Теплый дом на горе

На изображении может находиться: текст

 

 

На данном изображении может находиться: один или несколько человек, люди стоят и на улице

Отзывчивость, сострадание, участие… В обиходе редко когда услышишь эти слова, настолько затерты они и практически вышли из употребления. Суть их ощущаешь, когда, попав в беду, оказываешься один на один со своими проблемами. А они, у нас, у женщин, – общие.

Когда нет сил жить

Социальное сиротство, неполные семьи, разводы, незапланированная беременность. А еще страх, что о неудачном замужестве, разводе узнают близкие, посчитают это позором. В такие минуты не хочется жить, мечтаешь забыться, чтобы не думать о том, что тебе необходима крыша над головой, хлеб и вода, чтобы не умереть от голода, потому что гордость не позволяет просить или ждать милостыни от посторонних людей.

Да нет, – станут возражать многие, – у нас, в горном крае, каждый готов подставить плечо, помочь. Но ведь каждый случай индивидуален, и не всегда находятся люди, готовые выслушать, дать тебе кров, поделиться куском лепешки.

– Почему так происходит? – задаю я вопрос руководителю центра защиты материнства и детства «Ангел-хранитель» Евгении Юрьевне Величкиной, приехавшей в нашу республику, чтобы не только поделиться опытом работы некоммерческих благотворительных организаций, но и создать успешно работающий центр, оказывающий реальную помощь одиноким и многодетным матерям.

– Проблемы материнства и детства во многом схожи в любом российском регионе, – рассказывает она. – Много лет я проработала в Воронеже в центре материнства и детства «Ангел-хранитель». И каждый раз убеждалась в том, что семья – самая уязвимая социальная проблема общества – первой испытывает на себе негативные последствия кризисной экономики, невнятно выраженной политики в отношении института семьи, о котором вроде все пекутся, а на поверку оказывается, что проблемы материнства и детства отодвинуты на второй план. И чтобы добиться хоть каких-то социальных гарантий, необходимо прилагать неимоверные усилия, сохраняя семью, укрепляя ее статус. И речь идет не о каких-то дополнительных пособиях, а порой об обеспечении самым необходимым, создании элементарных условий для детей, обеспечении работой родителей.

Интересуюсь, почему Евгения выбрала именно Дагестан.

– Понимаете, – объясняет она, – мы ведь общественная организация, существующая за счет грантов, пожертвований неравнодушных людей. А это гораздо сложнее, поскольку мы не зависим от государства, оплачивающего лишь саму идею социального проекта. И для нас важен результат работы не в отдельно взятом регионе, а проблемы в целом. Вы спрашиваете, почему мы решили остановиться на вашей республике? Многоязыковая среда, особые традиции родовой устроенности, высокая рождаемость при относительном достатке среднестатистической дагестанской семьи. Все эти социальные факторы имеют прямое отношение к проблемам материнства и детства

Дагестанская семья – особая

– Какой же является дагестанская семья на взгляд специалиста, столкнувшегося с особенностями менталитета горного края, его внутренней устроенностью, спрашиваю я у гостьи нашего журнала.

Тщательно подбирая слова, Евгения старается формулировать свои ответы, не давая однозначных оценок. Главное, на чем она заостряет суть существующей проблемы, – это желание женщины, оказавшейся в кризисном центре, скрыть свои семейные проблемы. На это обратили внимание и мы в день визита сюда, заметив, как женщины, находившиеся в центре, старательно избегали общения с журналистом, закрывая лица своих детей.

– «Теплый дом на горе» не просто пафосное название, – замечает руководитель центра. – Это, если хотите, своеобразная психологическая установка для дагестанских матерей, живущих в республике с поэтическим названием Страна гор. И для нас крайне важно, чтобы они чувствовали себя здесь, как в теплом доме, где о них позаботятся, выслушают и помогут.

– Не скажу, что разговорить, наладить контакт просто, – делится Евгения Юрьевна. – Горская женщина сдержанная, немногословная, старается скрыть свои чувства, часто замыкается в себе, неохотно рассказывает о существующих в семье проблемах, иной раз умудряется выгородить мужа, по чьей вине она и оказалась здесь, перекладывая его вину на свекровь, золовок. И здесь необходимы особый такт, мудрость, чтобы не нанести ей неосторожным словом дополнительную травму, не заставить еще больше замкнуться в себе. А это трудно, иной раз почти невозможно. Женщине, попавшей в сложные обстоятельства, необходимо переосмыслить прожитую жизнь, попробовать построить ее по-иному, устроиться на работу, отдать ребенка в детсад. И мы помогаем ей в этом; не просто устраиваем, но и поддерживаем связь с работодателем; если надо, забираем ребенка из детсада. В общем, проблем много.

А если не помочь, не дать почувствовать молодой женщине, что она сумеет справиться, создать в будущем семью, то нетрудно предугадать, по какой дороге она пойдет, – считает Евгения Юрьевна. – И я, и мои коллеги уверены в том, что каждая спасенная жизнь может изменить существующую действительность. Это трудная работа, требующая, если хотите, самопожертвования, внимания, искренней заинтересованности. И я каждый раз говорю своим коллегам, что только доверие к нам поможет тем, кто оказался здесь, справиться с их проблемами.

Интересуюсь, как попадают в стрессовый центр женщины.

– Знаете, мы ведь существуем не первый год, – говорит Евгения Юрьевна. – И женщины, хоть раз побывавшие здесь, рассказывают о нем тем, кто оказался в такой же непростой ситуации. Да и в интернете каждый может ознакомиться с деятельностью центра; сотрудничаем мы и с государственными женскими центрами, советуемся, обмениваемся опытом.

Что немаловажно, руководитель центра сама многодетная мать, вот и супруга вовлекла в работу, и он старается помогать, поддерживает, а это хороший стимул для работы. Наверное, именно такие люди, не рассчитывая на какие-либо преференции, могут вдохнуть жизнь в самое трудное дело и передать добро по кругу. Остается только позавидовать энергичности хозяйки центра, управляющейся с большой семьей мудро, с толком, без излишней декларативности. Рассказывая о деятельности центра, Евгения старалась охватить все стороны его деятельности, делая упор на совместной работе с различными отраслевыми ведомствами, будь то Минздрав республики или Министерство труда и социального развития. Вопросы семьи и детства необходимо рассматривать в комплексе, считает она, тогда будет достигнут больший эффект в решении сложной, требующей детального рассмотрения проблемы.

– Женщины (а бывает, что здесь находится восемь и более семей в течение трех месяцев) за это время обретают не только друзей, но и обучаются коммуникативным технологиям. Это позволяет им чувствовать уверенность в своих силах, социализироваться, – рассказывает руководитель центра.

– А какие вы используете методики в работе? – поинтересовались мы. И очень удивились, когда услышали о том, что в центре применяется методика Макаренко, развивающая чувство коллективизма, общего дела, объединяющего, а не разъединяющего людей. С точки зрения Евгении, одна из самых эффективных форм сосуществования в центре, где находятся самые разные по характеру женщины, – общая работа в месте пребывания. Здесь проходят общие собрания, выбирается староста, устанавливается дежурство на кухне, производится уборка комнат, в которых живут женщины. Питание и проживание в центре – бесплатные; в рацион входят молочные, мясные продукты, фрукты, кондитерские изделия.

– У «Дома на горе» немало друзей, – подчеркивает Евгения, – оказывающих благотворительную помощь. Например, фирма «Чабан» бесплатно обеспечивает нас молочной продукцией, есть и другие предприятия, готовые оказывать нам гуманитарную помощь.

Главное – люди!

Здесь каждый занят своим делом. Рассказывая об обитателях центра, специалисты делились своими наблюдениями, а мы почувствовали ту особую, теплую атмосферу, которую невозможно имитировать. Конечно же, особое внимание уделяется женщинам из группы риска. Одна из таких, несмотря на то, что ей тридцать лет, и она мать двоих детей, не умела пользоваться домашней техникой. Она рассказала, что у себя дома, в Кизляре, готовила обед на костре. Нелегко было помочь женщине, мир которой замыкался на нездоровой среде алкоголиков, среди которых она жила. Ей не просто помогли социализироваться, но и создали условия для переезда в другой город, помогли с работой.

– Этот случай – из ряда вон! – рассказывали нам работники центра.

Но все равно… Больно слышать историю о том, что мать, не в силах справиться с домашним насилием, уехала из дома, забрав с собой троих детей, а двоих оставив с отцом. Другая, не менее драматичная, история – о женщине, приехавшей в республику из Краснодарского края. Приняв ислам, она вышла замуж за уроженца этих мест. Но семью сохранить не смогла. Сегодня она живет в центре, ей помогли устроить ребенка в частный детсад, где она работает няней. Еще одна обитательница центра приехала из Избербаша, сбежав от мужа, постоянно поднимавшего на нее руку. Вместе с ней и одиннадцатилетний ребенок, которому требовалась экстренная помощь.

В «Теплом доме на горе» стараются помочь и в самых сложных случаях, когда от неблагополучных семей отворачиваются даже органы опеки. Здесь же существует строгое правило: не допускать снисходительного отношения к попавшим сюда людям. С ними работают скрупулезно, выявляя мельчайшие нюансы характера, подробности семейной жизни, чтобы вместе справиться с засевшей глубоко в сердце занозой. «Как правило, наш контингент – люди с надломленной психикой, отчаявшиеся, уже ни во что не верящие, – делятся сотрудники центра. – И только убедившись в том, что мы оказываем конкретную помощь, они открываются, рассказывают о причинах, приведших к тому, что они оказались на улице без средств на жизнь.

Планы? А как же без них!

Какие же дальнейшие планы у центра? Мечтают его сотрудники о собственном специальном помещении, где бы они могли принимать большее количество женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию. Пока же приходится довольствоваться съемной трехкомнатной квартирой. Еще хозяева «Теплого дома на горе» мечтают об открытии его филиалов по всей республике.

– Мы ведь тоже филиал Воронежского центра защиты материнства и детства «Ангел-хранитель» в виде отдельного юридического лица, – говорит Евгения, – и он оказывает нам консультативную помощь.

Дагестанский филиал не просто существует, он реально влияет на судьбы женщин, оказавшихся здесь. Решает их проблемы, трудоустраивает, оформляет документы и пособия мамам с малышами, обеспечивает пропитанием, одеждой, крышей над головой, а самое главное – дает надежду на будущее, привлекая к дальнейшей работе как можно большее число неравнодушных людей, готовых бескорыстно помочь, поддержать.

– Доброе дело зачтется, – считает Евгения Величкина, и напоминает о том, что центру необходима помощь не только волонтеров, но и обычных людей, неравнодушных к чужому горю. – У нас есть группа в Инстаграмм, и я вижу, как она пополняется именами дагестанцев, предлагающих свою помощь. А это серьезный рейтинг, над которым предстоит работать и работать.

Рубрика: 

Свежий номер

Партнеры