понедельник, 01 июня 2020
6+

Женщина счастлива, когда мужчина надежен

Марьям Вахидова – публицист, исследователь, автор обстоятельных книг по творчеству М. Лермонтова и Л. Толстого, трехтомника о герое Российской империи генерал-майоре А.Н. Чеченском. Автор многочисленных научных, публицистических, литературоведческих и критических статей. Член редакционного совета антологии «М.Ю. Лермонтов в XXI веке», Гранд доктор философии в области искусства и культуры и Гранд доктор в области  журналистики и литературы сети Оксфордских университетов, почётный член Академии художеств Таджикистана, общественный деятель, чеченка. Награждена медалью Ф.М. Достоевского «За Красоту. Гуманизм. Справедливость» и орденом «Честь и Мужество».

Ниже мы публикуем отрывок из интервью доктора Магомеда Абдулхабирова с Марьям Вахидовой.

 

– Уважаемая Марьям! Что Вас сегодня радует на Кавказе и что огорчает?
            – Кавказ сегодня проходит очередное испытание и как ни в какое другое время находится под прессом всех тех, кто хочет внушить миру, что это никакая не особая культура, цивилизация, а вечная головная боль России.  Это не может ни радовать, ни внушать оптимизм... Огорчает и  то, что молодежь наша, не задумываясь над своими тысячелетними нравственными и гуманистическими корнями, с удовольствием и сама изменилась. 
        А еще Европа одним внушает, что главное не семья, не родители, а он сам, и нет для него ничего недозволенного, можно подать в суд на отца и мать, если ты получил подзатыльник, причем за непослушание. Другим же арабские гастролеры твердят, что обычаи предков противоречат Исламу, что нужно быть мусульманином, для чего достаточно отпустить бороду, закатать брюки выше лодыжек, снять носки и ходить в сланцах на работу.

Наверное, Вы хотели услышать о каких-то глобальных проблемах, но для меня важнее такие «мелочи», которые демонстрируют нравственное падение и моральные деформации. Даже легкая щетина на лице молодого человека в семьях северокавказских народов была бестактной, пока живы отец, дед, дядя, старший брат. В противном случае ты терял Эхь (стыд) и Озьдангалла (благородство). Но я не сомневаюсь, что Северный Кавказ выстоит и перед

            – Легко ли сегодня женщине Кавказа? Каковы, на Ваш взгляд, трудности, радости, опасности, проблемы на её пути? 

  – Это называется объять необъятное! Конечно, женщины на Кавказе разные, в первую очередь, по вероисповеданию, по обычаям своих народов, по культуре и т.д. Но есть то, что нас всех объединяет, – это отношение к мужчине. Все остальное, как ни странно это прозвучит, зависит от этих отношений: любовь к родному краю, к детям, к семье, все привязанности … Если мужчина надежен, женщина уже счастлива, потому что все остальное она сделает сама.

Сегодня наши мужчины сильно изменились и, к сожалению, не в лучшую сторону, поэтому мы стали свидетелями не наметившейся, а сложившейся и очень опасной для наших народов тенденции, когда женщины, в знак протеста, позволяют себе отступать от вековых традиций.

 – Вы предвосхитили мой вопрос. Многие считают, что кавказская женщина бесправна всегда и во всем. Так ли это? Разве жена-мать не пользуется абсолютным авторитетом, почтением и уважением в кавказской семье? 

 – Дальше я хотела бы говорить только о чеченках, потому что не считаю себя вправе обобщать. Насчет «бесправности». Как-то меня пригласили в один институт на круглый стол, где должен был обсуждаться мой доклад по Л.Н. Толстому. Пока в зале собирались ученые, ко мне подошла журналистка и с таким «понимающим» взглядом спросила: «Вы выбрали роман «Анна Каренина» потому, что Анна была свободной женщиной?» «Кто Вам сказал, что Анна была свободной? – удивилась я. – Да у любой чеченки столько свободы, сколько Анне не снилось!» Журналистка не ожидала такого ответа и не смогла продолжить разговор: вопросов к свободной чеченке у нее не было! А почему? Потому что сработал штамп, навязываемый в обществе. Но даже в XIX веке о чеченках писали, что они самые свободные женщины на Кавказе!

В чеченском обществе с возрастом женщина занимала в доме почетное место. Старику отводилось самое теплое, уютное помещение, чтобы ему никто не мешал. Его, оберегая, не посвящали в бытовые проблемы, но он всегда должен был быть готовым решать вопросы, возникающие в селе. Теперь уже он не предпринимал ни одного шага, не посоветовавшись со своей единственной женой, отдавая должное ее мудрости.

– Великая Тамара Синявская рассказывала о той красной границе, которую преступить она себе не позволяла никогда при жизни с  Муслимом Магомаевым. Что нужно знать молодым при создании интернациональной семьи? 

– Вы вспомнили Тамару Синявскую и Муслима Магомаева, в котором много кровей было намешано, и все кавказские. Синявская априори знала, что кавказские мужчины отличаются от понятных ей русских мужчин. Кавказец менее понятен, но более растиражирован в обществе как горячий, дерзкий, хватающийся за кинжал ревнивец, поэтому в каких-то вопросах лучше держаться определенной дистанции. Что и делают русские жены кавказцев. Мне довелось познакомиться с одной такой женщиной, которая состарилась в браке с чеченцем. Оказывается, она за долгую их совместную жизнь НИКОГДА не садилась с мужем за один стол. «У чеченцев это не принято», – говорила она нам, чеченкам. И ничто не могло ее переубедить в обратном!

– Частенько читаю об обычае на Кавказе: дерущиеся насмерть мужчины прекращают драку, если женщина бросает свой платок между ними.

– Не каждая женщина имеет право сорвать с головы платок и бросить его между мужчинами, доведенными до крайней степени ярости. Она должна быть уважаемой, безупречной во всех отношениях женщиной, и здесь неважно, молодая она или старая.

Конечно, это не миф. Случай такой был даже на нашей памяти. Во время начала карабахских событий одна азербайджанка сорвала с головы белый платок и остановила противостоявшие, враждебно настроенные толпы мужчин. Об этом много писали в центральных газетах, была даже фотография. Кажется, ее звали Зейнаб.

В Кавказскую войну немало было случаев, когда девушки и женщины вдохновляли мужчин в бою. Царской армии ведь тогда противостояли жители сёл, а не специально обученная для этого армия. Так было, когда, не пощадив даже детей, уничтожили на корню село Дади-Юрт. Девушку звали Айбика. Одни каратели скинули ее с крыши, а другие – приняли на штыки. Сорок девушек, которых захватили в плен и хотели перевезти в лодках на другой берег Терека, предпочли утонуть, бросившись на офицеров и забрав их с собой на дно реки. И это тоже не миф. Трех мальчиков из этого села вывезли в Россию. Один из них стал знаменитым художником, академиком живописи Петром Захаровым, другой, Айбулат Розен, был чиновником и поэтом, стихи которого печатались в пушкинском журнале «Современник», а третий, Бота Шамурзаев, – офицером царской армии и известным наибом Шамиля. Он был знаком с М. Лермонтовым и Л. Толстым. И этот генофонд выковался благодаря великим предкам, которые держались за свои обычаи, а не преклонялись перед чужими!

– Знают ли россияне Кавказ, и знают ли кавказцы Россию?
          – Россияне о Кавказе не знают ничего или имеют самые примитивные представления. Даже те из ученых, кому в силу своей профессии просто необходимо знать, что такое Кавказ. Политики также не ведают настоящей ситуации на Кавказе. И главное, чем меньше они знают о кавказцах, тем яростнее их выступления против них. Это безнравственно! Радует, что сегодня русские туристы активно посещают Чечню, другие кавказские республики. Надеюсь, они видят не только красивые достопримечательности, но и красивые народы.

Рубрика: 

Новый номер