пятница, 19 июля 2024
6+

Исповедь

Многое в ее судьбе складывалось не по написанному,  не по задуманному, а как бывает в настоящей жизни: она подверглась таким испытаниям, пережила такие потрясения, что со временем цепь роковых случайностей показалась предначертанной свыше…

В юности она мечтала о романтической любви, и она случилась неожиданно, как подарок судьбы. Вот только не знала тогда, что счастье – оно долгим не бывает. Но, делясь воспоминаниями, Алла Подвальная ничуть не жалеет, она готова  повторить все сначала… Разделив судьбу на до и после, она рассказывает о своей жизни, не стараясь ее приукрасить. И ее искренний рассказ покоряет желанием быть услышанной.

Она вспоминает  мужа… Меняясь в лице, говорит о нем как о живом. Кажется, вот сейчас он откроет дверь и войдет. А ее сердце наконец успокоится.

Спецназовец Сергей Подвальный прошел школу СОБРа, участвовал в двух «чеченских» войнах (операциях по восстановлению конституционного строя в Чечне). И каждый раз, когда он уходил на задание, Алла заталкивала боль глубоко в сердце, веря в то, что ее любовь защитит его, словно амулет-оберег.

Как познакомились? Она улыбается, преображаясь:

–Уехала учиться в знаменитый Павлово-Посад, в ткацкое училище, а когда приехала домой на каникулы, встретила его, Сергея. И поняла, что никуда мне от него не деться. Он взял ее за руку, и они не заметили, как прошло время. Говорили о многом. Им было интересно друг с другом. Казалось, что так не бывает. И она тогда  решила: уедет в Павлово-Посад. И все забудется. Но забыть не смогла. А через две недели он приехал и сказал, что без нее никуда не уедет.

– Это было как наваждение, – вспоминает Алла, – я ведь совсем не знала Сергея, знала лишь то, что он рассказывал о себе: окончил дагестанский «политех», радиотехнический факультет. Хороший специалист,  в новой России он оказался не у дел. В органы попал не случайно. Очень уж время было непростое, перестроечное, бушевали гражданские войны. Вооруженные конфликты в Чеченской республике, события в Дагестане…  Десять лет проработал в милиции, а в 1995 году пришел в ОМОН. Пройдя на отлично переподготовку в Москве, стал лучшим специалистом по тактике спецподготовки и горному делу, или, говоря гражданским языком, промышленному альпинизму, включающему в себя способы проникновения в окна жилых домов при освобождении заложников и зачистках.

Таким он парнем был…

Целеустремленность и огромное терпение – вот что было главное для Сергея. Так его характеризовало руководство спецназа, куда он перешел из ОМОНА в 2003 году. Что им двигало? Желание непосредственно участвовать в серьезных тактических боях, связанных с контртеррором. Он отлично владел тактикой боя, был прекрасно подготовлен и как оперативник, и как специалист радиосвязи. За время работы в рядах милиции был задействован в десятках спецопераций. На его счету такие государственные награды, как медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени, медаль «За отвагу».

Вспоминая своего боевого товарища, начальник отдела связи рассказывал: «Знал его еще по спецоперации в Карамахи, с 1999 года, потом Первомайск, Чечня – мы были вместе. Можно сказать, что он спас мне жизнь. Уже опытный боец, он не терялся ни при обстрелах, ни в бою. Помню, рядом с ним парень получил серьезное ранение в ногу. Вокруг суматоха. А он не растерялся и оказал ему первую помощь».

Ему не раз предлагали спокойную должность. Говорили: хватит, навоевался. А он так отвечал: «Работа в спецназе затягивает. Здесь другие человеческие отношения. Сюда не пойдет работать человек, преследующий корыстные цели, смысла нет ходить между жизнью и смертью ради наживы».

 – Я не представляла иной для себя жизни, – вспоминает Алла Анатольевна, – и каждый подаренный судьбой день воспринимала как дар божий. Жили душа в душу; достаточно было одного взгляда, чтобы понять друг друга, угадать настроение, почувствовать, что творится на душе. Каждый день, прожитый с любимым человеком, казался сказкой. А рождение сына и дочери – счастьем, продолжением Сергея, его настоящего, будущего. Для него семья всегда оставалась на первом месте, – вспоминает Алла, – он дорожил  часами, проведенными с близкими людьми, словно чувствовал беду. Но тогда казалось, что вся жизнь впереди. А раны – их можно излечить, и не только руками врачей, а нежной заботой любящей семьи, которая словно вторая кожа.

Боевое братство…

Семьей для него оставалась и служба.

– Знаете, что такое боевое братство? – делится Алла. – Это как цепь, разорвать которую невозможно. Это люди одной крови,  слепленные из одного теста, как будто рожденные одной матерью, одним отцом. Верные, невероятно смелые, надежные. О них складывали легенды. И каждый из них стоил войскового подразделения. Имея молниеносную реакцию, владея боевым опытом, собровцы исходили из психологического портрета врага, поражая его прямо в цель. И погибали непобежденными героями.

Спрашиваю, делился ли он с ней сокровенным?

Алла уверена, что знала о нем все. Но мог ли он делиться с ней тем, через что ему приходилось проходить?

Она в те годы работала на заводе «Авиаагрегат». Растила детей. Ждала мужа. И ей казалось, что нет человека счастливее ее.

– Мы прожили вместе одиннадцать лет, – рассказывает она, – и каждый день, каждый час остались в моей памяти.

Старший оперуполномоченный по особым делам, майор милиции, он был одним из лучших. На него равнялись. С него брали пример. А он оставался тем Сергеем, для которого не чины имели значение, а то человеческое, что связывает крепче всякого каната.

СОБР, УСБ МВД РД, ОМОН…  Это была настоящая школа мужества. Прослеживая  жизненный путь любимого человека, Алла Анатольевна не находит ни единой помарки в характере супруга.

– Семнадцать лет, как ушел он на небеса, – вздыхает она, – а образ его все ярче, четче. И со временем он не меняется, не отдаляется, а становится все ближе, все дороже.

Она вспоминает тот роковой день.

Все было как обычно. 9 октября 2005 года. Он думал о предстоящем дне рождения, собирались позвать друзей, близких. Но все это должно было произойти завтра. А сегодня он проснулся по тревоге в шесть утра. Поступило известие о том, что в одном из махачкалинских домов засела группа профессионально подготовленных экстремистов. Бандитская группировка была хорошо известна по боевым сводкам, и предстояло выбить ее из жилого дома. Дрогнуло ли сердце Аллы, когда она провожала мужа?

           – Было какое-то ощущение страха, но я списала его на обычное волнение, успокаивала себя, что не в первый же раз…

Получив весть о гибели мужа, она так до конца и не поверила, что его уже нет. И до сих пор живет воспоминаниями – трудными, саднящими сердце, от которых ей хочется спрятаться… Она разговаривает с ним как с живым.

Депрессия

Она так и не смогла от нее избавиться. И живет с этим. Семнадцать лет, как его нет, а  все как будто вчера. Сдержанная, немногословная, она бережет свои воспоминания. И в разговоре старается находить точные формулировки, чтобы представить его живым, полным жизни.

– Сергею было тридцать семь, когда он погиб, – делится Алла, – он о многом мечтал, у него были серьезные планы, мечтал поступить в академию МВД. Но все изменилось за один день…

Дом, где находились террористы, находился в конце одной из махачкалинских улиц. Около восьми утра бойцы спецназа приступили к спецоперации. «Передовая группа во главе с майором Подвальным выдвинулась к фасаду дома, – указывается в милицейском отчете, – на стук в дверь  последовала автоматная очередь. А из дома полетели гранаты. Тогда двое бойцов спецназа получили ранения. А командир коротким броском укрылся с бойцами за углом дома. Внезапно раздался взрыв гранаты. Милиционеров осыпало комками грунта и асфальта. Завязался бой. В ходе операции боец передовой группы спецназа был тяжело ранен. И остался лежать на пути боевиков».

Подвальный, прикрывая раненого огнем из автомата, попал в одного из бандитов. Затем, воспользовавшись коротким мгновением затишья, попытался вынести товарища из-под обстрела. И в этот момент автоматная очередь ударила по ногам.

Лишенный возможности передвигаться командир продолжал вести бой, помогая подоспевшему старшему лейтенанту милиции Абдурагимову вынести из-под обстрела раненого бойца. По воспоминаниям очевидцев, увидев, как один из террористов упал навзничь, сраженный его пулей, Подвальный перекатился за угол дома, чтобы занять  более удобную позицию и помочь бойцам. Но в этот момент второй боевик кинул гранату, затем подбежал к нему и автоматной очередью прошил командира.

Истекающий кровью Подвальный как сквозь туман видел, что его бойцы еще не успели достигнуть спасительного укрытия и остаются в зоне опасного обстрела. Один из его товарищей, Абдурагимов, старался пробраться к нему, прокладывая путь автоматным огнем. «Сергей, отползай за угол! Я тебя прикрыл», – кричал он, не зная, что командир не может двигаться. Пользуясь этим, боевики держали Сергея на прицеле как приманку. И когда боевой товарищ был уже в шаге от майора, выстрел бандитского гранатомета покрыл его сознание мраком. Сергей видел, как погиб его товарищ, спасая командира. И, чувствуя, как силы покидают его, принял решение: сохранить жизни своих ребят ценой собственной жизни. Он сорвал слабеющими руками с разгрузки гранату, выждал момент, когда бандиты приблизятся к нему, выдернул чеку и последним усилием воли кинул гранату…

Жизнь без него…

Героическая жизнь С. Подвального словно списана с подвигов героев Великой Отечественной. Она соотносится и с днем сегодняшним, когда на Украине идет спецоперация, в которой проявляются лучшие черты непобедимых поколений, для которых защита родины сравнима с любовью к матери и отцу. С таких, как Сергей Подвальный, берут пример те, кто пришел ему на смену и сегодня защищает родину от врага нынешнего, за которым стоит нацизм, международный терроризм.

 После смерти С. Подвального остались больная мать, парализованный отец, двое маленьких детей. И Алла заставляла себя жить, чтобы быть поддержкой для родителей Сергея, вырастить детей и рассказать им об отце, которого знала только она. Делясь воспоминаниями о муже, Алла Подвальная достала футляр, где бережно хранится звезда героя. Для  нее звание Героя России, которого посмертно удостоен ее муж, – как самая высокая оценка его подвига, и это придает ей силы. Алла считает, что путь Сергея был предопределен: героем он оставался и на переднем крае, и в жизни.

Дети тоже выбрали для себя военную стезю. Для сына Виктора, дочери Алины отец – живая легенда. Сын – сотрудник МВД, работает в Ростовской области. Окончил  Суворовское военное училище в Новочеркасске, Ростовский институт МВД. Дочь учится в Ростовском правовом колледже.

 – Зовут меня дети в Ростов, – задумчиво говорит она, – но разве я могу оставить маму Сергея, Валентину Васильевну, ей 85 лет. И всё здесь, в Дагестане, связано с памятью о нём. Здесь живут сослуживцы Сергея, для которых он и сегодня остается незабвенным другом, товарищем, память о котором неизбывна, как неизбывна человеческая жизнь…  

Айшат Тажудинова  

Рубрика: 

Новый номер

Реклама