Женщина Дагестана

Журнал для семейного чтения. Издается с 1957 г.

За любовью на край света…

У Ивонны Ширмамедовой две родины – Франция и Азербайджан. Во Франции она провела детство и юность, а в Азербайджан ее привела... судьба.

История француженки, приехавшей с мужем Самедом (Шаммедом) в  азербайджанское село, стала известна  после наводнения 2010 года, в котором пострадал и дом Ивонны. Гражданских  активистов, занимавшихся  последствиями стихийного  бедствия, заинтересовало необычное имя бабушки, и они узнали о  ее судьбе. После этого журналисты зачастили в дом  Ивон, чтобы разузнать подробнее, как же она оказалась в селе Мургузали. И вот что им поведала Ивонна.

Отец Ивонны  Жан Ботто, активист коммунистической партии Италии, после того, как к власти пришли фашисты, вынужден был уехать. Он остановился во французском городе Анси, где женился на француженке-вдове, которая работала в баре и одна воспитывала годовалого сына. Условия жизни были тяжелыми, и какое-то время супруги жили в Монако. Здесь и родилась их дочь Ивонна. В 1931 году семья Ботто переехала в деревню Ла Файе, расположенную недалеко от города Пасси.

Во время Второй мировой войны Франция была оккупирована. Началось партизанское движение. Среди французских партизан было немало иностранцев, сбежавших их фашистского плена. 16-летней Ивон даже в голову не могло прийти, что один из бойцов Сопротивления, Самед Ширмамедов, перевернет всю ее жизнь.

Самед родился в 1921 году в селе Мургузали Имишлинского района Азербайджана. В мае 1939 года был призван на военную службу. В день, когда он должен был отправиться домой – 22 июня – началась война. Город Рава-Русская, где он служил, захватили немцы, и Самед попал в плен.

В феврале 1944 года фашисты решили переправить 325-й лагерь в Италию. Но азербайджанцы и еще несколько французских и бельгийских пленных на территории Франции спрыгнули с поезда. Спустя несколько дней они встретились с французскими партизанами и присоединились к ним.

После окончания войны Самед, его односельчанин Аяз и еще 6 человек устроились на работу на оружейный завод, который находился недалеко от дома Ивон. Ее отец тоже работал на заводе.

«Однажды он пригласил их к нам домой. Тогда я и познакомилась с Самедом», — вспоминает бабушка Ивон.

Она говорит, что ее семья относилась к этим молодым людям с особой теплотой и заботой, ведь они боролись за свободу их страны:

«Мы накрывали у себя дома большой стол. Собирались за ним, ели, пили, беседовали. Мама стирала и гладила их белье».

Самед влюбился в Ивон, которая была младше его на 7 лет.

«…Он плохо говорил по-французски. Но у любви есть свой язык. Он был очень хорошим человеком. Мы сыграли свадьбу в 1947 году в нашем доме», – говорит Ивон.

Через некоторое время Самед с молодой женой решил вернуться на родину. Два месяца они ехали в грузовом вагоне. В Москве Самеда, как и других бывших пленных, хотели отправить в Сибирь. Но женщина стала умолять советского комиссара, чтоб ее мужа отпустили, а если нет – отправить ее вместе с ним. Произошло почти чудо – супругов отпустили. До Мургузали они доехали на повозке, запряженной быком.

Ивон сразу по приезде приняла ислам.

«Мы приехали в эту деревню ночью. Как только рассвело, меня отвели к ахунду, я приняла ислам, и мы заключили кябин по законам шариата. Даже мое имя поменяли и назвали Амина. Но никто не звал меня этим именем».

Молодые жили в кирпичном доме без полов, который освещался лампой и отапливался хворостом. Летом покоя не давали комары; о медпункте не было и речи.

«Самед потому и умер, что здесь не было больницы и врачей. Он внезапно почувствовал себя плохо. Мы так и не поняли, почему. Ему стало хуже, и родственники отправили его в ближайшую больницу, где он и скончался», – вспоминает бабушка Ивонна.

Оставшись с годовалым сыном Рафаэлем одна на чужбине, она захотела вернуться к родителям. Но ребенка не разрешили вывозить из страны: он советский гражданин.

Как могла Ивонна оставить ребенка?  Она осталась...

«Я устроилась в школу уборщицей. В то же время вступила в колхоз, собирала хлопок. И в школу, и в поле ходила с ребенком. Это было голодное время, нам не хватало хлеба. Питьевую воду мы брали в реке и таскали до дома на своих плечах».

Спустя четыре года после смерти мужа Ивон снова вышла замуж – за двоюродного брата Самеда, в семье родилось шестеро детей. Второй муж скончался в марте 2015 года. В 1964 году Ивон получила известие о смерти отца, в 1978-м – матери, а в 1989-м – брата: «Все это я узнавала из писем. Мы так и не смогли встретиться. Я ступила на родную землю только 66 лет спустя – в 2011 году». Наконец-то сбылась мечта всей ее жизни: она побывала на родине, увидела родственников, поклонилась могилам родителей. Но душа ее все же рвалась обратно в Мургузали, к детям и внукам: у нее 7 детей, 30 внуков.

Ивонна привезла из Франции землю. «Я высыпала ее во двор, чтобы мои земли смешались друг с другом…»

Ивонна стала знаменитостью во Франции и Азербайджане, о ней написали книги, статьи, сняли фильмы. Приехавший с визитом в Баку президент Франсуа Олланд захотел увидеть соотечественницу. Встреча эта состоялась в одном из отелей, где проходил бизнес-форум. 86-летняя Ивонна очень волновалась, боялась, что не сможет говорить с президентом на хорошем французском: ведь она успела подзабыть родной язык. Однако при первых же нотах Марсельезы она встала и пропела гимн, хотя в последний раз такое было в женском монастыре во Франции, где она училась. И с тех пор прошла целая жизнь…

Подготовлено по материалам Интернета

Рубрика: 
Фото: