ЗДЕСЬ Я ДОМА

На изображении может находиться: текст

 

 

Голос, глубокий, запоминающийся, переливаясь яркими интонациями, рождал совершенно особое восприятие традиционной, знакомой, казалось бы, мелодии. В исполнении солистки Дагестанской госфилармонии Юлии Горбатенко знаменитая песня «Долалай» М. Кажлаева на стихи Р. Гамзатова, давно ставшая народной, вызывала интерес своеобразной «женской» обработкой, обогащенной лирическими нотками, необыкновенной чувственностью. Вокальная интрига раскрылась при ближайшем знакомстве с певицей.

Юлия Горбатенко родом из Украины. В Дагестане оказалась волею судьбы. Тщательно подбирая слова, рассказывает она о том, что заставило ее покинуть родной дом, семью, родителей. Закончив Полтавское музучилище, отделение академического вокала, она работала в местном театре, в филармонии. Но хотелось шлифовать мастерство. Отправилась поступать в Киевскую консерваторию, где ей предложили первый курс проучиться платно, а через год обещали бюджетное место. Но девушка не могла себе это позволить. Выход был один – поехать в Москву. Надо было зарабатывать и помогать семье. Но столица встретила ее отнюдь не с распростертыми объятьями.

– Да, я не рассчитывала на то, что у меня все сразу сложится. Пела в одном из известных московских клубов, хотя понимала, что перспектив роста там нет. У меня был репертуар, записанный на мини-дисках, я с успехом исполняла песни Селин Дион, Уитни Хьюстон, Тины Тернер, солировала в московской группе «Мираж» и др. Через год решила попробовать поступить в Московскую консерваторию, и вновь предложение после прослушивания – год проучиться на платной основе. Но для молодой певицы из Украины, да еще с маленьким ребенком на руках, это было невозможно. Тогда она поступила в Московский институт рыночной экономики и социальной политики и получила образование по специальности «банковское дело».

– С дипломом я могла рассчитывать на более-менее сносное существование, – рассказывает Юля, – помогать родителям. Но это вовсе не означало, что я покончила с карьерой певицы – всего лишь было временное отступление.

Юля рассказывает, что пела всегда, чуть ли не с рождения. И никем другим, кроме как певицей, она себя не мыслит.

– Начинала я как «народница» – исполнительница народных песен. На Украине ведь «спивают» всей семьей и поют не только украинские, но и песни некогда одной большой страны, в которой все народы жили дружно. Ведь нас объединяла одна история, одна культура, – говорит она.   Для Юлии Украина остается той болью, что возникает от разлуки с семьей. Но она признается, что в Дагестане ощущает себя комфортно, ей нравятся люди, искренние, эмоциональные, добрые, еще живущие по традициям, ушедшим из жизни больших городов. Совсем не случайно Юлю так интересует история древнего и современного Дагестана.

На изображении может находиться: 1 человек, сидит

– Экзотический, удивительный, многоязычный край, – дополняет она. – Я серьезно думаю над тем, чтобы создать концертную программу, в которую будут включены композиции современных дагестанских авторов, например, молодого композитора Зумруд Мусиевой.

 Ее влекут не только кавказский шансон, эстрада, лезгинка, без которой не проходит ни одно культурное событие в республике, но и искусство многонационального народа. И к дагестанской народной песне она внимательно прислушивается, находя в ней интонации, берущие за душу, когда тебя трогают искренность, мелодии, пришедшие из древности, если даже не понимаешь языка.

Певица воспринимает на слух непривычные диссонансные ноты, на уровне подсознания ощущает гортанную глубину и одновременную напевность. И ее попытки испробовать новый для себя жанр национальной песни, да так, чтобы слушатель не почувствовал акцента исполнителя, по мнению продюсеров, удачны и вызывают интерес. А она уверена в том, что исполнитель обязан не только профессионально копировать речь, но знать перевод текста, историю народа, на чьем языке она поет. И вспоминает, как в Египте, когда она в караоке пела на итальянском языке, подошли туристы, заговорили по-итальянски и удивились, что певица родом из Украины.

На изображении может находиться: 1 человек, улыбается, стоит

– Исполнитель точно должен знать, что непрофессионализм начинается с досадных ошибок. Для меня участие в дагестанской группе «Джислам» стало школой национальной эстрадной песни. Репертуар самый разнообразный, – делится Юля, – и поем мы на многих дагестанских языках, а это так интересно и помогает осмыслить уникальность дагестанской песни.

 Я не могла не задать певице вопрос, каким она мыслит свое будущее, и стал ли Дагестан для нее близким, родным. Она смущается, стараясь избежать громких слов.

– Понимаете, – говорит она,– здесь я дома, я своя и забываю, что крыльцо моей хаты, мой сад, моя родина далеко отсюда. Конечно, скучаю по дочке, маме, но жизнь дагестанская не тяготит меня, я привыкла, и, как мне кажется, я здесь надолго. Певица не торопится рассказывать о своих планах, по-прежнему в ее голове мысли о том, чтобы помочь семье, живущей непростой жизнью. Нет, она не жалуется, считает, что грех сетовать на судьбу. И очень надеется, что на ее родине воцарятся мир и покой. Ведь так было до тех пор, пока не произошел противоестественный, ненормальный развал страны. На Украине перестали работать заводы, некогда выпускавшие КрАЗы, пришли в упадок сталелитейная, вагоностроительная отрасли. Страна оказалась в тяжелейшем положении. Вот тогда-то и пришлось многое пересмотреть в жизни. Конечно же, Юля уверена в том, что рано или поздно исчезнут ненависть, искусственно разжигаемая межнациональная рознь. Оптимизма ей не занимать!

На изображении может находиться: один или несколько человек, люди сидят, обувь и на улице

У молодой певицы в Дагестане уже много друзей, но еще больше – творческих планов. И что-то нам подсказывает, что мы еще не раз услышим имя Юлии Горбатенко.

– Я родилась в СССР, – говорит она, – и мне одинаково близки и Украина, и Россия. Я говорю на русском, но и «мова» для меня родная…

Напоследок она спела удивительно лиричную песню. Она несла в себе силу, умиротворение, надежду на будущее.

 

Айшат Тажудинова

 

Партнеры