четверг, 04 июня 2020
6+

Глиняный мир Ислама Шовкринского

Ислам Шовкринский – Заслуженный художник РД, член Союза художников РФ, лауреат многих  государственных наград. Автор персональных выставок и участник многочисленных экспозиций в Музее современной истории России, в Музее народов Кавказа, в Музее прикладного искусства России, на ВДНХ и многих других. Недавно в выставочном зале Союза художников Дагестана прошла юбилейная выставка работ знаменитого мастера «Керамическая скульптура»

На свои юбилейные 60 лет Мастер никак не выглядит! Моложавый, подтянутый, с красивой проседью, он харизматичен и поневоле притягивает к себе внимание.

Юбилей – это, наверное, серьёзная причина для подведения итогов, осмысления пройденного пути и определения планов на будущее.

Пользуясь случаем и возможностью побеседовать с  интересным человеком, мы с коллегой напросились в гости к Шовкринским.И не напрасно – мы буквально с порога окунулись в атмосферу тепла и уюта, царящую в этой дружной семье.

Он немногословен и даже сдержан, но нам удалось всё-таки его разговорить, помогло «открытие» общих знакомых– Исламу пришлось немного рассказать о себе.

С улыбкой признаётся, что мама мечтала о его музыкальной карьере,по этому поводу даже было приобретено пианино. Но Ислама хватило ровно на три года музыкальных мытарств, и в итоге пианино (Не зря же его покупали! – говорила мама) печально поблёскивало лаком в углу гостиной.

На изображении может находиться: 1 человек

Лепить и рисовать Ислам любил с детства – вот он на детской фотографии с коробкой пластилина в руках. Однаков художественную школу юный талант не подался. Ислам увлёкся срисовыванием комиксов, копированием небольших сатирических картинок, оформлением школьных стенгазет, участием в самодеятельности. Он всегдабыл чем-то увлечён, исейчас для него праздное времяпровождение неприемлемо – убеждение, что работа руками заставляет работать мозг, укоренилось в сознании навсегда.

Мама Ислама много времени проводила за швейной машинкой и была очень занята, а Исламу было важно её мнение. Он рисовал на бумаге рожицу, дергал её и спрашивал: «Как ты думаешь, что изображает эта рожица?» И очень удивлялся, когда мама видела в рожице не те эмоции, которые он хотел изобразить. Сейчас сам смеется, вспоминая свои обиды, а про рожицыдаже с некоторой гордостью – ведь это были те самые смайлики, без которых сейчас мы уже не можем обойтись. А я их рисовал тогда, когда даже самого понятиявиртуального общения не было и в помине.

Увлечение сатирическими изобразительными миниатюрамиХерлуфа Бидструпа наступило уже в подростковом возрасте – в доме был большой иллюстрированный альбом Бидструпа с юмористическими бытовыми зарисовкамии сатирическими политическими карикатурами. Ислам увлечённо копировал сатирических персонажей и даже пытался придать им черты физрука или соседки-сплетницы, вечно сидящей на лавочке у подъезда.Он признаётся, что Бидструп стал для него учителем, он показал, как можно лаконичными выразительными линиямипередать суть образа. Выражение лица, поза, наклон головы или залихватски заломленная шляпа – это инструменты для создания характера: насмешливого игрока или ленивого завсегдатая годекана, занудного ворчуна или болтливого повесы, замёрзшего продавца гранатов на рынке или старичка с осликом, везущего свой товар …

Все эти образы мгновенно становятся родными, ты их уже узнаешь – вот это дядя Гаджи, он всегда так злится, когда проигрывает в нарды, а этот с осликом напоминает папиного кунака из Унцукуля – он даже ослика сопровождает так, словноисполняет миссию по спасению человечества от скверны!

Даже самых угрюмых своих персонажей Ислам заставляет полюбить и обязательно улыбнуться им. Тут дело не в том, хорошие они или плохие, он просто сам их любит! Любит такими, какие они есть – живыми, настоящими, смеющимися, играющими на зурне, говорящими тосты, курящими трубку, сплетничающими у родника или позирующими перед крутым американским репортёром… У Ислама много очень знаменитых композиций, это и «Годекан», и «Встреча у родника», и «Сельские посиделки», и «Встреча друзей», и много других, где у каждого персонажа – своя улыбка, свой неповторимый прищур и морщинки, разбегающиеся от глаз, свой нос – обязательно с оригинальной горбинкой, другие мелкие детали, которые делают каждую глиняную миниатюру особенной.

Сюжеты бытовых сценок, как правило, рождаются случайно. Однажды во время работы в мастерской он переставлял фигурки стариков на годекане и фигурки аульских бабулек с посиделок. В какой-то момент сложилась такая гармоничная композиция, что Исламу ничего не оставалось, как посадить их рядышком на бревно, дать возможность оправдаться загулявшему на вчерашнем сабантуе мужу перед многозначительно поджавшей губы суровой горянкой.

На изображении может находиться: 2 человека

Его носатые горцы в каракулевых папахах с рогом вина в руке и уютные старушки в больших шерстяных шалях, в резиновых галошах, разбрелись по всему миру. Их бережно хранят и Валерий Меладзе, и Сосо  Павлиашвили, и Лариса Долина и многие другие друзья и почитатели его таланта.

Любая его скульптурная композиция словно преображает пространство, делает его светлее и теплее. Наверное, это потому, что на их создание автор был вдохновлён любовью к своему легендарному краю, к его удивительно талантливым людям, к уникальным народным промыслам.Ислам много ездит по нашему краю и близко знаком с керамическими промыслами Дагестана – и балхарским, и испикским. Но использовать местную глину не решается – она часто не выдерживает температурных режимов и трескается, а фигурки мастера должны быть безупречными. Поэтому глину Ислам использует чаще всего московскую, прошедшую лабораторные тестирования, и к качеству глины относится весьма придирчиво.«Нет хаосу – это мой девиз!», –смеется Ислам, и это очевидно: все инструменты аккуратно разложены по полкам, гипсовые болванки тщательно очищены и сложены горками.

Ислам достает с полки альбом, в котором старательно собраны и расположены в хронологическом порядке его награды, вырезки из журналов и газет, фотографии с выставок и галерей. И вновь и вновь восхищает глубина и простота его образов, которые даже с альбомных фотографий смотрят на нас мудрыми и всезнающими глазами. До слёз тронула запись девятилетней девочки с последней выставки Ислама: «Здравствуйте!Меня зовут Диана, мне 9 лет. Мне очень понравились Ваши фигурки. Спасибо за них!»Если не в этом признание художника, то в чём?

На изображении может находиться: 1 человек, сидит

– В 2010 году, – рассказывает Ислам, –я стал обладателем гран-при фестиваля художников и мастеров прикладного искусства «Дагестанская биеннале-2010», и эта победа дала возможность поработать в легендарном замке «Камелот», который основал знаменитый английский меценат Джон Малвин. Это было насыщенное впечатлениями и событиями путешествие.

Средневековый замок короля Артура,– вспоминает Ислам, – как и положено средневековой цитадели, окружен рвом с водой, и правительство Великобритании не сочло необходимым реставрировать древнюю постройку, и руины Камелота сохранились в первозданном виде. А в Корнуэлле, графстве Уэльс, выстроили новый Камелот, точную копию старинного замка. Сейчас это международный культурный центр, сюда приезжают художники и ценители искусства со всего мира, здесь можно познакомиться с мастерами, чьё творчество признано международными экспертами.

Ислама поразил даже не сам замок, хотя и он заслуживает восхищения, его потрясло отношение общества к искусству и к тем, кто его несёт в мир. Художники, музыканты, писатели, поэты, знаменитые актёры и режиссёры – их таланты здесь воспринимаются как Божественный дар всем людям, не признать и не поддержать который равносильно прегрешению против Создателя….

– Самое интересное – это наблюдать за лицами посетителей! Вот идет человек по залу от одного экспоната к другому... Приближается к моим скульптурам и невольно улыбается! Это происходит совершенно бессознательно, просто лицо преображается, и это завораживает. Ради этих улыбок и радостного блеска глаз зрителей стоит работать и создавать новых персонажей, – искренне считает Ислам. Он не из тех, кто демонстрирует свои эмоции, но за шутливой фразой «Вот, хотел передать сыну своё мастерство, теперь мечтаю передать его внуку!» чувствовалась назревшая потребность не только самому творить, но и учить других.

…Долго беседовали мы сШовкринскими и наслаждались атмосферой душевного тепла и обаяния хозяев. Восхищались, насколько гармонична эта пара, как заботлива Луиза и как дорожит её заботой Ислам.

– Не  случись Луизы на моём пути, возможно, и я бы не случился, – смущённо признаётся Ислам, и Луиза комично закрывает ладонями лицо: «Ну как я могла не влюбиться в очаровательного Бахадура из студенческого спектакля «Если ты влюблён, скитайся по горам»? Он приворожил меня своим огромным бутафорским носом, и, как оказалось – навсегда!»

Хотелось говорить о многом –о школе-студии керамического мастерства, о планах на будущее, о преемственности в искусстве, о необходимости участия в  конкурсах и возможности получения грантов на свои проекты, о внучке (семья дочери живет в США),но пользоваться радушием хозяев дома было уже неудобно…

Мы и сейчас под впечатлением обаяния Мастера и его семьи, и самое главное – это осознание приобщения к его таланту и гордость, что мы – земляки! Ждём новых работ Ислама и вместе с ним надеемся, что школа-студия керамического мастерства обязательно будет, и будут ученики, продолжающие традиции Мастера.

 

 

Рубрика: 

Новый номер