пятница, 19 июля 2024
6+

Это дом, не приют…

Несколько лет назад наш журнал печатал цикл очерков под рубрикой «Чужих детей не бывает», где мы рассказывали о проблемах детских домов, о том, как и по какой причине в казённые учреждения попадают  дети, как складывается их судьба после выхода в большой мир и о многом другом.

За время, прошедшее после тех публикаций, многое изменилось. В республике остался всего один приют для совсем маленьких, и расположен он в Буйнакске.

Прежде всего, хочу отметить первое впечатление. Открывается калитка, и перед тобой большой широкий ухоженный двор, заботливо вскопанные клумбы, аккуратно рассаженные цветы и буйные кусты цветущей сирени – её запах проникает во все комнаты и напоминает, что жизнь прекрасна, несмотря ни на что…

Встретил меня директор Тайгиб Джаватханович Магомедов. Он рассказал, что в 1999 году его, работника Минздрава республики, перевели сюда, в Буйнакск, руководить Республиканским домом ребенка. В тот момент его даже детским учреждением трудно было назвать – несколько развалившихся полусараев, окна затянуты полиэтиленом, коммуникации не работают, нет отопления, нет специальных помещений для приготовления еды, прачечных. За годы неустанной, кропотливой работы разрушенное хозяйство превратилось в уютное, ухоженное, почти домашнее пространство со светлыми игровыми комнатами и спальнями для детей, оборудованными медицинскими кабинетами и помещениями, где с детьми занимаются логопеды, психологи и физиотерапевты.

Конечно, это произошло не за один день, и Тайгиб Джаватханович подчеркнул, что в последние годы их детский центр поддерживается Минздравом республики, они обеспечены в полной мере детскими специалистами всех профилей, всеми необходимыми для детей бытовыми предметами, медицинскими препаратами и, как стало известно недавно, их детское учреждение включено в план капремонта.

Все эти материальные позиции, конечно, важны для полноценной работы  детского дома, но нам было важно узнать, каковы основные причины того, что дети попадают в приюты. Ведь для дагестанцев, с их приверженностью традициям и родовым устоям, сдать ребенка, оставшегося сиротой,  в приют – это практически неприемлемо. Среди близких родственников всегда найдется семья, которая заберет к себе детей и будет растить их как родных.

На это Тайгиб Джаватханович отреагировал однозначно:  таких детей сюда не отдают. Вообще, как бы цинично это ни прозвучало, но здоровые дети никогда не остаются без опеки.

– За 24 года моей работы на этом посту бывало всякое, но дети, росшие в семье и по каким-то причинам осиротевшие, к нам не попали ни разу. Вообще, история нашего Дома ребенка началась ещё в 30-е  годы прошлого века, когда в Дагестане было много приезжих из других регионов, они здесь спасались от голода. Тогда и детских приютов было много – даже здесь, в Буйнакске, их было несколько. В послевоенные годы тоже детские дома были переполнены, но даже тогда дети, имевшие родственников, редко попадали в детские приюты.

Большинство детей  сегодня в этом Доме ребенка – «родительские» дети. Так здесь называют детей, которые «сданы» сюда на время по разным причинам. Это может быть вахтовая работа у родителей, их болезнь, процедура лишения родительских прав, сложные жизненные обстоятельства. Этих детей родители и близкие навещают и, со временем, когда жизнь родителей или хотя бы одного из них приходит в норму, их забирают.  Тайгиб Джаватханович рассказал, что им всего три раза подкинули младенцев «в корзинке». Если беременность нежелательная, то от неё женщины пытаются избавиться разными способами, что обязательно потом отражается на здоровье ребенка. Наш собеседник убежден, что детский приют  – это лучшее, что может ожидать такого ребенка, потому что альтернативы этому – одна хуже другой. Так что этим малышам «из корзинки» повезло: они попали в хорошие руки.

– Что касается сирот, сейчас у нас их лишь семь. Каждый из этих детей имеет букет различных тяжёлых патологий, каждый из них нуждается в специальном уходе  и постоянной медицинской помощи, таких детей вряд ли кто-то решится усыновить – это непосильный груз.

Еще хочу сказать, что детские приюты очень быстро учат нас, сотрудников, никого не судить и не мерить общепринятыми мерками – бывают ситуации, когда все это не работает. Для нас главное – это благополучие ребенка. Неважно, здоров он или болен, мы за него отвечаем.

Знаете, я могу рассказать массу историй, когда юные девушки оказывались обманутыми и, в страхе перед родителями, хотели оставить ребенка в роддоме. Они стоят пред выбором – оставить или забрать? Знаю множество случаев, когда девушка набиралась мужества и, несмотря на гнев родных, забирала  своего  малыша. И обязательно находится хоть кто-то из родни, друзей, знакомых, кто встанет рядом, поддержит. И столько же случаев, когда девушка пишет в роддоме отказ от ребенка. И это тоже её выбор, она имеет на него право. Не знаю точной статистики по количеству обращений, но новорожденный здоровый ребенок – это бесценное сокровище, в роддомах огромные очереди ожидающих с полным пакетом документов,  и за судьбу усыновленного малыша можно не переживать – он попадет в любящие и заботливые руки.

Наш собеседник отметил, что количество детей, оставшихся без присмотра родителей, в последние годы значительно сократилось, и связано это, прежде всего, с установленными государством выплатами на детей до 17 лет. Если прежде женщина отдавала детей в учреждения, чтобы прокормить себя, то сейчас она получает на своих детей пособия и может сама заботиться о них.

По роду своей работы Тайгибу Джаватхановичу приходится плотно сотрудничать со службами опеки и попечительства. Нам кажется, что семья – это закрытое пространство, однако в такие службы при муниципалитетах очень быстро поступают сигналы – в соседней квартире скандалы и пьянство, а там малолетние дети. Если факты подтверждаются, то эти малыши попадают в детские учреждения как «родительские». По утверждению собеседника, редко ситуация доходит до лишения родительских прав. Чаще всего, оказавшись перед реальной угрозой изъятия детей, мамочки прекращают разгульную жизнь.

Наша беседа опять вернулась к проблеме усыновления – если родителей все-таки лишат прав, можно ребенка усыновить?

– Даже если родителей лишат родительских прав, через какое-то время  могут в них восстановить, и это может произойти довольно быстро. Поэтому такие дети чаще всего отдаются под опеку близких – бабушки, тети, дяди. На моей памяти не было случая, чтобы были все основания для усыновления здорового ребенка  из нашего приюта. Хотя обращений всегда было и есть очень много. У нас есть возможность усыновления только нездоровых детей. Хочу рассказать об одном случае из моей практики. Давно это было, обратилась к нам  супружеская пара из Хунзаха. Муж комбайнер, жена доярка – простая, работящая семья. Детей не было в семье, им посоветовали обратиться в приют, а мы оказались самым ближним. Я тогда объяснил им, что здоровых детей-сирот нет, ничем не могу помочь. Но они поговорили между собой и заявили: «Мы взяли перед Всевышним обязательство усыновить ребенка, а раз нет здорового, возьмем больного». И взяли. Взяли больного мальчика с ДЦП и вырастили его. И сейчас он живет с ними, они привязались к нему, заботятся. Я убежден, что семья для ребенка – это не просто лучшая, это правильная среда. Поэтому мы, весь коллектив нашего Дома ребёнка, стараемся здесь создать для детей домашние условия.

Это и на самом деле так: пройдя по чистым коридорам и комнатам Дома ребенка, нигде не почувствовала ни постороннего запаха, ни плачущего ребенка. Умилила картинка: воспитательница посадила себе на колени непоседу и кормила его, а остальные уплетали еду за обе щеки. Кстати, дети были маленькими, но самостоятельными – дома мы в таком возрасте ещё с ложки кормим.

У детей хорошие игрушки, в каждой комнате ковры, телевизоры, где они могут смотреть развивающие мультфильмы. Все в чистой одежде, девочки с собранными в косички волосами. Уверена, что если возможно детям создать условия, приближённые к домашним, здесь для этого сделано все.

Прощаясь, Тайгиб Джаватханович просил рассказать о тех, кто уже долгое время помогает и поддерживает их Дом ребенка – много лет на каждый праздник к ним приезжают министр МВД РД Абдурашид Магомедов и председатель Счетной палаты РД Билал Джахпаров.

– Они никогда нигде об этом не заявляют, но помощь оказывают сразу по первой просьбе, поэтому не могу не поблагодарить  своих замечательных земляков  за активное и действенное участие в судьбе детей.

Можно много говорить о профессионализме руководителя, о его бесчисленных достоинствах и личных качествах, но в итоге вся его деятельность сводится к очевидному результату: Тайгиб Джаватханович не только эффективно выстроил все  рабочие процессы детского учреждения, но  и создал для детей уют и домашнее тепло. 

 

 

Рубрика: 

Новый номер

Реклама