понедельник, 04 июля 2022
6+

По следам старых обложек: Углангерек Абдулкеримова

Недавно мы отыскали нашу героиню, лицо которой почти 40 лет назад улыбалось читателям с обложки журнала «Женщина Дагестана».

Это  Углангерек Абдулкеримова из райцентра Хучни  Табасаранского района. В прошлом передовик производства, знаменитая на всю страну ковровщица, член компартии, ставшая депутатом Верховного Совета СССР в  26 лет…

Позвонили, договорились о встрече; и вот, спустя столько времени снова говорим о жизни! Кстати, о времени: Углангерек Махмудовна, поверьте, почти не изменилась! Все та же застенчивая, но открытая улыбка, большие серые глаза, вот только взгляд немного другой, с едва заметной грустинкой.

Вспоминали о том, как в 1985 году Углангерек Абдулкеримову, самую молодую коммунистку района, бойца, труженицу и просто красавицу, избрали депутатом Верховного Совета СССР по Избербашскому избирательному округу (что, собственно, и послужило информационным поводом для нашей первой публикации).

– От Дагестана выехали в Москву 13 депутатов. Среди нас были чабаны, доярки, виноградари, рабочие заводов, передовики производства, деятели культуры. С нами поехал и Расул Гамзатов. На съезде я сидела рядом с композитором Тихоном Николаевичем Хренниковым, которого тоже избрали от ДАССР, – вспоминает Углангерек. – Я была членом комитета по здравоохранению и социальному развитию, а председателем комитета оказался академик Е.Чазов… Тогда все было по-другому. Советские депутаты не сидели все 5 лет целыми днями на заседаниях. Мы собирались на несколько дней 2 раза в году на сессию и 2 раза на заседания Верховного Совета, которые проходили в течение недели; и так с 1984 по 1989 год. Получали зарплату у себя на работе. Никакими льготами не пользовалась, кроме бесплатного проезда и проживания в гостинице. Да, получали еще командировочные. Никаких земельных участков, квартир в городе мне не давали.

Вы в первый раз тогда увидели Москву?

– Ну да! Я ведь никогда не была не то что в Москве, но даже и в Махачкале. Жила в трех километрах от Хучни, в селе Гурик. В райцентре побывала лишь после совершеннолетия. Я окончила Гурикскую 8-летнюю школу, а среднее образование получила позже экстерном по настоянию своего мужа. И в селе мой маршрут был один: фабрика – дом; родители держали нас в строгости!

Тогда я очень обрадовалась, что поеду в Москву. Как раз мой муж Гаджикерим учился в подмосковье, и у меня появилась возможность повидаться с ним, – улыбается собеседница.

– Вы уже два раза упомянули своего мужа. Расскажите о нем.

– Я вышла замуж в 20 лет. Мы с мужем учились в одном классе. Он у меня очень хороший. Бывают же и плохие мужья! – смеется наша героиня.

– Это и есть та самая любовь со школьной скамьи?

– Не знаю, – смутилась Углангерек. – Нас поженили родители, ни о какой любви со школьной скамьи не принято было говорить, но без симпатии не обошлось, конечно, – застенчиво улыбается собеседница и переводит беседу на другую тему. – Гаджикерим проработал в районо 40 лет. Он еще прекрасный художник-самоучка и мастер художественной фотографии. Сейчас он на пенсии; мы путешествуем, отдыхаем в санаториях, ездим по стране. Мы прожили с ним уже 40 лет, и он до сих пор, как только я выйду из дома, звонит мне каждые 5 минут, – смеется Углангерек.

– У вас большая семья?

– Нет, моя семья – это муж, я и наш приемный сын. Так случилось, что много лет назад, на 6-м месяце беременности, погибли наши близнецы, не успев родиться. Я была без сознания, и врачи спросили мужа, кого спасать – жену или детей? Он попросил спасти меня в надежде, что дети у нас еще будут… Прожив в браке 16 лет, я решила уйти от него, чтобы Гаджикерим женился на женщине, которая сможет ему родить. Муж не согласился, сказал, что ему никто не нужен, кроме меня.

И мы решили усыновить мальчика из детдома. Поехали в Махачкалу, в доме-интернате нам приглянулся четырехлетний симпатичный ребенок. Так у нас появился Ибрагим.

– Это великая миссия и благое дело! Какова его судьба?

– Ибрагим повзрослел и теперь живет в Дербенте. Ему 29 лет. По профессии наш сын учитель истории, но работает экспедитором и логистом в одной из продуктовых фирм. Мы мечтаем о внуках, но пока еще Ибрагим не успел их подарить. Но время еще есть.

– Наверное, тяжело было сделать такой ответственный шаг в жизни – взять ребенка из интерната?

– Нет, взять не тяжело. Тяжело потом, по мере взросления ребенка. Особенно когда он узнает от  «добрых» соседей, что не родной. Ибрагим долго не говорил, что знает правду. Стал нервным. Появились вредные привычки. Мы и так собирались все ему рассказать, но попозже, чтобы не травмировать  детскую психику… Повзрослев, он нашел свою биологическую мать, но остался с нами. Ибрагим понял, что именно мы его настоящая семья. Все вредные привычки он давно бросил. Взялся за ум. Работает, есть невеста.

– Вы еще работаете или вышли на заслуженный отдых?

– Я работаю, но уже давно не на фабрике, где я трудилась 13 лет. По истечении депутатского срока я вернулась домой, поступила заочно в сельхозинститут и одновременно устроилась на работу в республиканскую  газету «Зори Табасарана». Со временем, в 2000-м году, редакция перебазировалась в Махачкалу, а мы стали издавать уже районную газету «Голос Табасарана». Те сотрудники, которые остались в Хучни, – единый сплоченный маленький коллектив.

– Почему Вы не переехали в Махачкалу?

– Как оставить родные глазу и сердцу места? У нас очень красивая природа! Если в раю есть горы, они должны быть похожи на табасаранские, где склоны покрыты изумрудной травой, пестреют разноцветными полевыми цветами, напоминающими чудесные табасаранские ковры.

– Вы романтичная женщина! А вот о земном – какие материалы актуальны для районной газеты?

– Когда я только делала первые шаги в журналистике, я писала о сельском хозяйстве, о достижениях тружеников села. У нас в районе были молочные фермы, процветало овцеводство, растениеводство. Новостей с полей было много. Но главным для меня было показать человека на селе – мне и моим читателям интересны судьбы людей.

– Какая для Вас самая важная и интересная публикация?

 – Очерк о старейшей жительнице Табасарана Марьям. Ей 98 лет, она даргинка. В ее жизни произошла трагедия, и семье пришлось переселиться к нам в Хучни. Их тепло приняли. Марьям  устроилась работать дояркой. Ее стаж – 50 лет на ферме. У нее большая семья, много детей, внуков, правнуков. Я писала о ней и недавно, когда на День Матери она получила поздравительную телеграмму от Президента России В.В. Путина.

 – Какие проблемы у работников сельской прессы?

– Те же, что и у вас. Подписка, доставка, кадры. Не хотят возвращаться в район по окончании вуза молодые журналисты. Многие не знают в совершенстве родного языка, да и зарплата не привлекает! Молодым ее не хватает.

– А Вам?

– Я же получаю еще и пенсию. Мне хватает. Муж хочет, чтобы я ушла с работы, но я работаю не ради денег. У меня свое хозяйство, сад, огород, курочки..., – смеется Углангерек. – Я деньги не трачу на себя, помогаю сыну и родственникам делаю подарки.

– Скучаете по ковроделию, по фабрике?

– Табасаранке не обязательно официально работать на фабрике. Мы не становимся, а рождаемся ковровщицами. Раньше я за смену завязывала почти 7 тыс. узелков. Да, ткала ковры и дома, но в последнее время муж не разрешает мне заниматься этим ремеслом.  Мой большой взрослый станок муж подарил  сестре, а маленький, детский, даже не знаю где.

Тут в разговор включилась моя сотрудница – редактор выпуска на табасаранском языке, поэтесса и в прошлом редактор отдела газеты «Зори Табасарана» Сувайнат Кюребекова, которая и организовала встречу. Она попросила найти маленький станок и одолжить ей, чтобы научить ткать ковры своих внучек. В завершение беседы Сувайнат поинтересовалась, какой период в жизни был для Углангерек Махмудовны самым ярким и важным?

– Каждый промежуток жизни важен. Школьная пора, освоение профессии, замужество, взлет партийной карьеры, смена профессии, усыновление ребенка… Главное в жизни – стабильность, и чтобы очаг не погас в доме, чтобы он всегда согревал душу!

 

Виолетта РАТЕНКОВА

Место для рекламы

Новый номер