понедельник, 04 июля 2022
6+

"Женщина Дагестана - это моя судьба!" К 90-летию Фазу Алиевой

 

 

В предисловии к интервью мне не придется традиционно знакомить читателей со своей собеседницей. Фазу Алиеву, великую поэтессу современности, ее творчество, снискавшее мировую славу, активную общественную  деятельность, знают не только в нашей республике, но и далеко за ее пределами. И это облегчает мою задачу, ведь только на перечисление заслуг этой замечательной женщины, ее наград, званий и регалий ушла бы не одна страница из написанного. И к каждой мне захотелось бы написать комментарий, ведь не только ее произведения, но каждый ее день и час – это образец служения делу, творчеству и людям. Ни одна солидная монография не смогла бы полностью рассказать о ее жизненном пути,
насыщенном интересными и удивительными событиями, о ее многогранном творчестве, которое не измерить и не оценить обычными стандартными критериями – такая задача означала бы объять необъятное. Фазу Алиева, народная поэтесса не только согласно заслуженному ею высокому званию, но и по сути ее творчества и, главное, души – большой, широкой, щедрой для своего народа. Творческая биография народной поэтессы Дагестана Фазу Алиевой, писательская карьера с хронологией выхода в свет ее всемирно известных литературных произведений знакома многим. Об этом писали, говорили с экранов, в посвященных поэтессе книгах, статьях, передачах и фильмах. Но мало кто знает о том, как складывалась судьба этой великой женщины в журналистике, начавшаяся, как ни странно, со скромной должности корректора в «Учпедгизе», а впоследствии приведшая ее к должности главного редактора уникального в своем роде журнала «Женщина Дагестана» и высшей журналистской награде страны «Золотое перо России». А между тем Фазу Алиева, поэтесса с мировой славой, все годы одновременно выполняющая не только работу, но и массу общественных нагрузок, особой статьей своей жизни считает именно возглавляемый ею женский журнал. «Назвать мою работу в журнале «Женщина Дагестана» всего лишь вехой в творческой биографии было бы неправильно, это слишком мало для определения значимости журнала в моей жизни. Скорее, женский журнал – это моя судьба», – сказала поэтесса.
У многих может возникнуть вопрос, почему известная поэтесса с мировой славой, прожившая интереснейшую жизнь, повидавшая на своем веку страны и континенты, награжденная самыми почетными орденами и медалями России, а в их числе и самой редкой наградой страны – орденом Андрея Первозванного, задействованная, кроме своей основной работы, в самых разных общественных организациях, вплоть до Общественной палаты России, так любит и выделяет работу в женском журнале, так ценит эту страницу своей трудовой биографии и опыт, полученный ею за годы работы в «Женщине Дагестана».
И в самом деле, почему? Ответов на этот вопрос много.
Может быть, потому, что женская тема – главная тема ее творчества. Она и сама великая женщина, сумевшая состояться одинаково талантливо и успешно во всех ипостасях своей женской судьбы – как необыкновенно любящая, самоотверженная Жена и Мать, как Творец от бога и яркая Личность, как Общественный деятель, отдающийся без остатка служению обществу и своему народу, и, конечно же, как неисчерпаемый источник вдохновения и любви во всех ее проявлениях для тех, кто знает и любит ее творчество, А может быть, потому, что не понаслышке знает все проблемы женщин сельских и городских, деловых и домохозяек, талантливых и обычных. Она и сама прошла суровую школу жизни и путь ее – от сельской девочки, выросшей без отца в многодетной семье, до знаменитой на весь мир поэтессы. Фазу уже много лет бессменно возглавляет республиканский Союз женщин, и в
эту общественную организацию никогда не зарастала народная тропа. К Фазу женщины идут, ей верят.

Фазу – настоящая Женщина. Известная поэтесса Людмила Щипахина сказала о ней: «Фазу – богиня! Она богиня и как Женщина, и как Поэт!» В этой связи вспоминается и эмоциональное высказывание о Фазу Алиевой шведской переводчицы Гретты, очарованной творчеством и личностью этой великой женщины: «Фазу – истинная дагестанка и много-много женщина». Наверное, это особое женское начало в ее жизни и творчестве и позволило Фазу в свое время сделать журнал «Женщина Дагестана» любимым изданием для многих
женщин республики. Журналом, в котором женщина была поставлена на должную высоту, где четко и ясно была прописана ее главная миссия – быть хранительницей очага, матерью и воспитательницей будущих поколений. И в то же время на примерах самых достойных и заслуженных дагестанок было рассказано о том, какую роль играет женщина в современном обществе и мире. В этом добром и мягком журнале энергия доброжелательности и созидания всегда шла от сердца пишущих к сердцам читателей. И потому даже в трудные перестроечные времена журнал имел своих подписчиков и верных читателей. Сегодня в интервью с Фазу Алиевой мы постараемся рассказать о ней самое малоизвестное, о четырех десятилетиях ее работы в женском журнале, начале нелегкой, но особо любимой ею работы, о том, каким она хотела бы видеть женское издание в будущем.

– Фазу Гамзатовна, в журналистику вы пришли после окончания литературного института имени Горького и возвращения в Дагестан. Был ли у вас, молодой поэтессы, на третьем курсе издавшей первую книгу своих стихов и имевшей красный диплом престижного вуза, достойный выбор в трудоустройстве на родине?
– Как ни странно, работу в Дагестане я нашла с большим трудом, хотя мои преподаватели, руководители творческих семинаров в институте пророчили мне большое будущее, не скупились на похвалы, ценили мое трудолюбие и первые литературные опыты. В числе трех студентов Литинститута тех лет, издавших уже в студенческие годы свои первые сборники, наряду с теперь уже всемирно известными Евгением Евтушенко и Анатолием Приставкиным, была и я. Но, увы, это не облегчило мне поиски работы на родине. Я обошла все редакции республиканских газет и журналов, но везде получала один и тот же ответ: вакансий нет.
Наконец, узнав о моих «хождениях по мукам», меня пожалел бывший тогда заместителем министра просвещения Магомед Гамзатович Гамзатов, он и предложил мне работу корректором в «Учпедгизе». С благодарностью вспоминаю я и своего первого руководителя, директора издательства Рапи Магомедовича Сулейманова, который по заслугам оценил мое добросовестное отношение к работе и через некоторое время перевел меня на полставки редактора. Я никогда не умела быть простым исполнителем, меня волновало все, что происходило вокруг, влекло новое. Помню, меня в числе других очень волновал тогда вопрос и о том, почему в республике не издается детская литература, в то время как есть хорошие, талантливые авторы: Нуратдин Юсупов, Рашид Рашидов, другие поэты и писатели, пишущие для детей. Несмотря на свою молодость, я понимала, как важно издавать детскую литературу в республике для того, чтобы маленькие дагестанцы любили свою Родину и отчий край, знали наши традиции и обычаи, воспитывались на примере наших
прославленных национальных героев. Я поставила вопрос об издании детской литературы в нашем Учпедгизе, 
и в создании отдела детской литературы также помог Магомед Гамзатович. Меня назначили заведующей отделом детской литературы издательства. Работа мне нравилась. Кроме нее я самозабвенно и вдохновенно занималась творчеством: писала много, отдавая творчеству все свои силы и время. Писала в том числе и для детей. То, что меня не издавали в республике, меня не остановило и не сломало мои крылья, я писала день и ночь. А потом решила, сделав подстрочники, показать свои работы в Москве. Их приняли, и мои книги стали выходить во всех самых крупных издательствах
СССР и огромными тиражами. Книги раскупались, я стала получать много писем от читателей, и это вдохновляло меня отдаваться любимому делу еще более полно.
В то время меня как молодую поэтессу пригласили на какое-то важное республиканское мероприятие. Вспоминаю, как Роза Басировна Эльдарова посадила меня рядом с собой. Я выступила и вдруг услышала, как сидевший в президиуме Магомед-Салам Ильясович Умаханов сказал кому-то: «Вот такими должны быть депутаты!»
Его слова оказались пророческими для меня, и через некоторое время я стала депутатом Верховного Совета ДАССР и с головой окунулась в новую для меня работу: выступала перед своими избирателями, принимала их жалобы и письма, работала по их запросам и заявлениям.

– Конец 60-х – начало 70-х годов были для вас периодом больших творческих успехов: вы стали Народным поэтом Дагестана, а затем и второй, причем самой
молодой народной поэтессой Советского Союза. Были удостоены престижной премии Союза писателей СССР и ЦК ВЛКСМ им. Н. Островского, а также стали лауреатом премии Министерства обороны СССР, получили республиканскую премию им. Сулеймана Стальского. Примерно на это же время приходится ваше назначение главным редактором журнала «Женщина Дагестана». Как все это было?

– В 1971 году мне предложили стать главным редактором журнала «Женщина Дагестана». Тогда журнал издавался на шести дагестанских языках: аварском, лезгинском, лакском, табасаранском, кумыкском, даргинском.
Главным редактором журнала до меня была Патимат Муртузалиева, которая стала секретарем горкома. Меня пригласили на ее место. Мои родные - и муж, и мать, и брат – категорически не советовали и даже запрещали мне идти на работу в журнал, спрашивали, зачем тебе это. Я и сама колебалась и даже отказалась от этого предложения дважды. В третий раз Ш. А. Исмаилов, бывший тогда секретарем обкома по идеологии, отвел меня для решения этого вопроса прямо к М.-С. И. Умаханову. Тот сказал: «Соглашайтесь, Фазу, мы создадим Вам хорошие условия для работы, поможем во всем: дадим новую мебель и даже машину для редакции. От Вас же требуется поднять журнал на должный уровень». Я не могла отказать человеку, который верил в меня и в то, что я справлюсь. И, несмотря на все отговоры окружающих, я согласилась возглавить журнал.

– Лиха беда начало, – так говорят. И это не единственная народная мудрость о трудностях начала в любом серьезном деле. А каким было начало вашей деятельности в женском журнале?
– Сказать, что это начало было трудным, – это значит не сказать ничего. Я была самой молодой в коллективе, который мне пришлось возглавить. Кроме того, в составе редакции работали два бывших главных редактора, а это налагало на меня особую ответственность. М.-С. И. Умаханов предлагал мне даже перевести этих женщин на другую работу, беспокоясь о возможной враждебности и палках в мои «колеса». Но я не согласилась. Зачем выбирать самые легкие пути? Я никогда так не поступала. В штате редакции работали очень опытные журналисты и писатели, уже имевшие имя и изданные книги. Конечно, поначалу коллектив встретил меня настороженно, я не могла не заметить неприязни новых
коллег. Не могла через некоторое время не увидеть непростую атмосферу, сложившуюся в редакции. Коллектива – цельного, дружного, способного работать сообща и выполнять общие задачи, – не было, были отдельные творческие люди и каждый был сам по себе. Были и такие, которые не разговаривали друг с другом, плели интриги и сплетни. Но были и те, которые не участвовали в этом, а всецело занимались творчеством. Но атмосфера в редакции в целом была напряженной.
Я начала с того, что пригласила к себе и поговорила с каждым сотрудником в отдельности и по душам. А при этом строго предупредила, что не позволю никому накалять обстановку в коллективе. На общем собрании опять повторила свои требования. И сказала, что отныне каждому работнику дана полная творческая свобода. Пишущие талантливые люди очень обрадовались этому – они работали вдохновенно и самозабвенно. Труднее всего было справиться с теми, кого не увлекала работа, а потому их сердцами владели зависть, злость, неуверенность. Но и с этим тоже надо было справляться.

– Но ведь ваш статус главного редактора позволял вам просто произвести определенную кадровую зачистку, уволить тех, кто плохо работал и осложнял моральный климат в коллективе?
– Это не мой метод и стиль работы. Повторяю, я никогда не искала легких выходов из положения. И за 38 лет работы в журнале ни одного сотрудника не уволила, хотя, как и в каждом коллективе, и у нас всякое бывало. За всю свою редакторскую биографию объявила всего лишь один выговор фотокору за нарушение сроков сдачи снимков. И тогда, в самом начале, я тоже строила работу иначе. Я попросила собрать списки дней рождений всех членов коллектива, мы стали вместе отмечать наши праздники, вместе готовили застолья, угощали друг друга. Были рядом и тогда, когда у кого-то из нас случалось недоброе. Постепенно отношения в коллективе менялись, сотрудники жили как одна семья, понимали, поддерживали
и меня, и друг друга. Мне не приходилось использовать жесткие меры, несколько раз повторять свои требования. Я и сама работала в полную силу, того же требовала от коллектива. Приходила на полчаса раньше начала рабочего дня и видела, что к этому времени собираются и другие сотрудники. Вечерами опять же я задерживалась, чтобы написать что-то, порой, и не для журнала. Мои редактора и корреспонденты также засиживались на работе допоздна вместе со мной. Иногда я сама прогоняла их: почему домой не идете? У вас что, семьи нет, детей?
Я не просто не увольняла старых сотрудников, работавших до меня, но даже просила их, уже достигших пенсионного возраста: не уходите, я ценю ваш опыт и знание работы. Так я говорила каждому пенсионеру, и все годы моего руководства я ни одного человека не попросила уйти с должности. Если кто-то уходил на пенсию или другую работу, то только по своей воле.

– А разве вам не хотелось иметь свежую струю в коллективе, новые молодые силы?
– Я сразу же и с удовольствием приняла на работу молодежь. Порой даже не задумываясь о том, насколько они  подходят для работы. Некоторые доучивались уже в процессе работы и, честно говоря, не подвели, стали хорошими журналистами. Я понимала, что наряду с опытными сотрудниками мне нужна и молодежь, которая легко поедет в любой горный район, с интересом и горением возьмется за самое сложное запутанное дело. И моя молодежь меня не подвела, хотя для многих журналистская биография началась именно в нашем журнале.
– Писательское дело, которому вы учились в престижном вузе, и журналистика – это все-таки разные виды деятельности. Как вы чувствовали себя в кресле главного редактора? Был ли поначалу страх, присущий новичкам в профессии, должности?
– Я хорошо понимала эту разницу. И то, что журналистика – это новое для меня дело. И то, что на меня была возложена ответственная миссия главного редактора, который должен был руководить коллективом, определять цели и задачи издаваемого журнала. Но руководством республики мне был дан большой аванс доверия и поручение – поднять журнал на должный уровень. А значит, я должна была любым путем оправдать это доверие. С первого же дня я использовала все возможности и даже связи по Литинституту, чтобы почаще встречаться с опытными коллегами, главными редакторами разных изданий, и не только в нашей республике, но и в столице. Я побывала в редакциях «Работницы», «Крестьянки», «Советской женщины», журнала «Молодая гвардия». И каждое слово, каждый совет более опытных коллег впитывала в себя, как губка, одновременно определяя для себя и своих подчиненных круг обязанностей. Всему можно научиться при желании, а у меня было очень большое желание справиться с порученным делом, тем более что я полюбила свою работу.
– Говорят, «Женщина Дагестана» обязана именно вам появлением, наряду с журналами на шести языках, и седьмого, русского журнала?
– Да, это так. Уже через год после того, как я стала главным редактором, я с помощью одного из знакомых по Литинституту попала на прием к члену Политбюро ЦК КПСС, тогдашнему главному идеологу страны Суслову, объяснила ему, что в республике много русскоязычных и нам просто необходимо иметь журнал и на русском языке. Спасибо ему, он поддержал мою инициативу, и журнал стал выходить еще и на русском языке.
– А как вы строили концепцию журнала и выбирали темы? Чем при этом руководствовались?
– Я хотела, чтобы журнал не просто развлекал женщин и был для них интересным чтивом на разные темы, но он помогал по жизни в самых разных ситуациях, воспитывал их на лучших примерах. Чтобы не просто рассказывал им сказки и красивые истории о любви, давал рецепты кулинарных блюд и советы по крою и шитью (так многие воспринимали в то время женские издания). Я хотела, чтобы журнал учил жить, вмешивался в проблемы женщин с тем, чтобы помочь, защитить, уберечь, прояснить им то, что сложно. Мы старались выбирать самые животрепещущие актуальные проблемы того времени, и потому очень скоро журнал полюбился девушкам и женщинам. Читатели заваливали нас письмами. А среди них были и откровения о самом личном, и жалобы на власть, и просьбы защитить от произвола правоохранительных органов. Мы отправляли запросы в вышестоящие организации,
проводили порой самостоятельные журналистские расследования и нередко выигрывали дела, чему были очень рады. Сколько жизненных ситуаций было рассмотрено нами в редакции! Скольким женщинам мы помогли и защитили их от произвола властей, правоохранительных органов, домашнего насилия и нерадивых начальников!
Всех этих случаев не перечислишь, но весь коллектив редакции ездил в командировки по письмам и жалобам читателей в самые разные районы республики. Нам верили. И потому нельзя было не оправдать доверие читателей. В процессе работы уже в самом начале я поняла: мы должны держать руку на пульсе тех, для кого работаем. Должны знать пожелания, заботы и проблемы женщин, должны учитывать их видение своего издания. И потому я ввела в работу редакции новшество – выездные редколлегии в районах республики.
Это были настоящие праздники, и их невозможно забыть. Одним из условий этих встреч была и подготовка женщинами районов женского журнала в виде стенной газеты. Они делали его как могли и старались отразить темы, которые им интересны. Потом мы долго обсуждали вместе с ними все эти проекты и предложения и обязательно брали их пожелания на заметку. Это были незабываемые праздники. Мы не только плодотворно работали там, мы танцевали и веселились в кругу своих новых сельских подруг. Мы уезжали, а поток писем
из этих районов увеличивался, нам писали уже именные письма, как родным и близким людям. И так мы побывали во всех районах республики. Помню, как обсуждалась
по всей республике моя статья «Замуж без калыма». Актуальная для того времени статья наделала много шума, стала акцией. Ее перепечатали во всех СМИ республики, обсуждали в комсомольских и партийных организациях. Обсуждали даже на бюро обкома партии.

– Это правда, что однажды тираж журнала зашкалил так, что вам звонил озадаченный этим фактом министр печати из Москвы?
– Да, правда! Сейчас в это трудно поверить, но тираж журнала был 130 тысяч экземпляров. И тогда позвонил министр печати и сказал мне: «Что Вы делаете? У меня бумаги не хватает на печать для Вашего журнала!»
Это были другие времена, всем республиканским изданиям помогали обком и парткомы на всех уровнях. Но у нас к тому же и сами женщины, любившие журнал, подписывались на него массово. Любая сельская женщина могла найти в этом журнале то, что ей интересно: и секреты домоводства, и воспитания детей, и истории любви, жизни и карьеры своих современниц, и, что самое главное, могла прочитать это на своем родном языке. 

– А в чем был секрет такого успеха, по-вашему?
– Сказать, что это была только моя заслуга или заслуга только нашего редакционного коллектива, было бы неправильно. Хотя мы работали самоотверженно и просто жили каждым письмом, каждой публикацией. Была обратная связь, что самое главное в работе любого издания. Об этом красноречиво рассказывают только названия наших рубрик: «Письмо позвало в дорогу», «Хотя письмо не опубликовано», «По вашим письмам», «Меры приняты». Мы активно участвовали в жизни республики и нередко и сами проявляли инициативу. По инициативе нашей редакции в республике был проведен впервые в Советском Союзе съезд многодетных матерей. И об этом писали республиканская и центральная пресса. Было еще много таких мероприятий, предложенных нами и поддержанных руководством республики. Но нам удалось многое сделать потому, что нас очень поддерживало руководство  Республики и лично Магомед-Салам Ильясович Умаханов. Они создавали авторитет  и значимость наших публикаций. Мы чувствовали полезность наших выступлений в печати, видели результаты публикаций, знали, какое пристальное внимание им уделяет обком. В то время, и это, я считаю, правильно, критерием работы печатного органа было количество
опубликованных в нем критических материалов. Ежеквартально мы предоставляли в обком отчеты об опубликованных материалах и о том, какие меры приняты по напечатанному. Мы работали с полной ответственностью, а курирующий нашу работу обком, требуя от нас большую отдачу в работе, создавал нам все условия, помогал сотрудникам в решении их проблем с жильем – тогда это было не так сложно.
Кстати, в этом мы тоже отличились. Многие с удивлением говорили о том, что в редакции «Женщины Дагестана» на самом видном месте висит список очередников на
жилье. Сама я не участвовала в процессе выделения жилья – сразу же сказала сотрудникам: есть профсоюзная организация, есть сам коллектив, разберитесь с очередью, чтобы все было по справедливости, по стажу и нуждаемости в жилье. Моя же задача только в том, чтобы добиваться этих квартир в вышестоящих организациях, а распределять будете сами. Потому у нас никогда не было никаких интриг и обид, сотрудники знали, что все справедливо.

– Довольны ли вы творческим потенциалом журнала сейчас?
– Довольна, хотя в творчестве предела совершенству нет. И раньше, и теперь в журнале работают творчески одаренные люди, которые пишут хорошие злободневные материалы, и читатели ждут и любят свой журнал. Были и есть среди наших сотрудников и известные поэты, писатели, имеющие свои сборники. У нас работают талантливые люди. И почти все они имеют правительственные награды и отличия за свой многолетний добросовестный труд. Это люди, преданные журналу: ни перестройка, ни мизерные зарплаты и отсутствие всяких льгот и социальных благ не заставили их уйти на другую работу. Как бы ни было трудно, они ищут новые рубрики, новые подходы и проекты, которые сделают журнал интереснее
и актуальнее. Я благодарна всем, с кем работала в журнале с первого дня моего назначения и до сих пор. И успех журнала, снискавшего любовь своих читателей, считаю их общей заслугой.

– Каким бы вы хотели видеть журнал, перешагнувший свой пятидесятилетний рубеж, в будущем?
– Актуальным, злободневным, имеющим авторитет и значимость, позволяющие ему активно вмешиваться в жизнь общества и женщин. Хочу, чтобы он издавался на красивой хорошей бумаге, имел красочную современную печать, материальные возможности для привлечения самых лучших специалистов, которые бы улучшили его качество во всех отношениях.
– Говорят, что вы особо выделяете в своей творческой биографии именно годы работы в женском журнале и считаете их самыми счастливыми?
– Правильно говорят. Это самые лучшие годы моей жизни, самые счастливые, самые созидательные, добрые и значимые. Я уже как-то сказала в одном из интервью: «Женский
журнал – это не просто веха в моей трудовой биографии, это моя судьба. Трудная, но счастливая судьба».

 
Эльмира Ибрагимова.
 Очерк-интервью было опубликовано в «Дагестанской правде» в 2009 г.
 
Фото из архива редакции журнала "Женщина Дагестана" 

 
Рубрика: 

Место для рекламы

Новый номер