Дом, где вас видят…

На изображении может находиться: текст

 

 

– Обычная школа, – думала я, поднимаясь по лестнице на второй этаж, в кабинет директора. – Та же охрана, те же шкафчики для второй обуви, тот же гомон и та же беготня… Так же (но…чуть медленнее) носятся по коридорам малыши, бродят стайками мальчики постарше, разговаривают, склонив друг к другу головы, девочки.

 Обычная, да не совсем. По лестнице навстречу мне спускаются мальчик и девочка. Мальчик держит руку на плече одноклассницы, а та бережно ведет его вниз.

Вот прошла, напевая что-то вполголоса, хорошенькая малышка…

Да она же не видит, – вдруг понимаю я.

…Память услужливо рисует мне картинку, как папа листает мой дневник, где выведена жирная двойка за сочинение к 8 марта, поднимает на меня глаза, а я, сдерживая слезы, подаю ему тетрадь, где написала, что хочу бабушке света в глазах. Папа читает, потом говорит: «Пять, за доброе сердце! Иди, я сам объясню учительнице». Бабушка ослепла от глаукомы, но передвигалась по квартире свободно, как зрячая. «По привычке»,– так она отвечала нам – любопытным и, естественно, в силу возраста, бесцеремонным внукам…

 Меня встречает Земфира Муртазалиевна Габибова – директор МКОУ «Интернат IV вида», а проще – школы-интерната для слабовидящих детей. Молодая, красивая женщина в строгом костюме с живым, проницательным взглядом темных глаз рассказывает о себе и своей работе. Разговор часто прерывается. В кабинет то учителя входят, то родительница пришла узнать, какие документы нужно готовить для поступления в школу, если ребенок не ходил в детсад. Оказалось, что на базе детского сада № 44 детей с ослабленным зрением готовят к школе по специальной программе. То забежала стайка детей спросить, пойдут ли они на занятия по вокалу в другую школу, раз их наставник болен…

Обычная школа, но со своими проблемами, своими задачами, своим особенным контингентом детей…

 Как случилось, что Земфира Габибова – учитель иностранных языков – вдруг стала работать в школе-интернате для детей с ослабленным зрением?

Было ли это призванием? Наверное, нет. Но бесспорно одно: работу свою она любит, любит беззаветно детей, которые учатся в этой школе. Любит так, что родные дети обижаются. «У тебя всегда есть время для школы, мама! Найди же время и для нас!» – написала ей как-то записку младшая дочь.

А детей у Земфиры четверо. Старшие дочь и сын уже окончили вузы, а младшие (тоже дочь и сын) еще школьники. И воспитывает она их одна, после скоропостижной смерти мужа Магомеда.

– Правда, мама Разият – свекровь – очень помогает и поддерживает меня, – делится со мной Земфира. – Она у меня золотая! Вообще мне с родней очень повезло. Мои сестры, нас у папы с мамой четверо, ни разу не дали мне почувствовать, что я одна.

 После окончания факультета иностранных языков пединститута Земфира с мужем уехали в Акуша по месту его службы. Там она работала в школе, и в конце 2007 года, когда супруга перевели в Махачкалу, глава администрации города направил ее на работу в МБОУ № 50 заместителем директора. Так совпало, что в это время по многочисленным просьбам родителей, республиканского общества слепых, общественности создали специальное учебное учреждение для слабовидящих детей, и Земфиру Габибову в 2008 году назначили его директором.

 Сказать «Было трудно» – значит не сказать ничего. Земфира начала с того, что сразу же прошла курсы по специфике школы-интерната в Институте коррекционной педагогики в Москве. Это помогло ей и определиться с выбором задачи, поставленной перед учительским коллективом, и создать такой коллектив единомышленников.

У Земфиры Габибовой – три диплома. Она как руководитель прошла переподготовку по менеджменту; получила магистерский диплом педагога-дефектолога, диплом выпускника инфака ДГПУ; кроме того, она прошла курсы повышения квалификации по работе с детьми с ОВЗ в Италии, Милане. Имеет ведомственную награду «Почетный работник общего образования РФ».

Все ее коллеги также прошли переподготовку на факультете специального (дефектологического) образования ДГПУ или же в Москве.

Сегодня в интернате обучается 229 детей. 64 из них проживают здесь постоянно. Независимо от того, приходящий ребенок или же он проживает в интернате, учитель и педагог-наставник знают диагноз каждого, историю его жизни и работают с ним индивидуально.

– Дети учатся по программам общеобразовательных школ, но в течение 12 лет – это связано с необходимостью создания щадящего режима. В школе-интернате организованы определенные условия, которые готовят детей к жизни в социуме. Кроме того, ученики занимаются по адаптированным программам.