понедельник, 04 июля 2022
6+

Окрылённая небом

Лакский народ дал миру много выдающихся женщин. Это легендарные Парту Патима – лакская Жанна Д’Арк и поэтесса Щаза из Куркли; Хурбиче из рода Чариновых – мать героя-подводника Магомеда Гаджиева; единственная в Дагестане женщина, награжденная орденом святого Станислава III степени за вклад в борьбу с эпидемией тифа, соратница Тату Булач, революционерка Хадижат Саид-Гусейнова…

 Есть среди представительниц моего малого народа и искусные золотошвейки, чьи работы хранятся в престижных музеях мира, и выдающиеся врачи, и известные ученые, и знатные труженицы промышленности и сельского хозяйства, и преданные своему делу педагоги… Всех не перечесть!

«Для меня это было неожиданностью – узнать, что первая и единственная летчица на Северном Кавказе была в Дагестане. Я не слышал об этом ни в Кабардино-Балкарии, ни в Осетии, ни в других республиках. Нигде не слышал о таком, кроме как о русских девушках, – рассказывает Герой России летчик-космонавт Магомед Толбоев. – …Жаль, что до сих пор ее не знали»… 

Когда встал вопрос, о ком писать статью к 100-летию со дня образования Дагестана, первое имя, которое пришло мне на ум, было имя Бавер Джафаровой, той самой, легендарной, первой и единственной!

Одна из десяти детей искусного ювелира Фатали Джафарова, Бавер родилась в 1920 году в высокогорном Чуртахе. Росла, как и все аульские дети того времени: ходила к роднику за водой, помогала маме по хозяйству, училась в школе; наверное, мечтала, как большинство ее сверстниц, стать учительницей или врачом.

В начале 30-х прошлого столетия семья Джафаровых переехала в Буйнакск. Там отцу, золотых дел мастеру, участнику международных выставок в Париже, Лондоне, Берлине, было легче прокормить семью. Кроме того, дети златокузнеца Фатали и домохозяйки Гурун Джафаровых, любознательные и умные, получили возможность узнать ответы на свои многочисленные вопросы  и выбрать дорогу жизни по своим наклонностям и способностям.

Однажды Бавер увидела в небе над городом аэроплан! Конечно, девочка знала о летающих машинах, но никогда раньше их не видела. А шум моторов нарастал, становился сильней, отчетливей. Аэроплан сделал два широких круга и медленно опустился на поляну за городом.

Бавер стрелой помчалась на поляну и увидела, как из кабинки вышли два человека в черных кожаных куртках и больших очках.

– Люди летают, как птицы! –  восторженно  рассказывала она домашним об увиденном. А ночью долго не могла заснуть, представляя, как сама управляет летающим чудом.

 Мощная  железная птица поразила воображение девочки, оставив глубокий след в ее сердце. С тех пор она мечтала покорить небо...

Окончив школу, Бавер поступает в Дагестанский педагогический техникум там же, в Буйнакске. К этому времени семья вернулась в родовое село. И чтобы девушка одна не оставалась в городе, после первого курса отец забирает домой и Бавер.

Вернувшись в Чуртах, первым делом Бавер вместе со старшей сестрой Патимат, уже окончившей техникум, открывает пункт ликбеза для старшего поколения. В этой работе им помогала молодежь села, поддержали и родители. Однако Бавер не забывает о своей мечте и уезжает в Махачкалу к старшему брату Джафару. Восстанавливается в педтехникуме и после окончания учебы поступает на летное отделение  Махачкалинского аэроклуба,  располагавшегося тогда на улице Бабушкина. И уже потом рассказывает об этом маме. Можно лишь представить, как трудно было Гурун, человеку, получившему традиционное горское воспитание, согласиться с выбором дочери. Но приняла, проявив и выдержку, и терпение.

А хрупкая зеленоглазая девушка показывает по-настоящему мужской характер и настойчивость. Днем она работает  заместителем заведующего орготделом  Дагестанского ЦИК по работе среди девушек и женщин.  А вечерами упорно учится, изучает не только механизмы управления самолетом, но и технику пилотажа.  В 1937 году она совершает свой первый самостоятельный полет.  В те времена Центральный Совет Осоавиахима находился на ул. Оскара. Каждый день, ровно в 5 часов утра, возле него собирались крепкие жизнерадостные юноши и девушки – будущие летчики.     К окончанию летной школы, в 1938 году, Бавер уже имеет 40 самостоятельных полетов на самолете У-2; она знает, какие опасности подстерегают летчика в небе; умеет выйти из «штопора» и «мертвой петли»…

 «Дисциплинированна, принципиальна, находчива», – так написано в ее характеристике, выданной в летной школе.  Сбылась и ее детская мечта – полететь в родной Чуртах на «железной птице». 183 километра до родного селения Бавер преодолела за 2 часа.  И когда она посадила самолет и вышла из кабины, чуртахцы были потрясены, узнав в летчике дочь Фатали.

Я так живо представляю, как удивляются, радуются, восторгаются люди, как перекликаются с крыши на крышу: «Сообщите Фатали, скажите Гурун, – их дочь на железной птице прилетела!» – как будто сама нахожусь среди них! Ведь это было время, когда еще даже не во все райцентры в горах приезжали автобусы и машины!

  Земляки встретили ее как настоящего героя. Это действительно был подвиг – не только воплотить мечту в жизнь, но и показать пример того, что это возможно! Но Бавер желает учиться дальше, не останавливается на достигнутом, мечтает о новых самолетах, о горных авиалиниях.

Первую летчицу-горянку знает весь Дагестан. Она получает много писем от девушек из районов и городов республики. Многие поверили в то, что могут осуществить свою мечту, стать такой, как Бавер.

Бавер учится в Высшей партийной школе. Поступает в летное училище, после окончания которого работает в аэроклубе инструктором, готовя пилотов для нашей армии. Упорная, старающаяся освоить все новое и передовое, летчица-горянка прославила Дагестан своими рекордами в летном деле, за что была награждена орденами и медалями. О ней узнали в Москве и пригласили в Кремль на встречу с самыми известными летчиками страны. Она познакомилась с такими асами, как Валентина Гризодубова и Полина Осипенко и до конца жизни дружила с ними. После встречи для участников был дан банкет. И там Бавер осмелилась пригласить Наркома обороны СССР Климента Ворошилова на лезгинку, а Иосиф Сталин и члены Политбюро поддержали их громкими аплодисментами.

«Комсомол, партия», – эти слова были тогда исполнены глубочайшего смысла. «Кто, если не ты?»­ – вот что стояло за ними. Инструктор ЦИК, директор хлебопекарни, заместитель прокурора республики, член Верховного суда Дагестана, первый секретарь обкома ВЛКСМ, директор кинотеатра «Темп» (уже в послевоенные годы), –  везде, куда посылала ее партия, Бавер работала, не жалея себя.

Незадолго до начала войны Бавер познакомилась с работником НКВД Саидом Баратовым. Вскоре молодые люди поженились.

Ранним воскресным утром 22 июня 1941 года супругов Баратовых вызвали на работу в свои ведомства. Началась война. Саида призвали в армию и отправили на курсы командиров пехоты в Буйнакск. Бавер тоже подает в военкомат заявление вместе с другими работниками прокуратуры, но тут выясняется, что молодая женщина ждет ребенка. В действующую армию ее не призвали, и Бавер готовит летчиков для фронта, не жалея ни сил, ни времени. В годы Великой Отечественной войны пять выпускников Махачкалинской школы авиаторов были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Муж Бавер погиб в боях за Кавказ, так и не увидев сына. Бавер пришлось растить Фатали одной. Верная памяти Саида, она больше не вышла замуж.     

О Бавер много писали в те годы, ее фотографии печатались в газетах и журналах. Прославленную дагестанку направляют делегатом на Первый вседагестанский съезд женщин. И там ее избирают председателем президиума. А по окончании съезда на аэродроме ДОСААФ, под  восхищенные возгласы и аплодисменты участников, Бавер Фаталиевна  продемонстрировала свое мастерство, выполнив в небе фигуры высшего пилотажа

После войны Бавер Джафарова уходит из авиации, занимается мирным трудом. Ее назначают директором Махачкалинского кинотеатра «Темп», ныне «Дружба». Через некоторое время этот кинотеатр становится лучшим в Дагестане и долгое время удерживает переходящее Красное знамя. За добросовестный труд Б.Ф. Джафаровой присваивают звания заслуженного деятеля культуры ДАССР и РСФСР.

Именно к этому периоду относится моя первая встреча с Бавер Фаталиевной. Мы жили тогда на Набережной. Из дома я обычно выходила вместе с отцом, который шел на работу в Союз писателей. И на улице Буйнакского встречались со многими его знакомыми. С некоторыми он просто здоровался, но с Бавер Фаталиевной обязательно перекидывался несколькими словами, спрашивал ее о здоровье, о сыне, о членах семьи, со многими из которых был знаком.

Тогда я и узнала, что Бавер Фаталиевна – женщина с обворожительной улыбкой и яркими изумрудными глазами – летчица, парашютистка, участница войны. Что она пользуется большим уважением среди лакцев и дагестанцев. Ее сын Фатали дружил с моими старшими братьями, бывал у нас дома. Об этом вспоминала я 20 мая 2005 года на открытии мемориальной доски в честь первой летчицы и парашютистки Дагестана Бавер Джафаровой на доме №15 по ул. Оскара.

 В 2017 году в средней школе села Новочуртах имени летчика-космонавта Мусы Манарова был установлен мемориальный бюст легендарной дагестанки, покорившей небо, – первой и единственной!

 

Гурун Джафарова, родившая и вырастившая 10 детей, была награждена золотой звездой ордена «Материнская слава». Все дети состоялись и как специалисты, и как личности. Джахпар стал скульптором, преподавал в ДГХУ имени М.Джемала; Амин, биолог по специальности, много лет работал директором Горзеленхоза, Абдулла был профессором, деканом Плехановского института народного хозяйства. Агарагим был генеральным директором ООО «Московский дрожжевой завод»; Темирхан – главным дирижером Дагестанского Гостелерадиокомитета; Патимат стала первой учительницей в Чуртахе, по ее стопам пошла и Айшат, добросовестно работала в избранной профессии и младшая сестра Сиясат.

 

Место для рекламы

Новый номер