Вам и не снилось

Медийность – показатель популярности публичной личности, творческого человека, к слову которого не просто прислушиваются, но иной раз, рассматривая под увеличительным стеклом,   ссылаются на него, создавая общественное мнение… С этим не поспоришь.
Драматург, писатель, поэт Раисат Ибрагимова как раз из разряда личностей, общение с которыми заставляет присмотреться к, казалось бы, незаметным на первый взгляд вещам, раскрывая обычный-необычный мир, давая силы находить умиротворение в малом: живом растении, полевом цветке, нежном плоде, проглядывающем сквозь яркую листву, неповторимом пении птиц, заставляющем душу уноситься ввысь. Она и в быту такая – гостеприимная, теплая, с ней хочется быть откровенной, не опасаясь, что твои слова не так истолкуют, превратно поймут.
В теплом доме, уставленном книгами, рукописями, разложенными на письменном столе, хозяйка демонстрировала мне и моей коллеге свой «зимний сад», в котором можно было снять с «грядки» помидор, срезать «урожай» свежей зелени, чтобы тут же состряпать салат, сорвать с ветки лимон к чаю. «Зимний сад» плодоносит круглый год, но хозяйка не видит в этом ничего особенного и, смеясь, утверждает, что все, что занимает полезную площадь ее веранды, растет само по себе.
Но на самом деле все, что Раисат делает, наполнено такой искренней любовью, что отвечает ей взаимностью.
Разговор, на первый взгляд, незатейливый, не касающийся ни творческих планов, ни рассказов о том, как создаются ее удивительные пьесы, каждую из которых можно назвать эталоном дагестанской драматургии, шел о том, что беспокоит дагестанцев, о чем думают сегодня горцы. Ее размышления содержат столь точные характеристики, психологические оценки, что удивляешься, откуда в ней такое  поразительное умение чувствовать то, что волнует сегодня каждого из нас? Только ли опыт, знание жизни?
На изображении может находиться: 1 человек, часть тела крупным планом
 
Начало
 
Детство? Оно было счастливым, считает Раисат. Нет, не безоблачным, но ярким, запоминающимся. Отец Магомед Багандович сразу почувствовал в ней какой-то особенный характер, острое желание окунуться в самую гущу жизни.
Свои первые стихи Раисат написала еще за школьной партой. Уже тогда учителя отмечали недетскую серьезность, осмысленность образов, рожденных ее воображением. Представьте, в 7-м классе ее стихи взяли в республиканский журнал «Соколенок»! А дагестанский классик, писатель Муса Магомедов, переводивший ее стихи, признался, что девочку ждет большое будущее. Будучи еще ученицей, на встрече с народным писателем Дагестана Хизгилом Авшалумовым она услышала похвалу от мэтра дагестанской литературы, напророчившего ей судьбу писателя, творческого человека. Могла ли выбрать наша героиня нечто другое, более приземленное для себя? И хорошо, что это понимали окружающие сельскую девчушку люди. Но именно отца Раисат считает своей путеводной звездой.
Педагог, судья, адвокат, а еще математик, историк, его можно было назвать человеком, которому до всего есть дело. Он обладал и литературным даром, с легкостью переводил с русского на даргинский язык советскую классику.
Отец не стал препятствовать честолюбивым планам Раисат и благословил ее выбор – Литинститут. Она же грезила творчеством, можно сказать, ею владела некая одержимость, свойственна сильным натурам. И вот юная горянка оказалась в стенах Литинститута, совершенно уверенная в том, что только здесь она должна учиться.
– Конкурс был такой высокий, – признается Раисат, – что я упала духом; мне казалось, что среди огромного количества абитуриентов  столько талантливых людей, что я обязательно затеряюсь среди них.
И когда огласили результаты конкурса, отметив высокий профессиональный уровень дагестанки, сердце девушки, по ее признанию, словно на части разорвалось от счастья.
Строгое жюри посчитало, что уровень творческих работ Раисат, представленных на конкурс, соответствует третьему курсу обучения; уже на предварительном собеседовании ее похвалили за индивидуальность, яркость и метафоричность образов.
Нет, она не загордилась, осознавая, что только в начале пути, и многому училась у мэтров. Это действительно оказалось счастьем – заниматься у классиков, имена которых раньше она знала только по учебникам. Но главное, Раисат выработала свой индивидуальный почерк, научилась растворяться в мире своих героев, близких и понятных, заставляющих размышлять, возвышаясь над обыденностью, очищаясь, приближаясь к образу человека, для которого общественное превыше личного, а чувства – то заветное, что таится глубоко в душе.
 
Удивительная дагестанка
Конечно же, она оставалась тем горным цветком, что распускается поутру робким, прекрасным первоцветом, выделяющимся в природе сдержанными и одновременно яркими неповторимыми красками.
Интерес к дагестанскому драматургу, удивляющему маститых профессоров тонким ощущением природы человеческих чувств, необыкновенным драматизмом, тем, что отличает большую литературу, был не случаен.
На изображении может находиться: 2 человека, люди стоят и в помещении
– Мне хотелось в большей степени доказать себе, что я чего-то стою, что слово мое, хоть и «не дано предугадать», но отзовется в душе не только дагестанского, но и любого другого читателя. Я мечтала открыть для всех мир крохотного горного края, на земле которого творят прославленные зодчие и воины, алимы и поэты, воспевающие родной край.
Судьба подарила мне невероятное количество удивительных встреч, – рассказывает Раисат, – это были неординарные личности, мировые величины, и я ощущала себя словно в невесомости, не веря в счастье не только общаться, но и учиться у них. Я понимала, что драматургия – сложный жанр, и автор так должен выстраивать сюжетную канву, чтобы зритель мог узреть и прочувствовать то, что близко его внутреннему миру, сопереживающему, неоднозначному, противоречивому.
Этому ее учила академическая профессура, акцентируя внимание на то, что мировая литература соткана из чувств, глубоких, понятных каждому живущему на земле. И Раисат Ибрагимова оказалась старательной студенткой, сразу попав в число творческого актива вуза. Ее можно было увидеть не только на премьерных спектаклях, например, в модном тогда театре на Таганке, но и на самых представительных творческих форумах.
Она вспоминает Шестой всесоюзный съезд советских писателей. В качестве почетного гостя рядом с ней оказался всемирно известный итальянский писатель, прозаик Альберто Моравио.
Это был далекий 1976-й год, период расцвета советской национальной литературы, поэтов, писателей, чьи имена были известны на весь мир. Мирзо Турсун-заде, Чингиз Айтматов…
 
На изображении может находиться: 9 человек, люди улыбаются, люди стоят
Она как сегодня помнит невероятно талантливого Чингиза Айтматова, писателя, чьими произведениями зачитывались, восхищались. Сдержанный, глубокий, чутко прислушивающийся к дыханию своего времени, он с философской мудростью напророчил распад страны, смутные времена, превратившие людей в неких получеловеков – манкуртов.
На подъеме была и дагестанская литература. Гремели имена Расула Гамзатова, Фазу Алиевой, Ахмедхана Абу-Бакара. В то время писательские совещания проводились в автономных, союзных республиках, и молодого драматурга как одну их лучших студенток часто командировали от Литинститута на представительные форумы.
– Это была школа большой литературы, – вспоминает Раисат. – Царила необыкновенная атмосфера большой писательской семьи, где было закономерно радоваться удачам друг друга, вместе собираться, дружить. Вспоминаю сейчас, как сон, – улыбается Раисат. – В одном потоке со мной учились Магомед и Марина Ахмедовы; вообще, дагестанская группа отличалась необыкновенной сплоченностью, дружбой, готовностью быть рядом. И так до сих пор!
 
На изображении может находиться: 2 человека
А когда я спросила ее, почему она, несмотря на известность в театральном мире, в дагестанской драматургии, востребованность в авторских пьесах, которые идут практически на подмостках всех национальных драматических театров, так и не стала членом Союза писателей республики, она улыбается мягкой улыбкой:
– Разве это так важно? Для меня важнее слово, обратная связь со зрителем, то, что он чувствует, что трогает его. Я помню слова ректора Литинститута В. Пименова, известного поэта, прозаика, публициста. Он говорил о главном предназначении поэта, писателя – быть вместе со своим народом, понятным и близким, сокровенным и созерцающим, пробуждающим высокое в душе человеческой.
Драматург, дипломная работа которой защищалась под руководством знаменитого на всю страну В. Розова, оказалась достойной ученицей.
На изображении может находиться: 2 человека, люди улыбаются, люди стоят, ребенок, ночь и в помещении
Сохранить свою индивидуальность.
– Это так важно, особенно сейчас, когда видишь такие постановки на подмостках центральных московских театров, что становится неловко за своих коллег, для которых очередной спектакль – не диалог с душой человеческой, а дешевая мелодрама, пробуждающая низменные чувства, корысть, стяжательство, – замечает Раисат.
Она вспоминает свою первую серьезную работу, пьесу «По скользкой траве», переведенную драматургом Йозасом Монтевила и поставленную на литовской сцене. Это было настоящее признание ее литературного дара. Драматург взялась за серьезную проблему, пытаясь разобраться в том, что же толкает человека на преступление, где тот враждебный ген, что превращает разумного хомо-сапиенса в изгоя, от которого отворачиваются, которого избегают.
 
На изображении может находиться: 3 человека, люди стоят и ребенок
Пьеса более 150 раз шла с аншлагом. Главный режиссер Даргинского театра Мустафа Ибрагимов вспоминал, как к нему с благодарностью подходили зрители, покоренные силой чувств героев, драматизмом действия. На аварский язык пьесу «Три тополя у дороги» перевела народная поэтесса Дагестана Фазу Алиева, зорким взглядом разглядевшая истинный талант Раисат Ибрагимовой. Сюжет рассказывает о матери, проводившей троих сыновей на войну. Перед уходом на фронт братья посадили деревья. Никто не вернулся с войны. И мать продолжает ухаживать за деревьями, в которые, как она верит, переселились души сыновей…
В творческом портфеле нашей героини пьесы, в которых автор прослеживает неспокойную эпоху и которые вполне можно назвать историческим документом  о переломных десятилетиях конца прошлого и начала этого века: судьбоносных, раскрывающих образ человека, переживающего общественный раскол, передел мира.
«Узоры на языках пламени» – очередной поиск автора, высвечивающего время, ограниченное мобильным общением, средой, в которой так легко затеряться. По этой пьесе ставится фильм.
В 2009 году пьеса дагестанского автора была признана лучшей на Всероссийском фестивале драматургов, проходившем в Ростове-на-Дону.
Надо сказать, Раисат Ибрагимова – драматург, востребованный временем, но многое, что только предстоит подготовить к публикации, по ее признанию, пока хранится в пухлых папках.
После окончания института Раисат чуть было не осталась в Москве. Секретарь Союза писателей РФ Н. Грибачев, консультант по национальной литературе, уходя на пенсию, предложил ей свое место. Это предложение подтвердил и А. Галанов, проректор Литинститута. И счастливая выпускница побежала звонить отцу, чтобы сообщить радостное известие. Но отец настоял, чтобы она вернулась, посчитав, что дома ей будет лучше.
 
Где родился…
Раисат вернулась домой, устроилась на работу в Дагучпедгиз, много ездила, но никогда не жаловалась: ей нравилась работа с людьми, общаясь с которыми она наблюдала характеры, судьбы, сюжеты, которые лучше жизни никто не придумает. Этот опыт помог ей во время работы в детском журнале «Соколенок». Со временем ее пригласил редактором детского вещания тогдашний руководитель Гостелерадиокампании Магомед Гамидов. И она ни разу не пожалела о своем решении, получив новый импульс от встреч с интересными людьми, познакомившись с нелегким, но таким интересным журналистским делом. Не часто, но она выбиралась и в Москву, где встречалась со своими друзьями, которые уговаривали ее переехать. Но Раисат всегда знала, что человек должен жить там, где родился, где живут родные люди, дагестанцы.
На изображении может находиться: 2 человека, люди улыбаются
Все только начинается
Общаться с Раисат Ибрагимовой было чрезвычайно интересно. Ее рассказы о необыкновенных встречах с необыкновенными людьми, среди которых Олег Табаков, Юрий Любимов, Владимир Высоцкий, Леонид Филатов, Михаил Ульянов, влекли интересными наблюдениями, той особой теплотой интонации нашей коллеги, оценивающей знаменитых актеров, режиссеров с человеческой, лишенной гламурности точки зрения.
 – Эти были люди, совершенно лишенные звездности, остававшиеся великими трудоголиками. Они сохранились в памяти как творцы большого российского кинематографа, театра, создавшие школу творческого мастерства, известную во всем мире, – отмечает дагестанский драматург.
Раисат Ибрагимова – удивительный собеседник. И о ком бы она ни рассказывала, каждый раз это тонко подмеченные черты характера, будь то известный или просто обычный человек. Каждый для нее одинаково бесценен, дорог своей неординарностью, сутью, позицией. Знаток истории Дагестана, она знает огромное количество притч, легенд, преданий, которыми щедро делится со своими читателями. Дом ее заполнен друзьями, близкими, коллегами. И всех ждут Раисат, ее дочь Лейла, такая же улыбчивая и гостеприимная, как и ее мама.
Спрашиваю, много ли у драматурга работы. Раисат улыбается и признается, что творчество – процесс бесконечный, и планов у нее множество.
– Вы даже не представляете, сколько, – говорит она, и тут же переключается на рассказ о том, что в близлежащей школе ведет драматический кружок. А мы замечаем, что с ее академическим образованием ей бы преподавать в вузе театроведение, читать лекции студентам.
Счастливая судьба? – спрашиваем.
– Счастливая, – не задумываясь отвечает Раисат. – Такая счастливая, что вам и не снилось…    
 
Рубрика: 

Свежий номер

Партнеры