среда, 28 октября 2020
6+

А ЭТО СВАДЬБА….

Как-то, очень давно, ехали мы с сыном поездом «Москва-Ташкент» . В нашем купе ехал бодрый старичок -узбек, так и не снявший сапог за все путешествие, что, несомненно, было утешением. Он ко мне проникся, рассказал, что ездил повидать сына-солдата, и как только тот демобилизуется, отпразднуют свадьбу. Невесту уже нашли, гранаты и орехи проданы, аж на восемь тысяч. На свадьбу должно хватить.
Нужно отметить, что восемь тысяч в то время были огромными для простых смертных деньгами. Семь тысяч — первый взнос за трехкомнатный кооператив или стоимость машины «Волга».
Я — Дева, а значит, женщина практичная и совершенно в то время не понимавшая, как можно тратить такие деньги, пусть даже на свадьбу. На мой вопрос, зачем всю жизнь копить деньги, чтобы разом их истратить и остаться без гроша, хотя свадьба поскромнее никому бы не повредила, мне ответили, что так заведено предками, что иначе позора не избежать, и что вся махалля должна видеть, как он женит сына.
Тогда же я узнала о таком обычае, как «сабзи туграш»: мужчины за день до свадьбы ходили морковь резать, а женщины рис чистить, к дастархану готовить тарелки и проч. Свадьбы исправляли в основном у себя во дворе или прямо на улице. И ходили по соседям собирали ковры, курпачи, посуду. Вся махалля участвовала. И все друг друга знали.
Вот такой обычай. И свадьбы действительно справляли во дворах или прямо на улице. Конечно, речь идет о сельской местности, но и в Ташкенте тогда было очень много частных домов.
Я помню, как наша врач, очень хорошая женщина, жаловалась, что никак не достать в приданое плюш, а плюша нужно было очень много. Для чего-не знаю, но позор матери, которая не снабдит дочь плюшем к свадьбе….
Я думала, со временем все станет на свои места и свадьбы будут не столь пышными.
Как выяснилось, я трагически ошиблась. Лет пять назад на одном из каналов устроили конкурс свадеб. Не узбекских. Российских. Кто перед кем больше выпендрится, кто шире пальцы веером разведет. Триста тысяч, пятьсот, миллион, три миллиона….
Если бы еще от пышности свадьбы зависела продолжительность брака… Так что я, как всегда, о своей молодости. Ну, и детстве, конечно.
Тогда было не до роскоши, не до ресторанов и уж точно — не до миллионов.
Вообще в конце сороковых и пятидесятых рестораны особой популярностью не пользовались. Я имею в виду обычных людей, вроде моей семьи и соседей. Не то, чтобы ходить туда было неприлично, просто считалось, что дорого, да и поводов особых не было. Я не помню, чтобы кто-то из двора что-то праздновал в ресторане. Не принято было. Свадьбы, как правило, праздновались дома, и были очень скромными.
Я побывала на паре узбекских свадеб и нескольких русских.
На узбекских угощали пловом всех, кто пришел, даже незнакомых, даже проходивших мимо, даже нас, детей. Выдавали тарелку плова на двоих.
Русские свадьбы (городские) справлялись, обычно, дома, и я еще помню, как занимали по соседям стулья, посуду и столовые приборы. Кто-то изобретательный придумал ставить две табуретки, на которую клали гладильную доску: мест получалось больше. Подвенечные платья тогда не продавались, шили у портних и необязательно белые, фата была не в моде, может, кто-то и венчался, но такие вещи хранились в секрете.
Да и столы были не слишком роскошные. Традиционный винегрет, колбаса и сыр, если очень повезет — шпроты. Крабы были уделом скупых, но когда выходила замуж моя сестра, мама, как полагается, приготовила форшмак и фаршированную рыбу, а на горячее зажарила кур. Свадьба была в нашем доме, - комната была большая. Но гостей было не так много, человек пятнадцать. Сестра была в желтом креп-жоржете с черными лапками. Врач и инженер. Ничего роскошного.
Почти такие же свадьбы справлялись в пятидесятых во многих домах. Проигрыватель, пластинки, если семьи попроще — баянист и застольные песни.
Собственно у узбеков были карнаи, у армян — дудуки, так что особых различий не наблюдалось.
Регистрировались тогда в ЗАГСах.
Армянские свадьбы тоже были довольно многолюдные, но у армян родни было больше. У занесенных в Ташкент русских родни было не так много.
Но в шестидесятые годы многое изменилось. Прежде всего, в Ташкенте открыли Дом бракосочетаний. Где мы с мужем и расписывались.
Странное это было место: много помещений, там можно было сесть выпить шампанского, отметить…. Заявления подавались за три месяца. Расписывались мы как раз под Новый год. Свекровь сшила мне белое платье из тонкой шерсти, покроя «принцесс», чуть выше колен. Это когда вытачка шла от подмышек, по груди, и до самого низа. Будущий муж расшил лиф и рукава жемчугом (я накупила в ювелирном несколько ниточек искусственного), выточил на станке нечто, вроде латунной короны, к которой прикрепили короткую капроновую фату.
Приданое у меня было замечательное: целая библиотека лучших книг мира.
До сих пор помню, как скользили по снегу мои французские туфельки на двенадцатисантиметровых шпильках-рюмочках, когда мы шли к такси...
Тогда и свидетели были: две Лоры, Осадчук и Гайдашенко.
Не было фотографов с камерами, которые снимали видео свадьбы. И сама свадьбы была скромнее не куда — двадцать человек, в доме на Навои 14. Мама нафаршировала два ведра рыбы, и мы весело тащили ее пешком от моего дома на Малясова. Две запеченных индейки, уже не винегрет, а оливье, правда, со сметаной — майонез тогда был только в мечтах.
Интересно, что в первом свидетельстве о браке мое отчество записали неправильно. Мы сдали его на переделку. Во втором свидетельстве дата регистрации была указана 30 декабря 1964 года, а регистрировались мы 29 числа. Ну уж тут мы плюнули и решили от греха подальше ничего не переделывать. С тех пор празднуем три дня: собственно свадьба состоялась 31 декабря….
Через недельку состоялась еще свадьба — на этот раз чисто студенческая. Очень бедная. Невеста была детдомовкой, а родители жениха не желали иметь в семье невестку без рода и племени. Сын пошел наперекор, так что свадьбу праздновали в общежитии, столы были застелены калькой, на столах стояли карелки с покупной баклажанной икрой, винегретом, колбасой, и сыром, а вино в Ташкенте всегда было дешевым.
Года через два невестин наряд обогатился роскошными шляпами, вот я завидовала! Шляпы казались мне верхом элегантности, зато теперь кажутся просто нелепыми…
А вскоре появились первые отделы для новобрачных. Поначалу они находились в простых универмагах, по крайней мере так было в Ташкенте, потом в Москве открылись специальные магазины. Конечно, мне туда хода не было, но нужно отдать должное московским властям, когда в восемьдесят девятом году мы праздновали серебряную свадьбу, нам дали пропуска в такой магазин. Тогда уже продавались подвенечные платья, но для «стариков» был специальный отдел, где можно было купить всякий дефицит — и обувь, и одежду, и хрусталь, и духи. Я ездила туда каждый день, и каждый день «выбрасывали» что-то новое. А кроме этого нам дали пропуска в знаменитый сорок первый гастроном на Лубянке, где можно было заказать все, и причем без ограничения. Чем я и воспользовалась. Зеленоградские власти поступили проще: по пять банок черной икры.
В общем, свадьба получилась замечательная. Гораздо роскошнее моей первой.
Когда замуж выходила моя подруга Лариса, ее мама, Нина Алекссевна сняла помещение строительной организации. Гостей была уйма, свадьба роскошной, с икрой, красной и черной, салатами, сырокопченой колбаской и т. д. Могу с гордостью признаться, что для этой свадьбы меня попросили испечь эклеры. Я и стала печь. В духовку входили тридцать штук эклеров. Я напекла две корзины, отчего заполучила волдырь на всю ладонь: когда в заварное тесто вбивают яйца по одному, нужно очень хорошо размешивать, а тесто не поддается… Потом эклеры пустили с шутливого аукциона. Так что и я вошла в историю.
В ресторанах свадьбы стали праздновать годов с семидесятых. Тогда отдельные залы для новобрачных не отводились, праздновались одновременно свадьбы, юбилеи, дни рождения, за столиками сидели и простые посетители. Но в основном, свадьбы по-прежнему проводились дома. Это сейчас гостей приглашать не принято. Не то, что раньше. Зато хозяйкам хлопот меньше.
И в Узбекистане появились тойхоны, специальные павильоны для проведения праздников.
Отошли в прошлое старые обычаи. Только пышные свадьбы остались. С кучей гостей, с безумными тратами, «кто кого перевыпендрит»….

 
Автор Татьяна Перцева 
Рубрика: 

Новый номер