15 июля исполнилось бы 70 лет Герою России генерал-майору милиции Омарову Магомеду Омаровичу, погибшему от рук террористов

 

 

 

 

 

 

 

Переживут нас доблесть, честь и разум…

У времени – мудрейшие часы,
У времени – точнейшие весы,
И на его весах гора порою
Не тяжелее капельки росы.

Пусть даже подлость в роковой черед
Владельца своего переживет,
Переживут нас
доблесть, честь и разум,
Затем, чтоб время двигалось вперед.

Юсуп Хаппалаев

Вот он лежит передо мной - обычный тетрадный листок, вложенный в самодельную раскрашенную рамочку. Это стихи. Их в 1999 году прислала из Ставрополя землячка Магомеда Омарова, многодетная мать Мукминат Алиева. Увидев по телевизору передачу, никогда до этого не написавшая и строчки, она была вдохновлена рассказом о нем. Восхищение и гордость, уважение и любовь сквозят в каждом слове пусть неумелых, но искренних и теплых стихов...
Читаю их, волнуюсь, как волновалась, прежде чем позвонить и договориться о встрече с вдовой генерала М.О. Омарова Умият, как волновалась, когда шла сюда, в их дом, где они жили, растили детей, радовались внукам, где и сегодня центральный столб и опора дома - муж, отец, дедушка – Магомед Омаров. Как волновалась, когда знакомилась и с Умият, и с сыновьями – Исмаилом и Русланом, и с дочерью Аминой, невестками, внуками, родственниками и близкими генерала Магомеда Омаровича Омарова, Героя России, заместителя министра внутренних дел Дагестана, погибшего от руки убийцы 2 февраля 2005 года.
Жизнь то и дело подтверждает поговорку «Мир тесен». С членами большого и дружного тухума Омаровых мне доводилось встречаться, как у нас в Дагестане принято, и на праздничных торжествах, и на тризнах, и в будничной деловой обстановке…
Этот тухум связан родственными отношениями с семьей Мустафы и Патимат Гамидовых, родителями незабвенного Гамида, очень близкого и давнего друга нашей семьи (Боль этой утраты ранит сердце и сегодня…).
Старший брат Магомеда Омаровича – Камалутдин Омарович – начальник городского управления образования; второй брат – Чикал Омарович (необычное для даргинцев имя дано ему родителями в честь Героя Советского Союза, летчика-испытателя Валерия Чкалова) – живет и работает в Мекеги. «Мастер – золотые руки» зовут его сельчане; Муртузали Омарович управляет жилищно-коммунальным хозяйством Махачкалы; Джамалутдин Омарович – глава администрации города Каспийска. Сестры Хадижат, Ханум-Чакар, Калимат – душевные, отзывчивые, гостеприимные люди, истинные горянки, которые состоялись и как личности, и как жены и матери…
ххх
Умият Кадиева училась на первом курсе факультета иностранных языков пединститута. Дочь Чупалава и Таибат, она, как и старшие сестры, решила стать учительницей. Учиться было интересно. Умият охотно посещала занятия, подружилась с однокурсницами, на воскресенья ездила домой в Мекеги.
Как-то, когда она после занятий выходила из института, к ней подошел брат ее подруги и одноклассницы и сказал, что она - его невеста. Что ее родители согласились выдать ее замуж за него. Умият любила и верила и своему отцу Чупалаву, много лет отдавшему службе в органах, и маме, посвятившей свою жизнь семье – отцу и пятерым детям. Она знала, что их выбор будет верным, и не стала противиться ему. Вскоре после этого тяжело заболел отец, и Умият пришлось вернуться в родной аул. Учеба в институте осталась незавершенной. В августе 1972 года она вышла замуж за Магомеда Омарова и переехала в Махачкалу уже навсегда.
Молодые жили дружной семьей в большом и светлом доме Омаровых.
- Три брата с семьями, свекровь, дети, - как бы удивляясь, что это возможно, вспоминает Умият Чупалаевна. – Так мы жили целых 17 лет. Не припомню случая, чтобы между нами вышла размолвка, не то, что ссора. Не знаю, как это регулировалось, но в центре, конечно, была наша свекровь Разият-аба.
Вот кого можно назвать настоящей горянкой! Несмотря на свой возраст, она была очень трудолюбива, воспитала замечательных пятерых сыновей и трех дочерей.
Джамал Омарович, старший сын Разият-абы, вспоминает, как однажды, во двор дома, где они жили, выгрузили машину кирпича для стройки. Джамал Омарович, уставший после трудного рабочего дня, лег, решив сложить его в штабеля с утра пораньше. Каково же было его удивление, когда, встав утром, он увидел аккуратно сложенные матерью прямо на строительных лесах кирпичи.
Разият-аба привившая домочадцам уважение к своим корням, гордость за свой тухум и честное, достойное отношение к жизни, всегда держала сторону невесток, не разрешала сыновьям даже голос повышать. Так и жили, дружно и счастливо, были примером для всех соседей…
- Магомед учился на историческом факультете университета, я поступила в медучилище, затем оба работали, дети ходили в детсад. Магомед стал инспектором детской комнаты милиции, – рассказывает Умият. - Потом, когда мы уже получили отдельную квартиру и переехали, дети все просились в 5-й поселок, к бабушке, к братьям и сестрам. Как суббота и воскресенье, каникулы, они уже там, у Разият-абы…
В доме много фотографий, на которых Магомед Омарович снят с детьми, с внуками, племянниками, не только со своими, но и чужими.
- Это у него в характере – любовь к детям, - предваряя мой вопрос, говорит Умият, - поэтому он и пошел работать «детским инспектором». Приходил с работы уставший, часто расстроенный. Тяжело было ему видеть брошенных на произвол судьбы детей, ночующих на вокзалах, чердаках, подвалах, сбежавших из дома, где их никто не ждал, не жалел, не любил.
А Магомед легко находил общий язык с подростками из неблагополучных семей, попавшими «на учет» за мелкие правонарушения.
Он разговаривал с ними как с равными, вселяя в их неокрепшие души веру в будущее, открывая глаза на псевдосправедливость и псевдоромантику воровских «законов», воровской «чести».
Он был добр к этим запутавшимся подросткам, честен с ними. И как бывал счастлив и горд, узнавая, что кто-то из них порвал с улицей и ее законами.
Но, обучая подростков жизни, молодой инспектор учился и сам, повышая свой профессионализм. Он закончил Высшую школу милиции в Баку, затем Академию МВД России.
Не могу не сказать здесь об Умият - верной, терпеливой, любящей, видящей свое предназначение в том, чтобы быть достойной женой, матерью, поддерживать мужа во всех его начинаниях, гордиться его победами и делить с ним боль ран, горечь потерь…
Х Х Х
Конечно, если бы судьба сложилась так, что я могла бы говорить с самим генералом Омаровым, я бы задала ему много вопросов и о тех первых годах, когда он только пришел в милицию, и о времени, когда, уже работая заместителем начальника Ленинского РОВД Махачкалы, он шел на опасные дела, являясь для остальных образцом храбрости. Как, например, во время операции по ликвидации банды Сатулаева, занимавшейся грабежами, вымогательством и даже убийствами. Об этом громком деле и о роли М. Омарова в захвате преступника писали газеты республики (В газете «Комсомолец Дагестана» от 12.11.85 года была опубликована большая статья А. Шмонина «Так будет справедливо»). Спросила бы о том, за что получены каждая из многочисленных его наград и поощрений, только перечень которых займет несколько страниц, как работалось ему в Левашах, где за каждым его шагом следили земляки, которые не только сегодня, но и через много лет будут помнить его. Спросила бы и о тревожных днях 96-го и о войне 1999 года, но…
И еще спросила бы, как удавалось ему, живя в таком напряжении, ежедневно сталкиваясь с криминалом, ложью, грязью, предательством (и не всегда чужих людей), быть верным другом и заботиться о семьях и детях погибших боевых товарищей, сохранить такой цельный, устремленный вперед характер, оставаться преданным и любящим, заботливым сыном, мужем, отцом? Как успевал он читать так много хорошей литературы, учиться, воевать и не стать жестоким и циничным «ментом»?..
Теперь об этом рассказывает его жена, Умият Чупалаевна. Рассказывает, глотая слезы и задерживая дыхание, когда вспоминается что-то очень тяжелое, хотя, что может быть тяжелее того, что уже случилось…
Умият с трудом подбирает слова, рассказывая о себе, муже, детях. За скупыми фразами – целая жизнь. Шесть лет, пока Магомед был начальником Левашинского РОВД, они жили на квартире у чужих людей.
- Время тогда было тяжелое, – вспоминает Умият, - я работала в поликлинике, дети, Исмаил и Амина, ходили в школу, старший – Руслан - учился в Махачкале. Магомед тоже заканчивал адъюнктуру. Он учился настолько хорошо, что ему, заочнику, вместе с дипломом вручили и денежное вознаграждение – стипендию за целый год! И дали самые хорошие отзывы. Он работал, не жалея себя, по двадцать часов в сутки, проводя в райотделе бессонные ночи, работая на износ.
- В 1993 году, - рассказывает Умият, - украли шестнадцатилетнего сына наших друзей и потребовали с родителей выкуп – 50 миллионов рублей. Они обратились к Магомеду с просьбой помочь, так как знали, что в Махачкале он не раз проводил операции против вымогателей.
Как потом выяснилось, похищение было организованно вооруженной бандой, которой руководил бывший работник милиции. Трое суток шли милиционеры по следам преступников, все выше поднимаясь в горы, прочесывая самые труднопроходимые места, обыскивая пещеры, и вот на четвертый день вблизи селения Куппа они заметили неизвестных, которые на приказ остановиться ответили выстрелами из оружия. Бой длился двадцать минут, перекрестные очереди автоматов, пулемета. Пули, летящие градом…
Одна из них попала в боевого друга М. Омарова, инспектора ДПС Магомедсалама Курбанова. Магомед Омарович сам вынес его из-под пуль, но рана оказалась смертельной. Ранило еще одного милиционера.
Стрельба со стороны преступников чуть стихла, и милиционеры ринулись в атаку. Пятерых бандитов захватили живыми, они и указали пещеру, где прятали похищенного подростка.
В тот же день Магомед Омарович отвез его к родителям…
Таких случаев, «эпизодов», как принято писать о них в милицейских отчетах, в жизни Магомеда Омаровича Омарова было очень много.
Но я говорила с Умият и обречь ее на то, чтобы вновь переживать, вспоминать бессонные ночи, часы и дни ожидания, страха, надежды и отчаяния я не могла. Записывала лишь то, что она мне рассказывала о муже сама, черту за чертой раскрывая для себя ее характер, ее отношения с мужем, детьми, близкими….
- В 1996 году Магомеда назначили заместителем министра внутренних дел Дагестана – начальником службы милиции общественной безопасности. Мы переехали в Махачкалу...
1996 год. Тревожное сообщение о том, что на Кизляр напали боевики, захватили больницу, идут бои на улицах, есть убитые…
- Было три часа ночи, – вспоминает Умият. - Накануне Магомед пришел с работы поздно, потом еще читал, работал… Мне кажется, он только лег, когда позвонил дежурный и доложил, что в Кизляр вошли боевики…
Заместитель министра внутренних дел Дагестана Магомед Омаров на первоначальном этапе лично руководил операцией по освобождению больницы. В своей книге «И дольше века длится миг… тишины» он вспоминает: «Радуев, видимо, поняв, что при таком ходе обстоятельств он вместе со своими бандитами будет уничтожен, обратился по радио с просьбой прекратить стрельбу и начать переговоры. Затем он связался со мной по телефону с той же просьбой. Говорю ему: «Радуев, ведь ты же приехал воевать. С оружием. Вот и воюй, если можешь. Что же касается переговоров, то я не политик, переговоров не веду. Хочешь остаться живым, сложи оружие, сдавайся властям».
Что было потом, знают все. После переговоров с руководством Дагестана колонна автобусов с террористами и заложниками, в числе которых, наряду с захваченными жителями Кизляра, были и заместитель Председателя Народного Собрания РД Абакар Алиев, и Министр по делам национальностей, внешним связям и информации М-С. Гусаев, и депутат Государственной Думы Гамид Гамидов, и заместитель Министра внутренних дел Валерий Беев, журналисты, другие представители власти и общественности, выехала из города в сопровождении работников МВД.
А потом был Первомайск…
«Многие меня спрашивают, - вспоминает в той же книге М.Омаров, - как же могли в устроенном для них аду Радуев и его бандиты уцелеть? Как же они могли уйти, если селение было окружено тройным кольцом? Загадка».
Умият вспоминает, как переживал Магомед за то, что Гамид поехал с боевиками в качестве заложника, как он отговаривал его, как волновался за его судьбу…
ххх

А я думаю, как трудно быть женой человека, честно исполняющего свой долг, стоящего на страже, как бы выспренно это ни звучало, законности и правопорядка, человека, который в прямом смысле этого слова обеспечивает наш мирный сон, нашу спокойную жизнь, нашу безопасность в этом опасном мире. И нередко ценой собственной жизни!..
Чупалав, отец Умият, как и Магомед Омарович, тоже проработал долгие годы в органах правопорядка. Умият видела, как ее мама провожала отца, как не ложилась спать, поджидая его с работы. Так же жила и она.
- А папа даже не понимал, как это кто-то, кроме мамы, его встретит, откроет дверь, накормит ужином или проводит на работу. – рассказывает Амина. - Она даже к своим родителям не могла поехать с ночевкой. Он так привык, что она всегда рядом, всегда готова выслушать его или молчать, если он чем-то озабочен, сильно устал... Она как-то сразу чувствовала, в каком он идет настроении, знала, что сказать, всегда сглаживала острые углы…
Сестра Умият, Салимат, говорит о ней так: «Умият удивительный человек. Я говорю так, не потому что она моя сестра. Я не устаю восхищаться ее преданностью семье, мужу. Заботливая и внимательная ко всем, когда дело касалось Магомеда - она, как зажженная свеча, никогда не оставляла его без света и тепла, никогда не ложилась, пока он не придет, пока не узнает как он, не смягчит его боль, не разделит его радость…
Их дом всегда был полон гостей и родственников, и это гостеприимство Магомеда с готовностью поддерживала Умият, встречая не только накрытым столом, но и открытым лицом».
Х Х Х
Меня потрясли слова Умият, сказанные во время нашей встречи.
Вспоминая свою жизнь, трудности и страхи, радости и надежды, она вдруг сказала, вытерев вновь набежавшие слезы: «Если бы мне пришлось все начать сначала, даже зная, что случится то, что случилось, я бы повторила эту жизнь. Такого, как Магомед, больше нет на этой Земле!..»
И такое пронзительное горе, такое страдание, так много воспоминаний о счастливой жизни, которая должна была длиться долго-долго и завершиться благополучной спокойной старостью в окружении любимых людей, были в ее глазах…
Я поняла, Земля без Магомеда опустела для нее. Для нее, которая была с ним и в горе и в радости, в болезни и в здравии, в бедности и в богатстве, в удачах и поражениях, - всегда. Для нее, которая, говоря привычными фразами, была надежным тылом, тихой пристанью, убежищем и крепостью. Той, ради которой Магомед Омаров жил, работал, воевал. Ибо невозможно бороться за спокойствие в целой стране, не помня о своем доме, за нравственность чужих детей, не помня о своих сыновьях, невозможно любить Родину, не любя своей матери, жены, дочери.
Х Х Х
В чем счастье?
Уж не в том ли,
Чтобы боль чужую
Ты оплакал, как свою?
Ты плачешь, если кто-то пал в бою.
Ты, значит, знаешь
Счастье и любовь.
В чем храбрость?
Ради тысячи сердец
Сумел ли ты отдать свое одно?
Когда народу отдано оно
Все без остатка,-
Значит, ты – храбрец.
Юсуп Хаппалаев

Никакое общество не может воспитать достойного человека – гражданина, если зачатки этого воспитания он не получит в детстве в своей семье, если мать не вложит в детское сердце золотую или серебряную шпульку, на которую потом всю жизнь будут наматываться золотые и серебряные нити доброты, сострадания, жалости, честности, долга, любви, нежности…
В таких семьях росли и Магомед и Умият. Так воспитали они своих детей, которые, без сомнения, высоко несут гордое имя своего рода. Так же воспитают Руслан, Исмаил и Амина и своих детей, - Хадижат, Омара, Асият и носящего имя деда маленького Магомеда, и тех, кто будет за ними.
Да не уменьшится их число!

Ажа Абдурахманова
2006 г.

Рубрика: 

Свежий номер

Партнеры