среда, 24 июля 2024
6+

Волонтёры победы

СВО…Когда-нибудь о спецоперации будет рассказано в учебниках новейшей истории. И за скупыми строками повествования читатель, восхищаясь стойкостью и героизмом нашего народа, сможет представить портрет современника, вовсе не помышлявшего о том, что когда-нибудь о нём напишут. Не в этом ли его характер?

 Да, история страны сегодня пишется горячими строками спецоперации, ведут которую вместе с бойцами их матери, сёстры и жёны. Вот и нам хотелось бы рассказать о дагестанских матерях, которые, не побоявшись погибнуть, оказались на линии соприкосновения, где прилёты ракет – обыденное дело, а цена жизни – мгновение. Это самые обычные дагестанские женщины, педагоги, для которых спецоперация – пропущенное через сердце слово. И на фронтовых фотографиях, что перед вами, видно, что за спиной дагестанских волонтеров – Магомеда Гусейханова, Гулизат Мурадхановой, Муслимат Джамалутдиновой – взорванные дома, испещрённые осколочными ранениями строения, искорёженные от взрывов автобусы, разбитые дороги. На самом деле это так трудно – перешагнуть из мирной жизни в окоп, откуда просматривается враг. Но что может быть сильнее материнского сердца?! И нет такой трудности, которую оно не могло бы преодолеть.

Хроника войны

Гулизат Мурадханова родом из Кайтага. И на момент поездки она ещё не входила в общественную организацию «Волонтёры победы». Но у нее уже был опыт. Педагог в течение 38 лет являлась руководителем телевизионного отряда красных следопытов (ТОКСа) Маджалисской школы и 6 лет – ТОКСа  Многопрофильного лицея.

– Знаете, как больно материнскому сердцу видеть гибель детей, – говорит она. – Уже с начала специальной военной операции меня мучил вопрос: чем я могу быть полезна своей Родине? Я готова была выполнять любую работу, только бы находиться рядом с нашими ребятами, отдать им своё материнское тепло, заботу, в которой они так нуждаются. В голове крутилась мысль: у меня ведь есть диплом медицинской сестры гражданской обороны, помнится, в прежние времена учебы в пединституте нас и этому учили. Могу ведь стать хотя бы санитаркой, думала я. Но, как видно, человек предполагает, а Бог располагает. Суждено, видно, было. Увидев в соцсетях статус моего земляка, председателя общественной организации «Волонтёры Победы» Магомеда Гусейханова с оружием в руках, в военной форме на фоне российского флага, я написала ему.

Это была его четвертая поездка на фронт с гуманитарной помощью. Спросила: «А можно мне с тобой поехать?» Он согласился, сказал: «Спасибо, уба-мама». У меня потекли слезы. И остановить меня уже никто не мог.

Узнав о предстоящей поездке, мои дети запаниковали: мол, куда с твоим здоровьем? Зато одна из моих подруг, генеральный директор ООО «Здоровье» Галимат Сулейманова предложила помощь: медикаменты, медицинский спирт, одеяла, тёплое бельё. Всё это я выставила себе на аватарку в телефон. И ко мне стали звонить со всех концов республики, предлагая помощь бойцам. Мне даже пришлось у себя дома открыть пункт приема гуманитарного груза. Двенадцать раз Магомед  возил на передовую собранную мной гуманитарную помощь. На более полумиллиона рублей были также приобретены квадрокоптеры, тепловизоры, рации, бинокли, машина, палатки – все необходимое для дагестанских бойцов.

А 16 ноября 2022 года мы вместе отправились в шестидневный путь из Махачкалы в зону СВО. На границе Луганска нас уже ждали молодежный актив, представители общественных организаций, члены общественно-политической организации «Молодежь справедливой России». Не могу не назвать этих прекрасных ребят: Аркадий Бондарев, Александр Касауров, Кирилл Демиденко. Заночевали мы у родителей Аркадия Бондарева, Светланы и Александра. Вместе с нами в гостеприимном доме нашли приют дагестанские журналисты Первого канала Гусейн Гусейнов, Фарид Муслимов, друг нашего проводника волонтёр Филипп Дробиняк.

Утром предстояла тяжелая поездка. Наш командир Магомед сразу предупредил нас, что в дороге всякое может случиться, и просил соблюдать осторожность. Но, знаете, страха не было. Лишь только желание всё увидеть своими глазами и поддержать наших ребят, которые  ходят под смертью каждую минуту.

Больше у вас нет имени… Только позывные

 Путь оказался долгим. Более тысячи километров туда и обратно. И перед выездом Гулизат Меджидовна прямо спросила у матери Аркадия,  не опасно ли ехать совсем ещё юнцу, ему ведь только 19. «Очень, но не могу не отпустить его», – прослезилась она. Тогда я пообещала себе: что бы с нами ни случилось, мы должны вернуть мальчишку родителям – это наш материнский долг. А она стояла у ворот, молилась и крестила нас всех.

Рассказывать, что путь был нелёгким, нет смысла. Перед глазами дагестанских матерей пролетали незнакомые поселки. И везде одна и та же картина: дома-развалины, старики, не захотевшие покидать родной дом, российские военные на блокпостах. Не забыть, как впервые оказались за красной линией. Волонтёры ждали, пока военные получат распоряжение пропустить гуманитарный груз. Здесь они получили и первую боевую закалку, испытав на себе, что же такое настоящая война. А наш названный сыночек Аркадий, чтобы мы не испытали потрясения от взрывов, включил в машине на полную громкость дагестанскую музыку. И когда Магомед спросил: «Вы видели прилет?», мы удивились.

Перовомайск. Горское. Спустились в Попасную. По дороге Магомед Гусейханович провел инструктаж: «Больше у вас нет имени. Только позывные». И предупредил, что машину могут бомбить. И если что, необходимо ложиться там, где находишься. «Не бегите на обочину, там может быть заминировано, – инструктировал Магомед. – И смотрите под ноги, там могут быть смертоносные «лепестки».

– Мы реально не осознавали, что находимся в шаге от смерти – не верилось, что это та самая передовая, где можно увидеть врага в лицо. Но страха почему-то не было, – вспоминает Гулизат Меджидовна. – Я даже спросила у Муслимат: «Боишься?» Она ответила: «Нет». Мы боялись лишь за нашего Аркадия. Не пожил ведь ещё, мальчишка. И мы договорись с Муслимат, что, если нас настигнет взрыв, накроем Аркадия своими телами.

В двух шагах от смерти

Город Попасная напоминал фантастические картины Апокалипсиса. И волонтёры старались зафиксировать каждый миг. Снимали все до мелочей. Казалось, что такого не может быть наяву. Но это было. Педагоги признаются, что мороз пробегал по коже.

– За 38 лет работы учителем истории, рассказывая об ужасах Великой Отечественной войны, современных войн, – говорит Гулизат Меджидовна, – я и представить не могла, что воочию увижу столь страшную картину.

Перед взором предстал безжизненный город-призрак, в котором когда-то кипела жизнь, бегали ребятишки, а на скамейках городского сада в лучах солнца грелись старики. Казалось, он не подлежит восстановлению.

– Ни одного целого дома, разбитая техника, мертвая тишина. Выгружая  у боевого поста гуманитарный груз, неожиданно углядели стремительно проносящиеся мимо российские танки, – вспоминает Муслимат Магомедовна. – Они шли в бой, а мы махали им вслед. Буквально в километре от нас звучали взрывы. Шел бой. И когда ЛДНРовские бойцы увидели нас, то удивились, откуда на передовой женщины с гуманитарной помощью. И мы услышали: «Вы первые, кто дошел до нас, до передовой».

Это был тот краешек земли, где команды отдавала жестокая, страшная война.

– Сюда ведь не каждый мужчина решится добраться. Не боитесь? – не раз слышали мы. Но мы уже ничего не боялись, – вспоминает Гулизат Мурадхановна.

 Муслимат Джамалутдинова рассказывает, что, работая в школе, шесть раз отправляла гуманитарную помощь в зону СВО. И когда «волонтёр победы», как любовно называют Магомеда Гусейхановича дагестанские учителя, сказал, что в очередной раз «собирается на войну», спросила, можно ли и ей поехать. Старший сын поддержал ее, сказав, «если есть намерение, поезжай». Там же, «на войне», она встретила близкого человека, сына своих друзей, который находился на передовой. И это было чудо! А еще слёзы и благословение, чтобы остался живым.

Гулизат Мурадханова рассказывает: «Запомнились глаза одного ЛНРовца. Он смотрел как-то отрешённо. И на вопрос «откуда ты»  ответил: «из Луганска». «Кто у тебя там?» – «Мама, жена, ребенок». – «Дай адрес, мы переправим семье гуманитарку». Он промолчал. Было видно, что боялся за семью. И никому не доверял. Но кто мог осудить его за это?! Люди ведь теряли последнее!

А впереди дагестанских волонтёров ждали известные на весь мир Макеевка, Донецк, Снежное. На каждом блокпосту женщины раздавали российским воинам гуманитарный груз. Было холодно. Ночевать приходилось где придется. Остановились в Снежном на заправке. Мужчины остались в машине, а женщины устроились на диване в помещении…  А уже в 4 утра отправились в путь. Их ждали Александровка, Волноваха, где шли ожесточённые бои. Встречались с бойцами, среди которых были и дагестанцы. В Мариуполе видели разрушенный завод Азовсталь, за который шли жесточайшие бои. Подземный город был уже взят. Но сколько жизней положено и наших ребят, и украинских!

На войне как на войне

 Дальше путь лежал через населенные пункты Старобешево, Новоазовск. Гуманитарный состав пробирался через Розовку, Берестовую, Бердянск, Приазовье, поселок Пришиб. И везде требовалась гуманитарная помощь. Любая! Люди, и мирные, и военные, благодарили, удивляясь, как же волонтёры из далёкого Дагестана, тем более женщины, смогли добраться сюда, где идут бои?

 Доехали до Мелитополя поздно ночью. «Дагестанский пост номер один», как в шутку назвали волонтёры свою военную экспедицию, уже ждали на блокпосту. Бойцы, «сыночки наши» – так звали российских военнослужащих Гулизат Меджидовна и Муслимат Магомедовна – угостили женщин чаем. Приехали дагестанские ребята и от родственника Гулизат Меджидовны, медбрата Запира, который находился с первого дня на фронте, на передовой. Дагестанские матери поделились с ними медикаментами и самым необходимым. Здесь же произошла встреча с дагестанскими танкистами, с которыми держат связь и по сей день.

«У нас всё есть», – твердили солдаты. Но материнское чутьё и тут не подвело: женщины поехали на мелитопольский рынок за теплыми одеялами. И никогда они не забудут благодарные солдатские лица. Был конец ноября, холодно. Женщины вернулись домой с обмороженными ногами…

А однажды они сфотографировались с дагестанским танкистом, ставшим настоящим героем, и теперь могут гордиться тем, что он представлен к званию «Герой России»! Наши героини встретились не только с военнослужащими-земляками, но и с дагестанскими учителями, обучающими мелитопольских ребятишек. Женщины признаются, что глаза не просыхали от слёз. Сколько было этих трогательных встреч, забыть которые они не смогут до конца жизни!

На круги своя

Вернувшись домой, дагестанские волонтёры не раз высказывали мысль, что приехали обратно, но не вернулись домой. Они там, с нашими бойцами, защищающими Родину. Они там, рядом с российскими воинами, освобождающими Украину от наёмников, бандеровцев, всех тех, кто превратил страну в фашистское государство и уже не сможет жить другой жизнью. А ученики двух замечательных женщин-педагогов из первых уст узнают, что же такое СВО.

Г. Мурадханова награждена медалью «За укрепление межнационального мира и согласия», М. Магомедова – памятным орденом «Долг и Честь». «Но ведь не это главное», – говорят женщины.

 Их волонтёрская деятельность на передовой продолжается. Гулизат Меджидовна опять была на Украине вместе с отцом двух солдат Ризваном Иманшапиевичем Яхъяевым из Бабаюрта. И на этот раз они поехали в зону СВО, чтобы передать нашим воинам машину, купленную на средства дагестанского народа, посылки, тёплые письма с пожеланиями одержать победу и обязательно вернуться домой живыми

Айшат Тажудинова

 

Новый номер

Онлайн-подписка на журнал "Женщина Дагестана":

Женщина Дагестана (на русском языке)