понедельник, 26 февраля 2024
6+

Брошенная

 В каждой семье есть свои семейные традиции, устои, ценности, и  ребёнок, воспитывающийся в семье, тоже становится носителем этих ценностей. Примеры поведения родителей и близких родственников становятся привычными, обобщёнными и в значительной степени подсознательными, сохраняясь в постоянном виде и во взрослом возрасте.

Очень важно чтобы родители, дедушки и бабушки принимали своих детей и внуков и не старались реализовывать в них свои ожидания, а мамы и папы – умели быть снисходительными и терпимыми по отношению к старшему поколению. Именно такие отношения и позволят ребёнку найти своё достойное место в семье и обществе.

***

Так случилось, что недавно я  попала в больницу в отделение кардиологии. Лежали там, в основном, «возрастные» – кто с сердцем, кто с давлением. Перезнакомились, помогали друг другу, выписывающимся желали больше не попадать сюда. В один из дней в соседнюю палату уложили новую пациентку. Это было время обеда, и мы по больничной традиции обходили соседние палаты, делясь обильными передачами из дома.

Внешность «новенькой» поразила меня. Она сидела на кровати, опираясь на суковатую клюку, в длинном бархатном халате, лицо ее – смуглое и очень выразительное – было обожжено наполовину, руки тоже, видимо, сильно обгорели, так как она с трудом поднимала руку, сгибала пальцы … Пожелав ей скорого выздоровления, я предложила ей домашние курзе, но оказалось, у нее не было с собой никакой посуды. Соседка по палате дала свою тарелку.

– Сын придет, принесет,– сказала Патимат на ломаном русском. Санитарка стала помогать ей, разбирая сумки, небрежно брошенные у кровати.

Пришло время санации палаты, когда все пациенты должны были выйти в коридор. Ее почему-то среди них не было.

– Она же ходить не может, даже с этой палкой,– сказала медсестра, отвечая на наши вопросы, –  на обе ноги хромает, почему нет ухаживающего вместе с ней, непонятно…

Патимат и правда нуждалась в постоянном присмотре: она с трудом доходила даже до санузла, и санитаркам приходилось не только тащить ее на себе, но и постоянно прибираться за ней. Начались проблемы… Больные были недовольны, санитарки и медсестры ворчали. И, как всегда, среди больных нашелся один «борец за справедливость», который не только ей высказал все, но и потребовал, чтобы она позвонила домой и вызвала человека ухаживать за собой. Этим борцом оказалась Севиль-ханум, моя соседка по палате.

– А к Патимат никто не приходил?– через несколько дней спросила я медсестру во время вечерних процедур.

– Нет, не приходил никто, даже на звонки не отвечают.

– И дочка не приходила?

– Пятеро сыновей у нее, дочки нет. Она ими еще так гордится, как будто подвиг совершила, родив их! Они мать даже не навещают, а ей

сменное белье, памперсы нужны.

– Мужчинам-то неудобно, а невестки что же? Внучки?

 – Никто не приходил. Хорошо, что наши нянечки и стирают, и убирают, и ее моют молча. Ведь даже в этих пакетах одежда нестиранная…Как будто взяли и выбросили человека…– вздохнула медсестра. Сняв капельницу, она вышла, а мы с соседкой по палате долго молчали, пытаясь «переварить»  услышанное.

– Да разве ж так бывает?! – выдохнула наконец Севиль-ханум. – Я этого так не оставлю, я найду этих сыновей, я пристыжу их! – с этими словами она вышла из палаты и направилась к Патимат.

Уж не знаю как, но Севиль дозвонилась до одного из сыновей Патимат. Во время ее взволнованной речи разговор вдруг прервался. Севиль сидела с открытым ртом.  А потом сказала:

– Представляете? Мне ответила жена сына Патимат и заявила: «Пусть за ней ухаживают те, кто получает ее пенсию!», а потом  бросила трубку. Так разве можно?!

Патимат сидела на кровати молча, потом, когда поток возмущения стих, сказала на родном языке: «Я сама виновата, ни одну невестку с открытым сердцем не встретила, ни одного внука не приветила, попрекала их, что живут в моем доме, а когда он сгорел, тоже не поняла, что это испытание Аллагь мне послал за мою черствость!»

Патимат легла лицом к стене, укрывшись с головой одеялом, и только вздрагивающие худые плечи выдавали ее рыдания.

Расстроенные и растерянные мы вышли из палаты. Осталась только одна санитарка, ее землячка. С трудом успокоила она Патимат, и та ей рассказала, что воспитывала ее мачеха злая до того, что морила малышку годом, таскала за волосы за любую провинность, била. Зато ее младшего брата воспитывали как принца, все позволяли, всегда хвалили; мачеха неустанно повторяла: «дир пача!» (мой король). Патимат, окончившую всего три класса, выдали замуж, едва ей исполнилось 16 лет. Но и в доме мужа к ней относились как к рабыне, всячески подчеркивая, что взяли ее как прислугу для свекрови и мужу, а потом и сыновей, которых она родила одного за другим…

Умерла свекровь, за ней муж. И когда дети выросли и женились, Патимат перенесла привычную для нее модель поведения мачехи-свекрови на семьи своих сыновей! А потом случилось несчастье: по вине Патимат загорелся дом, где она жила с младшим сыном, и, пока она с ожогами лежала в больнице, ей под жилье сын с невесткой приспособили пристройку во дворе. Пенсию тоже забирал младший сын, покупая ей только самое необходимое. Да и старшие не спешили навещать мать…Так и жила, брошенная всеми, постепенно осознавая, что в случившемся виновата сама…

***

 Размышляя о судьбе Патимат, я вспомнила  несколько  подобных случаев.  Много лет назад, когда я только пришла в редакцию, в журнале была опубликована статья З.А.Валиевой «Вы тоже состаритесь» о непростых взаимоотношениях свекрови и невестки. Для меня было шоком узнать, что отношения между людьми могут складываться так ужасно, что жена сына отказывает свекрови в стакане воды и куске хлеба…

Дома я, естественно, рассказала об этой статье; мама не удивилась:

– Такое случается, дочка, – сказала она. – Может, когда сын женился, мама ревновала невестку; может, невестка не отвечала ее понятиям жены для сыночка. Но запомни одно: сыновья всегда женятся на девушках, которые напоминают им маму, и, значит, недостатки надо исправлять в себе, в первую очередь.

Такая же история в те годы приключилась и с нашей сельчанкой Зумрут. Муж ее погиб на фронте, и она, не выйдя больше замуж, одна растила сына. Вырастила, женила, но невестка ей не понравилась. Выгнала, женила еще раз, и еще раз… Но, по ее мнению, ни одна из них не подходила! Итог был печален: сын привел женщину такую же властную и резкую, как мать. Привыкший подчиняться маме, он полностью попал под влияние жены,  и та попросту выжила свекровь из квартиры, так что доживала Зумруд, брошенная сыном,  у дальних родственников и хоронили ее всем селом…

***

Но недаром окрестила я Севиль-ханум «борцом». Она-таки  дозвонилась до одного из сыновей Патимат. Не знаю, что она ему говорила, какие доводы приводила, но на другой день в больницу к матери пришли три взрослых красивых мужчины с пакетами, полными продуктов, памперсов, с красивыми удобными палками для ходьбы и букетом цветов для… Севиль.

P.S. Не устаю благодарить Всевышнего за то, что нас в семье воспитывали по-другому. Не припоминаю случая, чтобы мама разговаривала с папой ли, с бабушкой или с нами громко (споры с папой во время игры в нарды – не в счет, хотя  они – показатель того, что и маме не чужды были сильные чувства). Когда умерла бабушка, которая ослепла, а потом еще  пролежала в постели почти 10 лет, я только тогда узнала, что она была нашей сельчанкой и сводной дальней родственницей папы, которую он встретил на вокзале одинокую, голодную и бесприютную во время войны, привел домой, и так «дадейка» и жила с нами, любя и воспитывая нас и получая в ответ взаимную любовь и заботу. Мама была свекровью четырех невесток, которые со всеми своими печалями, проблемами и радостями шли к ней, доверяя и ожидая единственно верного совета.

И таких случаев милосердия и бескорыстия я знаю много. Так, моя  приятельница много лет поддерживала отношения с бывшей свекровью, называла ее мамой, а когда та начала болеть, забрала ее к себе и ухаживала до самой ее кончины. Еще одна моя родственница забрала одинокую постаревшую няню своих детей, когда та слегла с переломом шейки бедра. Выходила, обустроила для нее комнату и сажала на почетное место старшего за столом…

Каждый человек исполняет определённую миссию в жизни, обществе и семье. И для воспитания последующего поколения важно, чтобы ребёнок дома усваивал положительные примеры старших, видя в них, как в зеркале, свою модель поведения в будущем.                                                

Новый номер