Женщина Дагестана

Журнал для семейного чтения. Издается с 1957 г.

Принцесса Перихан-ханум

Турецкая мелодрама «Великолепный век» завоевала огромную популярность во многих странах мира. Немало ее почитателей и в Дагестане, особенно среди женского населения. В сериале есть все: любовь, интриги, исторические битвы, предательство, борьба за выживание среди врагов, роскошные наряды, могущественные мужчины, обольстительные женщины… Сюжет основан на событиях XVI века и рассказывает о красивой истории любви одного из могущественных правителей мира султана Сулеймана I и наложницы Хюррем, ставшей впоследствии его женой и самой влиятельной женщиной всей огромной Османской империи.

Но меня этот сериал заинтересовал совсем по иному поводу. Знают ли наши читатели, что среди множества исторических перипетий и персонажей сериала есть не менее яркие женские личности той эпохи, судьба которых тесным образом связана с прошлым нашего горного края?

В государственных хранилищах древних актов Ирана сохранилась переписка Хюррем с супругой персидского шаха Тахмаспа I Султан-ага-хатун. В одном из писем султанша пишет своей персидской визави: «Скажите мужу, чтобы наши мужья положили конец этим войнам. Пусть между нами будет мир!»

Кровавые баталии между Персией и Османской империей продолжались не одно десятилетие, и они довольно подробно описаны в исторических хрониках. Сложно однозначно утверждать, что именно жены повлияли на правителей двух стран, но, действительно, вскоре в городе Амалье между Ираном и Турцией был подписан мирный договор.

Каким же образом эта история переплетается с Дагестаном? Дело в том, что упоминаемая нами выше жена Тахмаспа I Султан-ага-хатун была родной сестрой влиятельного дагестанского владетеля Чопан-шамхала Тарковского. Это были времена, когда власть и протекция шамхалов простиралась от дельты Куры до Кабардинских гор. Еще летописец XVI века отмечал, что «по обе стороны от шахского трона было сделано по два почетных места. Первое для хана Кандагарского, как защитника против Индии, второе для шамхала, как защитника против Московского государства, третье для царя Грузинского, как защитника государства от турок, и четвертое для хана, который живет на границах арапских».

Султан-ага-хатун была весьма образованной для своего времени женщиной; кроме занятий по воспитанию и образованию своих детей, она вела насыщенную придворную жизнь и не была лишена амбиций, связанных с продвижением своих сыновей на сефевидский трон.

Ее старший сын Султан Сулейман-мирза еще при жизни отца слыл претендентом на шахский престол. По этому поводу придворный летописец записал: «В 1573-1574 году пошатнулось благородное здоровье шаха Тахмаспа, и он неожиданно заболел. В это время в Казвине удостоился служения государю его второй сын Султан Сулейман-мирза, чьей матерью была сестра… шамхала».

Но, пожалуй, наиболее яркий след в истории династии Сефевидов оставила Перихан-ханум – дочь Султан-ага-хатун. В середине XVI века при шахском дворе она была самой влиятельной и колоритной фигурой. Современники считали, что она значительно «умнее других шахских принцесс», а также весьма политически проницательна, и «ее мнение и советы по достоинству оценены ее отцом».

Юная Перихан-ханум оказывала большое влияние на государственные дела, осуществление политических планов шаха-отца. Ее авторитет при дворе способствовал консолидации тогдашней сефевидской элиты, многие видные лидеры кызылбашей искали ее покровительства и помощи. Но личную жизнь ее нельзя было назвать счастливой. Хотя... Возможно, она проявляла большую склонность к управлению страной, чем к браку.

Перихан-ханум хорошо разбиралась в традиционных исламских науках, например юридических. Она была также известна как замечательный поэт, что было важно в те времена на Востоке.

Ее дворец был настолько великолепен, что шах Аббас I позже использовал его в качестве временной резиденции. Перихан-ханум сыграла решающую роль в продвижении своего брата Исмаила-мирзы на шахский трон после смерти отца. Старшего брата Сулеймана-мирзу она считала неспособным к государственному управлению. Исмаил-мирза по приказанию отца многие годы находился в заточении (отец мог и казнить его, как султан Сулейман своего сына!). Окружение покойного шаха намеревалось возвести на трон младшего сына Тахмаспа Хайдара. Так, видимо, и случилось бы, если бы не Перихан-ханум.

Вот как это описывает основоположник курдской историографии Шараф-хан: «Дочь покойного шаха Перихан-ханум, видя, что дела приняли такой оборот, тотчас со всей поспешностью направила верного человека к своему дяде по матери Шамхалу и известила его об этом. Шамхал со своими вассалами и людьми эмира Аслан-бека Афшара незамедлительно посреди ночи прибыли во всеоружии, пешком и на конях, к воротам конного ристалища и с помощью оружия проникли в садик при гареме. 

Султан Хайдар в это время по совету нескольких глупцов переоделся в женские одежды, надеясь в таком виде в сопровождении нескольких женщин выбраться из дворца и оказаться среди своих сторонников.
Стоило ему оставить дворцовые покои, как сразу же слуги известили Шамхала. Тот кинулся за ним в погоню. Когда Шамхал, догнав Хайдара, сорвал с его головы чадру, тот ухватился за кинжал и бросился на него. Один из шамхальских гуламов ударом сабли погубил тот кипарис, выросший над полноводной рекой царствования, и ту розу из сада владычества, что не имела себе подобных».

Исмаил был освобожден и коронован. Однако вскоре выяснилось, что многолетнее заточение сделало его подозрительным и крайне жестоким. Новый шах стал сомневаться в искренности намерений сестры. Повсюду ему мерещились заговоры и тайные умыслы. Первым делом он избавился от братьев – Хайдара и Сулеймана, приказав их умертвить. Спустя короткое время были убиты ещё три принца – Махмуд (вместе с годовалым сыном), Имамкули и Ахмад. Вслед за этим последовали казни других родственников и высших сановников. Эти беззаконные расправы, самодурство, а также непомерный рост налогов вызвали возмущение в народе, и
меньше чем через два года шах Исмаил II был убит. По словам летописца Искандар-бека, шах был отравлен рабынями гарема, и в его отравлении самое деятельное участие принимала сестра.

После смерти брата Перихан-ханум становится фактически единственной властительницей огромной Персидской империи. Но так как по законам страны женщины не могли править, на престол был посажен ее сводный брат, болезненный и почти слепой Мухаммад Худабенде. Перихан-ханум рассчитывала, что этот брат будет более управляемым и покладистым. Однако неожиданным препятствием к всевластию Перихан-ханум стала жена Мухаммада, энергичная и властная Хейр ан-Ниса-бегим. Она приняла на себя всю полноту шахской власти, вела все важные государственные дела, а её безвольный муж распорядился, чтобы её печать ставилась на обороте шахских указов и грамот над печатью визиря. Вскоре после коронации она от имени мужа приказала казнить Перихан-ханум. Не заметила Перихан-ханум, что в тени дворца провинции Фарс, где до восшествия на трон губернатором был Мухаммад, подросла такая соперница...

Казнили Перихан-ханум 12 февраля 1578 года в Казвине. На воротах города была выставлена ее голова, в крови и со спутавшимися волосами –зрелище печальное и ужасающее. В день казни влиятельной персидской принцессе из династии Сефевидов, в чьих жилах текла и дагестанская кровь, было всего 29 лет.

Автор: 
Фото: