ДРЕВО ЖИЗНИ…

На изображении может находиться: текст

 

 

http://женщинадагестана.рф/sites/default/files/styles/medium/public/article_photos/04712.jpg?itok=7mUlsBJ9

Как могло случиться, что выход-
цы из Кулинского района, супруги
Магдуевы, оказались в Новолакском
районе? История эта драматичная,
как сама жизнь. За чашкой крепкого,
заваренного по особому семейному
рецепту чая шел неспешный разговор.
Глава семьи, Магомед-Шапи Магдие-
вич Магдуев, несмотря на возраст еще
крепок духом и бодр. Рядом с ним его
тихий ангел, супруга Талия Ибра-
гимовна. Сам хозяин дома родом из
села Чаккали, супруга – из села Кара
Кулинского района. Их родовые корни
глубоко уходят в древнюю землю, где
деды и прадеды строили свою жизнь,
растили хлеб, детей, слагали песни.
Чего только не было в их жизни!
Коллективизация, раскулачивание,
репрессии... Собравшись с мыслями,
Магомед-Шапи Магдиевич рассказы-
вает: «После переселения части района
в 1944 году в Новолакский, тогда Ау-
ховский район, наша семья оказалась
в селении Чапаевка. Началась Великая
Отечественная война. Отец погиб на
фронте. Мать, Марьям, осталась одна с
детьми. Не выдержав трудностей, она
заболела и вскоре умерла от лихорадки.
От этой же страшной болезни сконча-
лись младшие брат и сестра. Старшие
сестры остались жить у родственни-
ков. Меня же с братом о тправили в
интернат в город Хасавюрт».
Смышленый от природы, Магомед-
Шапи жадно впитывал все, чему его
учили школьные учителя. Он поражал
их цепкостью памяти, своей любозна-
тельностью. Правда, Магомед-Шапи
очень скучал по родным местам. Ждал
хоть какую-нибудь весточку из села.
Каждый день писал письма сестрам и
просил не беспокоиться о нем и брате.
К окончанию школы Магомед-Шапи
уже твердо стоял на ногах. Вскоре его
призвали служить в армию, где он
окреп, возмужал, получил закалку,
военную выучку. После армии перед
перспективным юношей были откры-
ты двери лучших учебных заведений
страны. Подумав, Магомед-Шапи
решил поступать в Новочеркасский
строительный институт. Но очень уж
скучал по родным местам, и чтобы
быть поближе к дому, перевелся в Ор-
джоникидзевский горный институт.
Парень отлично учился, много за-
нимался спортом, имел разряд мастера
спорта по боксу.
– У меня все шло по плану, – улы-
бается Магомед-Шапи Магдиевич.
– Спорт, учеба, работа. Кровь во мне
просто бурлила. Я успевал везде. Дру-
зей было видимо-невидимо.
И в самом деле, где бы ни работал
молодой специалист, он создавал во-
круг себя дух здорового соревнования,
живой работы. Его долго не хотели
отпускать из совхоза им. Дзержинского
Хасавюртовского района, куда он по-
пал после распределения в институте.
Но он все же решил вернуться в район,
в родную Чапаевку…
Девушки засматривались на модно
одетого, пышущего здоровьем парня.
Жених был завидный, и не одно деви-
чье сердце дрогнуло под его взглядом.
А Магомед-Шапи, однажды увидев у
родника хрупкую светлоглазую горян-
ку с точеными чертами лица, потерял
голову. Подошел к ней, попросил на-
питься и понял, что эта молчаливая
девушка – его судьба. Она ушла, не
проронив ни слова. А он сразу напра-
вился искать ее. Оказалось, что жила
она по соседству...
Талия, окончив курсы агрономов,
работала звеньевой овцеводческой
бригады. После смерти матери вос-
питывала сестру. Безутешный от
горя отец мачеху в дом приводить не
захотел. Но и дочь отдавать замуж не
торопился. Магомед-Шапи ходил за
девушкой как привязанный. Встречал
возле дома после работы, в гостях у
общих знакомых, на свадьбах. Робко
ухаживал, дарил скромные букетики
полевых цветов, конфеты. Постепен-
но и она привыкла к настойчивому
поклоннику. А однажды сказала,
чтобы он пришел к ее отцу. Но тот
ни в какую не хотел отдавать дочь
замуж, мотивируя это тем, что жених
не соответствует его высокородным
корням. Но тут тихая, застенчивая дочь
проявила характер и заявила отцу, что
замуж выйдет только за Магомед-Ша-
пи. Казалось бы, жить да радоваться!
Жених работал инструктором райкома
партии, пользовался среди сельчан
авторитетом. Люди тянулись к нему
за советом, помощью. Уважали за то,
что не было вопроса, который бы он не
решил. Магомед-Шапи и в самом деле
мог найти выход из любой сложной
ситуации. Не растерялся и на этот раз.
Взяв паспорт будущей жены, зарегистрировал брак. И когда в очередной
раз ничего не выдающий тесть заявил,
что не отдаст за него свою дочь, Маго-
мед-Шапи сказал, что и не надо. Стоя
у выхода, позвал: «Жена, собирайся!»
И лишь затем предъявил изумленному
отцу свидетельство о браке. В общем,
деваться было некуда…
Пришлось играть веселую свадьбу
на все село.
Семья сложилась сразу. Молодые
как будто созданы были друг для
друга: тихая, улыбчивая Талия и
экспрессивный, с кипучей энергией
Магомед-Шапи.
– Муж был веселый и заботливый,
– улыбается Талия Ибрагимовна. –
Жизнь вокруг него всегда кипела. В
доме было много людей. Я поняла
тогда, что не ошиблась в своем выборе.
– Нас в семье родилось шестеро:
два брата и четыре сестры, – вступает
в разговор старшая дочь Миясат. – И
для каждого из нас воспоминания дет-
ства самые светлые и дорогие. Папа с
мамой – два удивительных человека.
Они создали в доме совершенно осо-
бую атмосферу любви и уважения к
личности каждого из нас. Папа вос-
питывал детей по индивидуальной,
придуманной им самим системе. Об-
ладая энциклопедическими знаниями,
занимался с нами естественными и
точными науками, но не по школьной, а
по вузовской программе. В «учебном»
кабинете дома, где, как и в школе, даже
доска с мелом были, систематически
шли занятия. Мы стояли с дневника-
ми и по очереди рассказывали отцу
заданный параграф. Он же задавал
вопросы и, только убедившись в том,
что мы сделали уроки, переходил к
более сложным темам. Отдельное вре-
мя отводилось для занятий спортом.
Строго по графику все члены семьи
пололи огород, вели домашнее хозяй-
ство, помогали родителям по дому. Как
старшая Миясат распределяла обязан-
ности между братьями и сестрами.
«Своего рода местное самоуправление»,
– шутит она. Работы в поле, дома всегда
хватало. Но это было не в тягость, по-
тому что во всех, даже самых рутинных
делах дружная семья находила интерес.
С удовольствием на своих восьми сотках
сажали чеснок, лук, табак, приносившие
солидный доход семье. С шутками и
смехом соревновались, кто быстрее
«перевыполнит» план. С особой тепло-
той вспоминают домашние праздники
Первое мая или Новый год, когда ставили
елку и все садились за праздничный
стол. Это сплачивало, создавало атмосферу
общего дома, семьи.
– У каждого из детей было много
увлечений, – замечает Миясат. –
Девушки шили, вышивали, ребята
мастерили, вырезали, лепили. И это
нас не только развивало, пробуждало
интерес к творчеству, но и дисципли-
нировало.
Миясат дорожит всеми мало-маль-
ски значимыми эпизодами детства:
утренними часами за чаем или летним
вечером, когда под тенистой кроной
сада собиралась вся семья. В доме ча-
сто проходили музыкальные вечера.
Аккордеон, мандолина, балалайка
– Магди и Абдулманап по очереди
играли на них, а мама пела старинные
народные песни. Отец часто аккомпа-
нировал ей и сам исполнял армейские
песни, даже на немецком языке, ко-
торым владел почти в совершенстве.
– В нашей семье все решалось со-
обща, – продолжает рассказ Миясат,
– а генератором всех идей был отец.
Он воспитывал в детях самостоятель-
ность, понимая, как это пригодится
в дальнейшей жизни. «По-разному
могут сложиться обстоятельства, – го-
ворил он, – и вы должны уметь разо-
браться в сложной ситуации, сделать
единственно правильный выбор. А это
непросто».
Уникальный воспитатель, своеобразный
Макаренко, как над
ним подшучивали дома, во всем
Магомед-Шапи Магдиевич применял
системный подход: шла ли речь об из-
учении иностранного языка или нового
курса математики, физики, химии.
Все дети семьи Магдуевых учились на
отлично, крепко-накрепко запомнив
девиз отца: знания – главный капитал
человека, и успех зависит от того, как
им распорядишься.
– Отец так рассчитывал наш день,
– говорит Миясат, – что, помимо
учебы, «трудотерапии» на поле, мы
должны были успевать много читать.
В обычном сельском доме было немало
книг, и не только художественных,
но и научно-популярной литературы.
Все члены семьи охотно занимались
самообразованием. Это была еще одна
педагогическая методика Магомед-
Шапи Магдиевича, нацеливавшего с
детства детей на выбор профессии. Но
делал он это тактично, ненавязчиво,
исподволь.
Многое пережив и перепробовав в
жизни сам, Магомед-Шапи не боялся
никакой работы и все делал с интере-
сом, доводя дело до конца. Бывший
партработник, он преподавал в школе,
возглавлял Новолакскую МТС. А в
постперестроечный период создал
фермерское хозяйство, взяв в аренду
четыре гектара земли. И только соби-
рался развернуться, как наступил 1999
год. Тогда на Дагестан обрушилась
большая беда, а Новолакский район
оказался в числе земель, оккупиро-
ванных иностранными наемниками.
– Это было страшно, – взволнованно
делится пережитым дочь Мадикат, – в
первые минуты возникло состояние
растерянности, страха за родных и
близких, родной дом. Слишком многое
было вложено в эту землю, чтобы так
легко ее отдать…
Тогда весь район поднялся на борьбу
с незваным врагом. Мадикат проводит
исторические параллели и вспоминает
рассказы стариков, впервые попавших
в Новолак, о том, как массово выми-
рали на необустроенной, голой земле
переселенцы. Многие тогда умерли от
малярии, голода. Каждая пядь земли
была обработана людским потом и
кровью.
– Наши деды и прадеды создали
здесь прекрасную плодоносящую до-
лину, построили дома, вырастили не
одно поколение. И срослись с ней на-
веки, – говорит она. – И в непростой
для всего Дагестана период все жители
района как один выступили против
наемников. Да, были и предатели, ока-
завшиеся вместе с врагом, доносившие
на своих земляков, односельчан. Есть
ли мера оценки их проступкам? – за-
дается вопросом Мадикат. И сама же
отвечает: – Нет прощения предавшим
свою землю.
Родовой дом в Чапаевке для семьи
Магдуевых не просто четыре
стены. Это среда обитания. Он пропи-
тан их мыслями, чувствами. Это часть
сердца и души. «Мы разговариваем со
своим домом как с живым человеком, - говорят Магдуевы, – беспокоимся,
когда он остается без людей. Тогда его
краски тускнеют, начинает осыпаться
штукатурка, скрипеть двери, полы.
Но стоит появиться хозяевам, как дом
оживает, наливаясь силой и давая эту
силу его обитателям». Уже взрослые
люди, они могут бесконечно расска-
зывать о том крохотном клочке земли,
где родились и выросли, о своем саде,
где растут не только яблоня и вишня,
груша и абрикос, но и редкие виды,
о которых в окрестностях слыхом не
слыхивали. А они вырастили их благо-
даря трудолюбию и заботе.
– Соседи иногда спрашивали у ро-
дителей, – признается Миясат, – кого
они воспитали из своих детей, робо-
тов что ли? «Не роботов, – говорил
отец, – а человека будущего, каким
должно быть каждое последующее
поколение».
И вновь сельчане, от взора которых
никуда не спрячешься, удивлялись, как
супруги Магдуевы на протяжении всей
жизни сохранили такую первоздан-
ность чувств. От них не то что грубого
слова не услышишь, а скорее наоборот,
что ни слово, то оберег.
– В горах не принято жить нарас-
пашку и открыто проявлять чувства, –
замечает Миясат. – Но тихая нежность
матери и бережное отношение к ней
отца лучше всяких слов говорили об
их обоюдном отношении друг к другу.
Они никогда не расставались. Всегда
вместе ходили в кино, театр. И он на-
зывал ее «моя королева».
– Мы, дети, замечали, – делится
Мадикат, – как мама одним словом
могла успокоить обычно эмоциональ-
ного отца, взглядом угомонить раз-
баловавшихся мальчишек. Спокойно
объяснить нам, девочкам, на что мы
можем обижаться, а на что не следует
обращать внимания в семейных отно-
шениях. «Энциклопедия воспитания»
сыграла огромную роль в становлении
семьи. И прежде всего потому, что ро-
дители стали союзниками своих детей,
поддерживали друг друга в вопросах
воспитания. На протяжении учебы
были в курсе нашей школьной жизни,
знали каждого педагога в лицо. Мама
возглавляла родительский комитет.
– Увлечений у нас было много, –
вспоминает Мадикат, – но отец и мама
старались поддерживать в нас интерес
к какому-то одному делу. Например,
Магди хорошо рисовал, лепил. И отец
мечтал, чтобы он стал скульптором.
Но он окончил мехмат Саратовского
университета. Абдулманап сначала
окончил строительный институт. А
после армии взял и выбрал «мили-
цейский» вуз. Получал повышенную
стипендию. После окончания сразу
защитил кандидатскую диссертацию.
Они старались не подводить родите-
лей, которые, прежде чем отправить
сыновей учиться, открыли на их имя
сберкнижки, чтобы они не ограничи-
вали себя в еде и книгах. Но они не
только не потратили, но и пополнили
их своим заработком. Учились и ра-
ботали. И всегда были примером для
своих сокурсников.
– З авидные у в ас д ети,– в новь
удивлялись сельчане.
– Что вкладываешь, то и получаешь,
– отвечал отец. – Потрудишься на зем-
ле, и она воздаст тебе сторицей. Так и
в семье – трудиться надо без устали...
Вот на примере таких, каза-
лось бы, обычных семей и
можно писать научные труды, вос-
питывать подрастающее поколение,
пропагандировать опыт народной
педагогики в условиях, когда ниве-
лируются ценностные ориентиры,
а на смену общественному пришел
культ частнособственнического. Из
жизни стали исчезать такие понятия,
как доброта, сострадание, участие.
В этих условиях молодое поколение
оказалось перед трудным выбором,
в каком направлении ему двигаться:
зарабатывать честным, но тяжелым
трудом, или легким, но преступным.
Многие из них ныне в погоне за золо-
тым тельцом преступают законы гор,
морали. Предав забвению свои корни,
традиции, обычаи, покидают родной
очаг. Семья Магдуевых уверена, что
только народная педагогика сегодня
может спасти потерянное поколение.
Но для этого необходимо как можно
больше рассказывать о людях труда,
которые и составляют основу любого
успешного государства. Это те самые
винтики, которые, добросовестно вы-
полняя свой долг, сохраняют устои
государства, его приоритеты.
Гуманность, добро, справедли-
вость... Эти понятия остаются
незыблемыми для большого и друж-
ного рода Магдуевых. Старшая дочь
Миясат после окончания ДГУ работает
в финансовой сфере. Магди после
окончания Саратовского университета
решил вернуться домой. Его при-
гласили инженером-программистом
в МВД по РД, где он работает по сей
день. Абдулманап после окончания
Горьковской высшей школы МВД
несколько лет проработал юристом.
Сегодня он федеральный судья Ново-
лакского района. Мадикат окончила
ДГПУ, дошкольный факультет, за-
нимается бизнесом. Магдижат после
окончания ДГУ, факультета финансов
и права, трудится в агентстве «Аэро-
флот». Милана – юрист, сотрудник
администрации Новолакского района.
У Магомед-Шапи и Талии Магдуе-
вых уже двенадцать внуков. И когда вся
семья собирается в Чапаевке, родовое
гнездо наполняется смехом и шутками
уже нескольких поколений. В этом
сила жизни и ее мудрость, достоинство
и правда всего сущего на земле.
– Жизнь – она разная, – говорит
Магомед-Шапи Магдиевич, – но важ-
но сохранить в себе любовь к людям,
родному очагу. – В этих, казалось бы,
простых словах содержится главная
человеческая заповедь – жить по сове-
сти. И они следуют ей. Гостеприимный
дом всегда полон людей, и не только
по торжественным датам. На огонек
к супружеской паре, которая вместе
уже более пятидесяти лет, приходят
не только близкие, но и друзья семьи,
соседи, а то и просто незнакомые
люди, которых сюда привела молва
об отзывчивых, сердечных земляках.
Здесь тихо и уютно. И здесь они полу-
чают душевный заряд и стимул жить
дальше, как бы трудно не было. Хоть
годы и дают о себе знать и беспокоят
болячки в(озраст, – смеются они), хо-
зяева дома сдаваться не собираются. И
по-прежнему являются центром семьи,
где, как и всегда, сообща решаются
все вопросы, пополам делятся горе и
радость.
И это правильно. Ведь семья на-
чало начал, где получает первые
уроки жизни новая смена – будущее
страны. Прорастая корнями, вет-
ви древа жизни продолжают род
человеческий. Древо жизни семьи
Магдуевых хранит историческую
память поколения, устремленного
в будущее. Так было, есть и будет… 

Журнал "Женщина Дагестана" №5/2011

Рубрика: 
Фото: 

Свежий номер

Партнеры