воскресенье, 05 апреля 2020
6+

ЗАКОН – ЭТО, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

– Вряд ли кто оспорит истину, что профессия влияет на характер и образ жизни человека. Вот потому-то Фемиду, богиню правосудия,  изображают с завязанными глазами, как олицетворение закона, справедливого и независимого, – говорит  Джарият Гаджикурбановна Гасанова, судья Верховного суда республики. – А  уж если речь идет о судьбе человека, то и подавно ты не имеешь права на ошибку.

Внешне сдержанная,  она четко формулирует ясные и понятные ответы. Вот и на вопрос о профессии ответила  аргументированно:

– Судья – это человек, который обязан выносить ответственные решения, опираясь на закон! Но исполняя закон, надо учитывать и человеческий фактор.

Джарият Гаджикурбановна специалист по общегражданским делам, и многие  острые  вопросы судопроизводства, по ее мнению,  можно отнести к специфике региона. Это касается, прежде всего, земельных вопросов. И судья должен доказать свою объективность, убедить, что  закон един для всех.

 Ее  трудовая книжка беспристрастно фиксировала профессиональный рост: адвокат юридической консультации города Дербента, старший консультант президиума Дагестанской коллегии адвокатов,  заведующий  юридической консультацией города Махачкалы, судья Верховного суда республики. Шаг за шагом она пополняла свою профессиональную копилку бесценным практическим опытом.

– Знаете, –  подчеркивает  Джарият Гаджикурбановна, – мне всегда важен был опыт моих старших коллег, обладающих знаниями в области правоприменительной практики,  мнение коллегиального сообщества, объединяющего не просто профессионалов, а людей неравнодушных,  отличающихся  здоровой принципиальностью. Мне трудно забыть своего куратора Маркса Зиявутдиновича Эфендиева – руководителя Дагестанской коллегии адвокатов,  наставника молодых юристов. Тогда столичная адвокатура  была не столь многочисленной, около сорока человек. Он  взял на себя не только стажировку молодых выпускников, но и трудоустройство лучших из них.

Да, в избранной специальности нужно быть профессионалом, и особенно это важно для тех, кто вершит закон.

Многое зависит и от духовно-нравственного воспитания в семье.

Мои родители – педагоги. Отец, Гаджикурбан Гасанович,  всю жизнь проработал в сельской школе, вел русский язык и литературу. Мать, Фатимат  Агаевна, посвятила себя дошкольному образованию. И дед был учителем, еще в 1915 году открыл в нашем селе, Капире, первую школу...

 Строгое воспитание, обязанности по дому, отличная учеба в школе, честное отношение к жизни – все эти требования были незыблемыми, неоспоримыми в семье Гаджикурбановых. Наверное, это и сформировало мировоззрение Джарият.

–  А  еще я очень любила читать книги, где добро боролось со злом, и справедливость торжествовала. Вот так  все и случилось, – улыбается  Джарият Гаджикурбановна, – и  мое желание стать юристом совпало с мнением родителей, поддержавших  меня.

Джарият Гаджикурбановна вспоминает старую школу правоведов республики: ее отличали высокий профессионализм, следование букве закона, хорошее знание человеческой психологии.

– Мне повезло, – говорит судья, – жизнь словно подталкивала к опытным юристам, для которых закон был не сформулированным параграфом, статьей, а нормой, требующей трактовки с точки зрения его логической завершенности.

Она  рассказывает о работе Дербентской коллегии адвокатов,  возглавляемой Николаем  Амосовичем Масютиным.

– Вот мне приходится рассматривать общегражданские дела,  а это спорные сделки, земельные споры, кредитные дела, банковские займы, автострахование ОСАГО, снос самовольных построек. То есть это перечень дел, требующих высокой квалификации, знания и соблюдения  современного законодательства. Более того, теперь  мы не отправляем спорные судебные решения на доследование в первичную инстанцию, а дорасследуем дело, принимая окончательное решение.

На что еще делает упор судья – модернизация судебной сферы, что должно стать толчком для  освобождения от устаревших догм, на смену которым должны прийти более совершенные судебные технологии. И многие сложные вопросы, например, земельные споры, характерные для такого специфического аграрного региона, как Дагестан, они позволят направить в прозрачное правовое русло, исключив саму возможность «неправильного» решения. Размышления судьи во многом основаны на необходимости обновления законодательства. 

– А как вы отдыхаете при таком объеме работы? – задаю вопрос.

 Джарият удивляется. Для  нее это обычный график, в котором она привыкла работать.

– Как вам сказать, чтобы Вы поняли.  Работа мне не в тягость,  я это делаю с удовольствием. Вот и сегодня я выкроила время, чтобы рассказать вам, нет, не о себе, а о том деле, которому посвятила свою жизнь.

Джарият Гаджикурбановна не из тех, о ком говорят «человек в футляре». Доброжелательная, открытая – так характеризуют ее коллеги.

– Знаете, я все-таки заложник своей профессии. Иной раз даже на каком-нибудь торжестве находятся люди, которым необходимы консультация или совет. Нет, я не обижаюсь и всегда стараюсь помочь, поговорить, посоветовать.

  Признаюсь, мне импонировали в собеседнице ее отзывчивость, желание услышать собеседника, не делая скоропалительных выводов. А еще – ее сдержанность, мягкость, обаяние. Мы говорили с ней не только о работе, но и о том, что происходит в нашей жизни, что волнует каждого из нас.

– Так, наверное, и дети пошли по вашим стопам…

 – Вы угадали, – улыбается  Джарият Гаджикурбановна. – Сын Джафер – адвокат, специалист по уголовным делам, дочь Ильвина – помощник мирового судьи. Горжусь тем, что и они уже могут дать мне  вполне профессиональный совет.

  – Понимаете, многое в практике судьи Верховного суда, – переходит на серьезный тон Джарият Гаджикурбановна, – требует не только знания последних изменений в российском законодательстве, психологического портрета обратившегося в суд, но и  неписаного этикета, основанного на ментальности  дагестанцев. Нет, это не означает возможных нарушений закона. Но это тот самый неизбежный в нашей жизни человеческий фактор, с которым  невозможно не считаться. Этому меня научила долгая практика работы в судебных органах. Это позволяет найти истину. Мне выбор судебного решения дается непросто, я  всегда стараюсь учесть доводы обеих сторон.

Наша профессия требует отслеживать цепочку, которая привела к тому, что человек оказался в роли подсудимого или ответчика. Так уж вышло, что нам приходится принимать тяжелые решения, вникая в подоплеку совсем непростых дел. И, может, поэтому  я не хотела, чтобы мои дети выбрали для себя эту же профессию. Но однажды  поняла, что это их выбор.

Это тяжелый хлеб. Предвижу улыбку скептиков, уверенных в том, что судьи никогда не остаются внакладе. Да, есть и такие. И не только в нашей профессии. Но мои дети знают, что честное имя – это бесконечная работа над собой. Я надеюсь, что  воспитание, устои, история рода послужат оберегом для них и не позволят пойти на сделку с совестью.

Предварив мой вопрос о муже, Джарият Гасанова с грустной улыбкой говорит:

 – Мне повезло, у меня был прекрасный муж, теплый, любящий, он  оберегал меня, всегда был рядом. И я его очень любила. Это была внезапная, горькая потеря. Боль осталась навсегда.

Возвращаясь к разговору о профессии, Джарият Гаджикурбановна вспоминает, что когда был подписан указ президента РФ о назначении судей Верховного суда РД, то первое, о чем она подумала, – об ответственности перед людьми, коллегами, близкими, мнением которых она так дорожит. Она и сегодня вспоминает слова отца, давшего ей наказ – служить закону честно и добросовестно.

 Заслуженный юрист РД  Джарият Гасанова не забывает, что в каждом человеке надо видеть, прежде всего, человека!

– Мне в моей работе часто приходится нервничать, переживать, –замечает судья. – Душа болит, когда обманутые дольщики, вовремя не оформив документы, оказываются без гроша в кармане, или когда не могут доказать, что  прихваченный ушлым соседом клочок земли – это их собственность.

Она  готова оказать помощь каждому, кто к ней обратится. Может,  поэтому к ней так тянутся  коллеги, им импонирует ее профессионализм и то, что в каждом изучаемом деле она видит не истца и ответчика, а человека, за которого надо бороться до конца.

– Вас можно назвать альтруистом,– констатирую я.

– Нет, скорее, я профессионал, для которого человеческий фактор – первооснова.

  АЙНА АЛИЕВА

 

 

 

Рубрика: 

Новый номер