Женщина Дагестана

Журнал для семейного чтения. Издается с 1957 г.

Не дать погаснуть огню в очаге…

Родственные души. Так мы говорим о людях, близких по духу, по взглядам на жизнь. Как же это важно ощущать плечо единомышленника, а уж в нашей нелегкой, беспокойной и ответственной  профессии – и подавно.

Аминат Абдурашидова… Трудно сказать, в чем состоит истинное предназначение этой личности, явно выбивающейся из общего ряда. Кто она? Поэт, глубокий, размышляющий, заставляющий вдумываться в смысл ее стихотворений, каждое из которых наполнено особой интонацией, проникающей в самую глубину человеческой души? А может она все же журналист, открытый, бесстрашный, тот, кто разит зло силой слова, да так, что оно, это зло, всю жизнь идет за ней по пятам, нанося незаживающие раны?! А может, она общественный деятель, которому безоговорочно верят люди, на какой бы стороне баррикад они ни находились?

Неординарная? Да! Личность? Да! А еще цельный человек, чьи жизненные установки остаются неизменными. И встретившись с ней спустя годы, я вновь ощутила эмоциональный порыв юности, искренность, открытость – все те качества, которые, казалось бы, со временем уравновешиваются в человеке рассудочностью и практичностью. Но расчетливость и практичность – это не про Аминат.

Я познакомилась с ней, работая в «Молодежке» много лет назад. Чем она меня покорила? Необыкновенным жизнелюбием, желанием сделать весь мир счастливым. Аминат всегда оставалась естественной, искрометной и, словно перпетуум-мобиле, заводила всех своей необыкновенной влюбленностью в Монтескье, стихи, журналистику, в родные горы, по которым скучала всегда, где бы ни находилась.

– Так ты что, ни о чем ином не мечтала, как стать поэтом и журналистом? – спрашиваю я Аминат.

 – Ты не поверишь, но первые стихи я сочинила в четыре года, папа их записывал. Дальше – больше. Стихи попали во всесоюзную газету «Октябренок». Была тогда там такая Раппопорт, так она не просто опубликовала мои вирши, но и позвонила в Союз писателей Дагестана, попросив обратить внимание на ребенка с незаурядными способностями. Сам Расул Гамзатов взялся меня опекать, следил за мной. А однажды потребовал, чтобы ему показали необычную девочку. И сегодня помню, как папа, за дубленку которого я спряталась, поставил меня на стул и приказал «читать». Я расхрабрилась и с выражением прочитала стихи о родине…

Расул Гамзатович внимательно наблюдал за ростом юной поэтессы, приглашал ее на все совещания молодых поэтов Дагестана. А в 1974 году Аминат уже выступала на поэтическом форуме со своими стихами. Стихи ее, по мнению критиков, уже тогда отличались яркостью, образностью и какой-то особенной чистотой и искренностью.

 – У нас была большая семья, – рассказывает Аминат, – дружная, теплая. Мы, дети, зачитывались не только русской классикой, но и дагестанскими писателями, поэтами, известными на весь мир. Ведь так или иначе их судьба переплелась с жизнью каждого дагестанца, они творили среди нас, и художественные образы их героев были близки мне. Я ощущала себя той самой горянкой, что растила хлеб, воспитывала детей, провожала мужчин на войну. И мое отношение к родной земле и родным по духу людям как-то органично складывалось в стихотворные строки.

Спрашиваю, откуда родом Аминат.

 – Дахадаевский район, село Карбачи-Махи. Есть такой заповедный уголок, где сосредоточено немало исторических памятников, каждый из которых – свидетель эпох, богатых  историческими событиями, – говорит она. – Район – сокровищница народных промыслов. Здесь много уникальных древних построек – башен, военных крепостей, история которых исчисляется тысячелетиями. Сама атмосфера древней земли настолько поэтична, что там не быть поэтом просто невозможно! – улыбается Аминат.

– Я ощущала постоянное внимание к своему творчеству, – замечает она, – и мне хотелось удивить своих коллег новыми, не похожими ни на чьи,  стихами, поэтическими приемами, метафорами. Я старалась, чтобы каждое слово поэтической строфы наполнялось особым смыслом, значением, новыми красками, образами.

 А. Абдурашидова была постоянной участницей не только республиканских, но и всероссийских совещаний молодых писателей.

– Это была такая прекрасная школа, возможность общаться со своими ровесниками, известными писателями, поэтами, учиться у них и иметь возможность поделиться своей, особой горской закваской, замешанной на легендах и преданиях древнего многоязычного народа.

Сколько их было, незабываемых встреч! Можно сказать, что поэтесса стала своеобразной визитной карточкой молодой поэзии Дагестана, участвуя в многочисленных декадах и творческих совещаниях.

 С легкой грустью вспоминает Аминат годы учебы в школе-интернате горянок для одаренных детей.

– Почему с грустью? – переспрашивает она, – потому что до сих пор скучаю по той беззаботной жизни, детской дружбе, обожаемым мною любимым педагогам, поддержавшим в горской девчушке любовь к поэзии, творчеству.

Все, о чем рассказывает Аминат, связано с необыкновенными людьми, окружавшими ее. Но, хорошо зная ее, я понимаю, что она и сама – тот самый лучик солнца, что способен растворить ожесточенное сердце, дать надежду, подставить надёжное плечо друга, ее плечо. Пытаясь разговорить ее на тему «о себе», я сталкивалась с тем, что она намеренно уходила от личного, предпочитая рассказывать о многочисленных друзьях, родственных ей по духу людях, общение с которыми она воспринимает как праздник.

С благодарностью вспоминает своих коллег из даргинской газеты «Ленинна байрахъ», из даргинской секции Союза писателей Дагестана, руководителя секции Сулеймана Рабаданова, поддерживавших ее на протяжении буквально всей жизни, публикующих ее произведения, советующих, наставляющих. Для нее это было всегда так важно! А сколько теплых слов Аминат сказала в адрес известного профессора, литературоведа Абдуллы Вагидова, чьи рецензии остаются для нее настольным пособием!

 – Необходимо, чтобы рядом с тобой всегда находились профессионалы, верно и точно указывающие на твои недочеты, ошибки, – замечает Аминат.

 Патриотические стихи постепенно сменила лирика – насыщенная, образная, глубокая, заставляющая вчитываться, вслушиваться и вдумываться в поэтический ряд ее не похожих ни на чьи стихов. Они притягивают необыкновенной мелодичностью и яркой метафорой: «…как капля дождя, поцеловавшая созревающее зерно в губы сухие». Поэтический мир Аминат завораживает читателя стихами, проникнутыми затаенной любовью к ближнему своему. Поэт неустанно трудится над собой, добиваясь той философской глубины, что позволяет рассуждать о высокой поэзии, не разделяя ее на мужскую и женскую.

Переводчик первых стихов Аминат поэт М-З. Аминов восхищался зрелостью молодого поэта, особым поэтическим мышлением, вырывающимся из традиционного, ограниченного узконациональными рамками, мировоззрения…

Аминат вспоминает годы учебы в ДГУ, на русско-дагестанском отделении филфака, где ей как отличнице выдали направление в МГУ, на факультет журналистики, хотя Расул Гамзатов прочил ей Литинститут. Но незабвенный старший брат Осман, ее наставник и мудрец, как она его называет, посчитал, что журналистика – это кусок хлеба. Великий поэт на это сказал: «Журналистика губит поэтов».

Но стихи оказались необходимы Аминат как воздух, и она продолжала творить, окруженная необыкновенной творческой аурой, что царила тогда на знаменитом журфаке Засурского. Она вспоминает и удивительное дагестанское братство «Комитет десяти», предвестник дагестанского землячества.

 В стихах того периода появились новые интонации, новые краски. Поэтесса выпустила сборник стихов «Я и вы», ее приглашали выступать на центральное телевидение, поэтические собрания, собиравшие многотысячную аудиторию.

– Тогда поэзия была одним из самых востребованных видов литературы, да и прозаические произведения расходились быстро, несмотря на многомиллионные тиражи, – вспоминает Аминат.

 Своим наставником в поэзии она считает и дагестанского писателя Магомед-Расула. Его достаточно жесткая, но объективная критика заставляла думать, находить новые образы, новые интонации.

Аминат много ездит по Дагестану. Как признается поэтесса, ее вдохновляет энергетика гор, общение с людьми, живущими в гармонии с мудростью земли и говорящими языком притч, легенд и преданий…

Тогда Расул Гамзатович поддержал желание поэта создать Ассоциацию творческой и научной интеллигенции «Родник» при обкоме комсомола, куда входила бы талантливая молодежь, и в печати стали выходить поэтические сборники молодых поэтов. А стихи самой Аминат публиковали уже и ведущие российские издания: «Литературная Россия»,  «Литературная газета», «Ульяновская правда», журнал «Советская литература»

– Поездки по стране многое дали мне как поэту, – признается Аминат. – В те годы национальная литература поддерживалась на государственном уровне, для молодых национальных поэтов были открыты все дороги. А сколько внимания уделялось переводческой школе!

– Я много работала, но мне хотелось трудиться еще больше, – рассказывает Аминат. – Попробовала свои силы в журнале «Советский Дагестан», молодежной газете «Молодежь Дагестана», на преподавательском  поприще. Вышла замуж, родила дочь.

Аминат работала на отделении журналистики ДГУ, потом заинтересовалась «механикой» телевидения. И со временем пришла на ГТРК, где и осталась. Тогда ей очень помог М. Гамидов, народный поэт Дагестана, один из руководителей  Дагестанского телевидения. Аминат вспоминает его с глубокой благодарностью…

Нелегким был жизненный путь моей героини; да и острое перо ее принесло немало горя и испытаний: она потеряла братьев, стреляли и в саму Аминат…

Она совсем не изменилась, такая же, как и много лет назад. Но в творчестве появилось немало стихов-плачей, немало строк, в которых – боль, не покидающая сердце.

Но она сильная, моя подруга Аминат, и в душе ее столько добра и желания поделиться им со всем миром!

 – Я слишком многое повидала, чтобы отчаяться, – признается она, – вспоминая трудные 90-е, Новолак, Ботлих и Чечню. Когда при обмене военнопленных идешь под дулом автомата, ощущая, как смерть идет рядом, понимаешь разницу между истинными и ложными ценностями. Нужно делать все, чтобы сохранить мир на земле, дружбу и взаимодействие народов. Видео-очерки Аминат – документалистика, рассказывающая честно и непредвзято, как это все было в те тревожные, трудные для всей страны и республики годы. Она сняла много видео-очерков о выдающихся общественных и политических деятелях, три видеофильма «С камерой по Дагестану».

Она по-прежнему в центре общественной жизни. И не только потому, что прекрасный поэт, журналист. Она как очаг в горской сакле, вокруг которого собирается вся семья.

Аминат Абдурашидова – куратор всероссийского праздника «Белые журавли». Ее имя вошло в антологию дагестанской поэзии. Поэтесса издала сборники «Новые родники»,  «Честь превыше жизни», «Радуга», «Гармония жизни». Она награждена орденом «Дружба народов», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, «За доблестный труд», памятными медалями «Патриот России», медалью Правительства Москвы. Но говорить об этом Аминат не любит. Для нее роскошь человеческого общения и есть то главное, во имя чего она живет. А разве это не счастье?

Айшат Тажудинова

 

Рубрика: 
Фото: