиках, а Диана их не отпускала, устраивала истерики. Арсен понимал, что нужно приструнить обнаглевшую жену, но все никак не решался на тяжелый разговор.

Недели сменяли одна другую, а времени или необходимости проведать маму так и не нашлось. А она – все понимала, потому и не звала…

На кладбище темнело. Старик-сторож уже несколько раз подходил к одиноко сидящему у свежей могилы мужчине, беспокоился – с утра тут человек …

…Арсен уже неделю жил в опустевшей квартире матери. Только после ее смерти он узнал, что она снимала одну комнатку в двушке, во вторую пустила студентку, чтобы не так много платить одной. Не знал и того, что мать мыла три подъезда в своем доме, чтобы хватало на жизнь и оплату квартиры.  Особенно тяжело стало Амине после того, как она заболела – почти все уходило на лекарства.

«Выходит, ничего я про свою мать не знал… А Диана?! Как она могла?!» – с горечью спрашивал себя Арсен.

 … Арсен поручил Диане назначить матери ежемесячную выплату. «Это ее бизнес, ее вложения, и она должна иметь свою долю», – объяснил он тогда жене, которой обозначенная сумма показалась слишком значительной. А теперь он узнает от Зои, что на следующий же день Диана пришла к свекрови и спросила:

– Какую сумму вы хотите ежемесячно? 

Амина удивилась, не понимая:

– О чем ты?

– Не притворяйтесь! Можно подумать, Арсен сам придумал платить вам ежемесячное пособие! Я оформлю деньги как благотворительность, как ежемесячную поддержку больного человека. Чем чужим, лучше вам! Итак, сколько денег вы хотите? – презрительно спросила невестка.

Зоя не выдержала:

– Знала, что ты хамка, но не думала, что до такой степени! Ничего, у тебя и самой сыновья есть, ты им хороший пример показала… А теперь пошла вон и не приходи сюда больше!

Диана клокотала от злости, но ушла молча: Зоя не ее свекровь, она сумеет постоять за себя; если разозлится, пойдет к Арсену разбираться.

Арсен со стыдом вспоминал сейчас и этот инцидент. Доверив тогда Диане пересылку денег, он ни разу не поинтересовался, выполнила ли жена его поручение; хватает ли больной матери на съем жилья, лекарства и питание?

В эти дни после смерти матери он остался в ее опустевшей квартире матери, почти ничего не ел, пил только воду, словно желал залить горящую, кровоточащую рану, но легче не становилось…

Он вернулся с кладбища уставшим, измученный своими горькими мыслями. Прилег на мамин диван и сразу уснул.

… Мама накрыла его пледом, погладила по голове. Он, поймав ее руку, прижался к ней и заплакал:

– Прости меня, мама! Прости! Хотя я бы не смог! Я так виноват! – твердил он, как в горячке …

– Успокойся, сынок, я давно уже простила. Да и не сердилась на тебя особо, понимала: трудно выбирать между женой и матерью…Иди домой, сынок, тебя семья ждет…

– А ты, мама?!

– Меня уже не вернуть, сынок. И Диана тут ни при чем. Не вини ни себя, ни ее, постарайся восстановить мир в своей семье.

Арсен собирался что-то сказать матери, но она перебила его:

 – Мне пора, я спешу, сынок. Пообещай, что уже сегодня вернешься домой и все наладишь. Ты мужчина, значит, ты должен все преодолеть. Я простила Диану, и ты прости, она мать твоих детей. Сделай это для меня, сделай так, как я прошу. Вернись и всем все прости. И себя тоже прости, не убивайся так …

– Мама, прости, прости! – кричал Арсен отчаянно, и от этого крика проснулся…Он вскочил, вытер мокрое от слез лицо маминым платком и  засобирался домой…

Арсен не знал, как будет жить дальше, что скажет жене, не знал…

Но он дал слово матери вернуться, простить всех и, прежде всего, себя, потому что только тогда мама простит и его.

Ведь она обещала…

 

Эльмира Ибрагимова

Новый номер