вторник, 31 марта 2020
6+

ВЫБИРАЙТЕ ЛЮБОВЬ

              …Мне с женихами не везло. По мнению окружающих, я была симпатичной девушкой, к тому же из обеспеченной, уважаемой семьи, но сваты в наш дом не спешили. Позже я поняла: многие просто боялись моего авторитарного отца, который всегда и во всем признавал только свою волю.

В двадцать два года я, без пяти минут выпускница вуза, была еще не засватана, и это очень беспокоило моих родителей.

Однажды на последнем курсе моя подруга Аида сказала, что наш однокурсник и староста Али попросил ее устроить нам встречу для разговора.

– У него серьезные намерения, Мадинка! – радовалась за меня Аида. Она знала: еще на первом курсе я была тайно влюблена в Али, но скрывала, не надеясь на взаимность. Али нравился многим девчонкам, но мне в этом парне больше, чем его красивая внешность, нравились характер и поведение. Он был более самостоятельным, чем его сверстники, отличался скромностью, целеустремленностью. Он серьезно занимался вольной борьбой, делал успехи, но отказался от большого спорта ради медицины. Все годы хорошо учился, занимался общественной работой, и был, как и я, рекомендован для поступления в аспирантуру.

Думая о предстоящем свидании с Али, я вдруг вспомнила события годичной давности. Нас с Али и с дочерью декана Аминой послали в Москву на студенческую конференцию. И по дороге, и в Москве Али ухаживал за нами обеими, сопровождал повсюду, таскал наши сумки, размещал в гостинице, а перед возвращением домой пригласил в кафе и подарил цветы.

Все эти ухаживания Амина принимала на свой счет. Он чаще разговаривал с ней, а на меня почти не смотрел. Позже я поняла: Али стеснялся меня. Но тогда в Москве и я подумала: конечно же, Али неравнодушен к Амине.

– Если что, выйду за Алишку замуж, – вслух рассуждала Амина, когда мы оставались одни в номере. – Он красавчик, спортсмен, отличник учебы, не пьет и не курит. Сельский, конечно, и это заметно. Говорят же, человек может уехать из деревни, но деревня из него никогда не уедет. Хотя я сумею прогнать эту «деревню», если будем вместе: приодену его, научу хорошим манерам, а папа сведет с нужными людьми.

И вот теперь Али признался Аиде в своих чувствах ко мне и пригласил для разговора в кафе. Зная, что одна я не пойду, Аида составила мне компанию, но уже через пять минут, сославшись на дела, ушла. Али волновался, и это было заметно. От волнения он сразу и даже без объяснения в любви сделал мне предложение. Увидев мое удивление и замешательство, разволновался еще больше и сказал:

– Ты мне с первого курса нравишься, нет, ты мне больше чем нравишься. Я тебе об этом еще в Москве сказать хотел, но не смог. Я сказал о тебе маме, она придет к твоим родителям, если согласишься. Но сейчас не отвечай, подумай.

Наверное, я уже на этом первом свидании сказала бы Али свое «да», но помня, что решение за отцом, промолчала. Внутренне я надеялась, что отец согласится: он всегда ставил нам в пример самостоятельных ребят, которые достигают цели без помощи родителей, денег, связей.

Вечером я рассказала об Али маме, была уверена – она не будет возражать и поговорит с отцом. Мама передала наш разговор отцу, но он промолчал. Это удивило, но уже через два дня, услышав спор родителей, поняла, ему нужно было время навести справки о семье Али.  

– И что стыдного в том, что люди живут в селе и не богаты? – горячо спорила с отцом мама. – Парень – отличник, спортсмен, не пьет, не курит, сам себя обеспечивает, помогает матери. Этого мало, Расул? Разве ты сам не с нуля начал, не прошел все эти препятствия?

– Прошел, потому и не хочу такой жизни для своей дочери. Я бы без слов помог этому парню встать на ноги. Но в горах у него неработающая больная мать и три сестры-школьницы. Все они будут сидеть на шее твоего хваленого жениха!

– Но ты ведь тоже один, без родителей, поднимал братьев, и это не помешало тебе стать успешным! Али достойный парень, они с Мадиной могут вместе и делом заняться, ты дочери бизнес открыть собираешься, – уговаривала отца мама, но отец сказал как отрезал:

– С какой стати мне всю жизнь опекать его семью? Моя дочь не дура и не уродина, чтобы я покупал ей мужа!

Не прошло и месяца, как отец сообщил мне о предстоящем обручении с сыном его друга Анваром.

– Он сейчас учится в Москве, через год закончит учебу, а ты интернатуру, и мы сыграем свадьбу. Анвар – парень и видный, и богатый, и с хорошим образованием. За ним ты будешь как за каменной стеной.

– Анвар хороший, знаю, папа, но я не хочу за него замуж.

– Я не спросил у тебя ответа! Этого хочу я. Ты моя дочь, и я думаю о тебе. И когда голодранцу тому отказал – тоже о тебе думал! – отец был так категоричен, что я ни слова произнести больше не смогла.

– Почему так называемый жених нашей дочери ни разу не позвонил, ничего не сказал, – пыталась достучаться до отца мама. – Пойми же, наконец, Расул, наша дочь не хочет выходить за Анвара, она все время плачет. Мы не в средние века живем, разве можно насильно выдавать дочь замуж? И после этого ты будешь говорить, что любишь ее?

– Люблю и потому смотрю немного дальше, чем ты. Ее слезы высохнут, а потом моя дочь будет жить как королева, – отец был неумолим.

Анвар приехал, но к нам почему-то совсем не торопился.

– Все правильно, – оправдал его отец перед мамой, возмущенной невниманием жениха, – у Анвара традиционное воспитание. По нашим законам накануне обручения жених в дом к невесте не приходит.

Обо всем, что происходило в семье Анвара, я узнала гораздо позже. Как выяснилось, Анвар категорически отказывался жениться на мне, но его родители проявили настойчивость: я всегда им нравилась, и они не скрывали этого, а еще у них был свой расчёт – женитьба сына помогла бы семье Анвара выйти из ситуации с долгами моему отцу.

Анвар признался родителям, что любит другую. Его девушка – кабардинка, училась с ним в Москве. Но те поступили по-своему, пришли свататься к нам.

Анвара с ними не было, и кольцо надела мне его мать.

Я стала невестой, шли недели за неделями, но жених так ни разу и не позвонил мне из Москвы, зато повышенную активность проявляли его родители: приносили подарки, сладости, часто звонили и навещали. Тетя Айша, мама Анвара, несколько раз приносила цветы, якобы по просьбе сына.

Перед Новым годом Анвар приехал, его родители были уверены в том, что он одумается, не будет больше возражать против женитьбы на мне. Ведь к этому времени его Айна, с которой он встречался два года, отказала ему. Она перешла на заочное отделение, уехала домой и даже вышла замуж. Анвар не мог понять причин перемены в любимой и ее скоропалительного брака, он не знал, что его мать специально прилетала в Москву и поставила девушку в известность, что их семья против этого брака.

В этот свой приезд Анвар пришел к нам с родителями, сидел молча, на меня даже не взглянул.

– Помоги, мама, ты же видишь, Анвар совершенно равнодушен ко мне.  Зачем нам обоим этот брак? – плакала я, когда ушли гости.

Мама промолчала, но я видела, что все эти вопросы мучают и ее тоже.

Анвар приходил к нам редко, и всегда обязательно с матерью или с сестрой. Никуда меня не приглашал, звонил тоже редко. В один из дней он попросил встретиться.

– Я должен был сказать тебе это раньше, Мадина, ты имела право все знать. Я не хотел нашего с тобой брака. Говорил об этом родителям, но они не поняли. Я потерял любимую девушку – она вышла замуж. Теперь мне все равно, на ком жениться. Я знаю, ты хороший человек и будешь мне хорошей женой. Но я не люблю тебя и не уверен, что смогу полюбить, пусто у меня на душе. Не хочу, чтобы ты потом страдала и плакала. Откажись сама.

Не знаю, как я добралась в тот вечер до дому. Не сразу смогла рассказать обо всем маме – слезы душили. Мама пообещала еще раз попробовать убедить отца.

Они говорили на повышенных тонах, и я все слышала. Мама в который раз объясняла, что у нас Анваром нет никаких чувств друг к другу, нет взаимопонимания, жених не приходит и не звонит, возможно, у него кто-то есть. Но мамины аргументы на отца не подействовали.

– А у кого из нас не было девушек до женитьбы? Но женимся мы не на чувствах, мы включаем голову. Все у них будет хорошо, посмотришь. Не приставай ко мне больше с этими глупостями. Ты бабушка уже, а все еще разговоры о любви, романтике ведешь, неприлично даже. Тебе тоже чего-то не хватало со мной?

Маму словно прорвало:

– Ты задал этот вопрос слишком поздно, Расул! Мне с тобой не хватало главного – тебя самого и твоей любви. Ты был в бизнесе, с друзьями, развлекался с другими случайными женщинами, даже не любя их. А я жила, не мешая тебе, вела дом, растила детей, создавала иллюзию счастливой семьи. Я не хочу своей дочери такой судьбы – всю жизнь прожить с человеком, который не любит и даже не пытается полюбить тебя. Деньги и бриллианты счастья не приносят – я хорошо это знаю. Умоляю, Расул, не совершай ошибку! Давай вернем кольцо, пока не поздно.

– Поздно! – оборвал ее отец. – Я не из тех, кто дает слово и потом забирает его. Я хочу, чтобы они поженились, значит, так и будет. На Анвара у меня свои планы, мне нужен доверенный помощник в бизнесе. Любви у них нет? А должна была быть? Наши девочки не встречаются по углам, и раньше свадьбы любви не знают. Ты такую любовь для дочери хочешь, какая в фильмах бывает? Лучше посмотри, как все эти фильмы заканчиваются! Любить – еще не значит жить счастливо.

Я потеряла последнюю надежду.

Видя мои слезы, Аида была готова предложить даже сбежать с любимым, который все время спрашивал у нее обо мне.

– Не ты первая, не ты последняя. Что твой отец с вами сделает? Ты же совершеннолетняя. Надо бороться за свое счастье. Давай, решайся.

Но я не решилась. Я вышла замуж...

 Анвар не обижал меня, для него меня словно и не было. А наши редкие супружеские ночи были лишены даже намека на любовь, тепло и нежность – я так и не узнала, что это такое. Первый наш ребенок, сын, родился с тяжелой формой ДЦП, а я почему-то сразу подумала: разве может родиться здоровый ребенок, когда он зачат не в любви? Через шесть лет родилась дочка. Анвара даже дети особо не волновали; конечно, материально мы жили хорошо – свой долг перед нами муж видел только в этом. Он преподавал в политехническом университете, занимался бизнесом; дома бывал редко, а иногда и ночами оставался на фирме, ссылаясь на дела. Мы никогда не разговаривали с ним о наших отношениях, тот предсвадебный разговор так и остался единственным. Я смирилась со своей безрадостной жизнью. Отец, как и обещал, открыл для меня аптеку и небольшой медицинский центр, в котором управляли и работали другие: самой мне это было неинтересно. Многие говорили, что за десять лет брака я заметно постарела, но меня ничего не волновало. Мы оба «влачили» совместную жизнь: он ушел в работу, а меня спасали дети. Но… Видимо, настолько была пустой и безрадостной наша жизнь, что Анвар начал пить. В один из вечеров я хотела поговорить с мужем, но стоило мне начать, как он, всегда такой сдержанный, словно взорвался. Анвар кричал, что жизнь его прожита зря, что виноват передо мной за то, что не смог в свое время отказаться от женитьбы, и испортил жизнь и мне, и себе, и своей любимой. Винил и меня, которая, зная о его нелюбви, все же вышла за него.

Анвар рассказал мне, что ездил в Нальчик, к бывшей возлюбленной. Встретились. Поговорили. Потом позвонил, чтобы поздравить с днем рождения. Каким-то образом об этом узнал ее муж, устроил скандал, избил женщину и в конечном итоге развелся с ней.

И вот он, тридцатипятилетний мужчина, сидел передо мной и плакал. А я уже знала, что нам делать. Наш брак сохранять не стоило, его просто никогда не было. Жить ради детей? Но они отца и так почти не видели. Может быть, не поздно спасти хотя бы одну любовь? Пусть хоть Анвар и Айна будут вместе.

Али? Я знала, что через год после моей свадьбы Али женился на своей односельчанке, но жить с ней так и не смог, уехал работать на Север. Там, как мне рассказали, у него семья, ребенок; сам он работает главврачом большой областной больницы. Дай Бог, чтобы он был счастлив.

В скором времени мы развелись. Отец опять попробовал давить на меня, но на этот раз я не колебалась – терять было нечего! Я не винила Анвара, скорее, жалела. Да и в чем его было винить: что он не любил меня – так это я знала еще до свадьбы. Что не был привязан к детям – правду говорят: мужчины любят детей от любимых.

… Анвар женился на Айне не сразу, года через полтора. Они уехали в Москву. У них двойня – мальчик и девочка.

С бывшим мужем мы в дружеских отношениях. Мне нет и сорока, и мама не раз намекала, что я могу выйти замуж еще раз, они с отцом помогут мне с детьми. Но я и думать об этом не хочу. Живу спокойной, обеспеченной жизнью – без любви, вдохновения, нежности, трепета, ласки. Спасают только дети, осознание своего долга, их любовь…

Любовь… Пусть поздно, но я поняла: перед каким бы мы ни стояли выбором, какие бы нам ни мешали проблемы и преграды – надо всегда выбирать любовь.

Новый номер