ЛЮДИ СТАРОЙ ЗАКАЛКИ

Мы встретились с Сабият Гаджикеримовной Шахсиновой во дворе санатория «Тарнаир», где она поправляла здоровье вместе со своим супругом Тарикули. Собеседница рассказала о себе, о своей семье, и том, как жилось бывшему секретарю Хивского райкома КПСС середины прошлого столетия, как она встретила распад Советского Союза и о том, как живет сегодня.

Биография Сабият Шахсиновой, секретаря Хивского райкома КПСС, на первый взгляд может показаться обычной для партруководителей того времени, когда их заслуги определялись умением чётко организовать работу колхозов, совхозов, предприятий, способностью выполнять государственные планы. Люди старой, коммунистической закалки, в большинстве своем честно жили и трудились.

– По-иному и быть не могло: за порученное дело строго спрашивали. Чуть крен в сторону – и навсегда расстанешься  и с партийным билетом, и с должностью, и свободой, – говорит Сабият Шахсинова, сразу задав деловой тон нашей беседе. По ее словам, не столько боязнь, что накажут, сколько совесть, высокое чувство ответственности за порученный участок работы заставляли трудиться в полную силу.

– Мы накрепко усвоили это и живем, до сих пор веря в идеалы коммунизма. Звучит это непривычно для сегодняшнего дня. Поверить в это с позиций современной жизни молодому поколению, может, и трудно, но так оно было на самом деле, – рассказывает Сабият Шахсинова.

Сабият Гаджикеримовну хорошо знают в Хивском районе, где она прожила всю жизнь. Она родилась в селении Кандык Хивского района ДАССР в семье крестьян. У родителей было семеро детей: 2 сына и 5 дочерей. В своем селе Сабият окончила школу-семилетку и поступила в Дербентский интернат горянок, где собиралась получить полное среднее образование. Но напротив интерната находилось педучилище. И тогда Сабият, которая с детства мечтала стать учителем, поступила на подготовительные курсы, а потом и на отделение педагогов начальных классов. Завершив учебу с отличием, Сабият вернулась в Кандык и год отработала учителем начальных классов.

Когда Сабият Гаджикеримовна начала рассказывать о своей семье, о детях, в ее голосе пропали металлические нотки.

– Я очень люблю свое село, но вышла замуж в 18 лет за хорошего парня Тарикули в соседнее маленькое селение Куштиль. Мой супруг Тарикули старше меня на 10 лет. Мы с ним коллеги. Когда только поженились, нас обоих направили на работу в школу в небольшое селение Ляхля. Работая в школе, я заочно поступила в Дагестанский пединститут на филфак и стала учителем русского языка и литературы. За время учебы успела родить троих детей. У нас с мужем пятеро детей, 14 внуков и 13 правнуков, – с гордостью сообщила собеседница.

– Старшую дочь Гульмиру отдали замуж не за земляка, а за аварца в Тляратинский район. Второй сын Шамхал живет в нашем селе, женат на аварке. Младшие трое детей живут в Хиве: Зарема работает начальником управления культуры Хивского района, Алёна и Арсен – экономисты. В нашем доме всегда царили мир и душевное тепло. Дети росли общительными, с ними дружили все сверстники, – поделилась воспоминаниями Шахсинова.

Рассказывая об общественной и партийной работе, Сабият Гаджикеримовна сразу преобразилась, подтянулась, собралась.

– В 1968 году я вступила в ряды КПСС. До этого дня я всегда была активисткой, избиралась депутатом сельского, а потом районного совета.  И на том же партсобрании меня избрали секретарем первичной парторганизации», – рассказала Шахсинова.

Она оказалась прекрасным партработником. Могла доходчиво разъяснить любому односельчанину цели той или иной инициативы райкома, вовлечь людей в  нужную работу. Сабият Шахсинова, добрый и простой, можно сказать, близкий для многих жителей Хивского района человек. К ней шли на приём все, кто хотел дельного совета, или о чём-то попросить.

– Часто вспоминаю то насыщенное до предела полезной работой советское время. Что только нам не приходилось делать: и оргработой занимались, и сессии готовили, и депутатские группы создавали, и урожай помогали убирать, и ковры ткать – работали мы в то время с удовольствием. И со временем никто не считался. Интересно было! Ведь каждый день у нас в районе всё кругом менялось к лучшему, и люди ощущали свою причастность  к этому. Работа, конечно, отнимала много сил и здоровья, но я никогда не жаловалась на свою долю, – вспоминает Шахсинова.

Ее уважали все: руководство за компетентность и ответственность, а  односельчане за трудолюбие, желание поддержать, помочь, умение выслушать. Сабият Гаджикеримовна поведала почти смешную историю, как она стала секретарем Хивского райкома партии.

– Я пекла дома хлеб, когда за мной прислали машину первого секретаря райкома партии. Стряхнула с рук муку и в чем была поехала в Махачкалу. Я думала, что меня вызывают в общество «Знание», где мне, как лектору, должны были вручить часы. Но, оказалось, вызвали  в Обком партии. Со мной встретился второй секретарь обкома В.Е. Одинцов. Он и сообщил мне о назначении меня секретарем Хивского райкома партии. Я проработала в этой должности 14 лет, – подчеркнула С. Шахсинова.

– Сначала было очень тяжело. Но поддержка моих земляков мне помогала. И помощники подобрались грамотные, толковые, энергичные и болеющие за дело люди. Тогда у нас, как и везде, были и проблемы с криминогенной  обстановкой в районе: нередки были кражи, драки, в том числе и на национальной почве, район-то интернациональный, в те годы много писали и анонимок друг на друга.

– Когда я работала в школе, было нелегко справляться с детьми, но на партийной работе было намного труднее. Вот тут и пригодились мне педагогические навыки, образование и опыт. Тогда ведь в кабинетах не сидели. С утра  до ночи секретари райкома были среди народа – хлеборобов, доярок, ковровщиц. Я понимала, что только так, с народом, можно решать важные для района задачи. Никогда не принимала скоропалительных решений, – поделилась опытом руководящей работы Сабият Гаджикеримовна.

В период ее пребывания на посту руководителя район стал одним из передовых, оживилась работа в клубах и Домах культуры.

Начала с возрождения древних табасаранских обрядов. Например, в дни празднования Новруз-байрама табасаранцы, благодаря Сабият Гаджикеримовне, вспомнили и вновь стали отмечать национальный праздник Эбельцан. Жгли костры, готовили национальные блюда, сладости, дарили подарки, пели и танцевали.

– В 70-е годы вся культура района держалась на энтузиазме. Мы устраивали большие концерты на природе. Бывало так, что уже закончились концертные номера районной самодеятельности, а народ не расходится, требует продолжения праздника. У нас не хватало артистов. Все были заняты другой работой. Я вот сегодня смотрю по ТВ – сколько певцов в Дагестане! Где они были тогда? – смеется Сабият Гаджикеримовна, немного отвлекшись от темы.

Всего, что удалось тогда сделать в районе, не перечесть. Когда только всё это успевали, и откуда силы и здоровье на эту громадину дел? – удивляется Сабият Гаджикеримовна, человек компетентный во многих вопросах, связанных с жизнедеятельностью района.

– Оставила должность по состоянию здоровья, когда начала терять зрение. Меня направили на ковровую фабрику. Там нужен был человек, который может усилить дисциплину, проконтролировать производственный процесс. Что ж, навела порядок, наладила работу. Через несколько лет меня перевели в районный Дом культуры. Мне сказали, что состояние районной культуры требует моего «чуткого руководства». Чтобы работать в культуре, нужно тонко понимать ее и ориентировать на неё местное население. Только закипела работа, как начались времена перестройки и все закончилось. Людей будто подменили. Работа нелегкая была в школе, на партийных должностях, на ткацкой фабрике, в Доме культуры, но я любила работать. Сложности, конечно, были – мы же с людьми работали. Но все равно как-то ладили и решали споры. Тогда все равно было не так, как сейчас, народ другой был. Если что-то случалось, мы переживали друг за друга. Как говорится, «всем миром» решали проблему, – говорит Сабият Гаджикеримовна.

Шахсинова вспоминает, что распад СССР в 90-е годы и декоммунизация были для нее печальными, если не сказать траурными событиями. Она пережила эти годы трагично.

– Мы почти 30 лет жили в анархии, растеряв идеалы, умалив достижения страны. Мы потеряли и несколько поколений молодых.

Как росла наша молодежь все эти годы? Они повзрослели и не знают, в каком направлении идти по жизни. Сбита шкала человеческих ценностей. Мы часто принимали гостей, ходили домой друг к другу в любое время дня и ночи, к нам приезжали гости-кунаки из других районов, городов и регионов нашей страны. Сейчас времена не те. Даже близкие родственники стали редко бывать у нас дома. У всех дела, своя жизнь. Каждый живет для себя. Разве это жизнь? Я скучаю по тем временам, – вздохнула героиня.

Сабият Гаджикеримовна почти под занавес нашей беседы сообщила вдруг, что соткала ковер с портретом Владимира Ильича Ленина, и этот ковер находится в Музее в Дербенте. 

– Я с детства ткала ковры и тку по сей день. Сколько их соткано? Я не считала, а точнее, потеряла счет своим коврам. Я вяжу джурабки, потому что мои внучки-правнучки должны всегда ощущать тепло, которое исходит от меня через шерстяные носочки, – заулыбалась она.

За доброжелательной улыбкой и открытым сердцем Сабият Шахсиновой скрывается трагическая судьба. Ей пришлось в зрелые годы перенести смерть близких для нее людей. Она поочередно похоронила сначала старшую дочь, а потом и зятя. Несмотря на все пережитое, она находит в себе силы идти дальше. Сегодня у этой пожилой женщины энергии, сил и желания жить, кажется, больше, чем у молодой девушки. Сабият Гаджикеримовна всегда интересуется происходящим в мире. Покупает газеты, много читает. Глядя на нее, испытываешь непреодолимое чувство восхищения человеком, который еще раз доказал, что молодость души вечна.

На традиционный вопрос, что бы Вы пожелали женщинам Дагестана, Сабият Шахсинова ответила, что ей не хватит слов, чтобы пожелать всего, что заслуживают женщины-труженицы Дагестана.

– Пусть они всегда будут здоровы, пусть будут еще крепче и выносливее в наши нелегкие времена.

Рубрика: 

Свежий номер

Партнеры