Он пел о возлюбленной

Нет описания фото.

        Патимат Вагидова

Он пел о возлюбленной

 

Мне б штрафных быков иметь

Больше, нежели волос,

Чтоб старшинам Урахи

Каждый день давать троих.

Так пел Омарла Батырай, великий даргинский поэт, творивший во второй половине Х1Х века. Его песни, чистые, как горный родник, прославлявшие храбрость, молодецкую удаль, человека труда были близки и понятны всем горцам.

Но особенно вдохновенно, самобытно, глубоко и проникновенно он пел о любви, а точнее, о своей возлюбленной. Его песни, эмоциональные, искренние, и сегодня волнуют сердца слушателей.

Родился Батырай в селении Урахи Даргинского округа. О раннем детстве Батырая мало что известно. Вероятно, это было типичное детство крестьянского мальчика из горнога аула. Современники поэта утверждали, что Батырай был неграмотен. Мать поэта Шамай хорошо знала народные песни и искусно исполняла их, стараясь привить детям любовь к музыке. Маленький Батырай запоминал напевы, а затем повторял их на своем чунгуре.

Власть имущие селения Урахи не любили Батырая за его независимый характер, и особенно за его любовные песни. Ему запрещали петь. За каждую спетую песню штрафовали или вынуждали покинуть село.

Но друзья, которые очень любили его песни, когда им хотелось послушать их, скидывались и покупали «штрафного» быка. На одну такую встречу друзей, где Батырай исполнял свои песни, тайком пришли девушки, одна из которых приглянулась Батыраю. Узнав об этом, пришла в бешенство верхушка села Урахи.

Девушку звали Аминат

Романтическая история любви Батырая и Аминат по-разному освещается исследователями литературы. Мы же приводим только то событие, которое действительно произошло и которое в какой-то степени определило  дальнейшую судьбу молодых влюбленных.

Четырнадцатилетняя Аминат болью и радостью вошла в жизнь Батырая с первой же их встречи. Всем сердцем, раз и навсегда, полюбил он юную красавицу. И полились песни. Пел он под звуки чунгура о красоте горской женщины, а перед глазами стояла тоненькая Аминат:

Телеграфный столб в пути –

Гордо поднятый твой стан.

Ослепительны глаза,

Как фарфоровый стакан.

Брови, точно в два ряда,

Вдоль стаканов провода.

…Когда Аминат исполнилось пятнадцать лет, сваты от Батырая вошли в дом девушки. Но мать ее категорически заявила о своем несогласии выдать дочь замуж за «далайчи» (певца). Задетый за живое, Батырай не смог скрыть своей боли:

Я ношу в груди огонь,

Гибель сеющий в лесах,

Но когда, не знаю сам,

Он испепелит меня.

Разрушительницу гор –

Бурю – я ношу в глазах,

Но когда, не знаю сам,

В прах сметет она меня.

Говорят, что эта песня была самой любимой песней Аминат.

Батырай добился согласия Аминат выйти за него замуж и позволения украсть ее.

Молодой поэт внимательно следил за домом своей возлюбленной, выжидая удобный момент, чтобы похитить ее.

И он, наконец, настал. В полдень, когда Аминат пошла с подругой за водой, Батыраю удалось совершить задуманное…

Оседлав коня и набросив бурку на плечи, он пустил коня вниз прямо по воде, поднимая тучи брызг.

– Кто-то замутил воду! – услышал он голос любимой, а приблизившись, увидел ее испуганные глаза.

Приблизившись, он поприветствовал девушек.

Аминат, хмуря брови и пряча улыбку, спросила:

 – Почему ты мутишь воду?

– Быстрой воды не замутить, Аминат, – ответил Батырай, – смотри, она уже светлая!

– Дай попить… – попросил Батырай.

– Ты не хочешь сойти с коня? – обиженно дернула  плечиком Аминат.

– Не следует оставлять коня человеку, который собрался в  дорогу, – пути не будет.

– Пусть исполнится твое желание, Батырай! – неожиданно сказала подруга Аминат, намереваясь протянуть кувшин с водой.

Но Аминат ее  опередила. Она взяла свой кувшин и подошла к Батыраю. Он наклонился, подхватил возлюбленную, бросил ее на коня впереди себя, накрыл буркой, и не успела подруга Аминат оглянуться, как он, дав шпоры, перелетел на другой берег и понесся вниз по течению…

Подруга Аминат, сама не своя от случившегося, с воплями побежала вверх по тропинке, забыв кувшин.

Скакун Батырая несся в сумерках по долине реки. Одной рукой он управлял конем, другой бережно поддерживал свою любимую.

А в этот момент рождались песня и мелодия. Мелодия – широкая, как небо, песня Любви!

Я, как сокол на скале,

Видно, лишь затем рожден,

Чтобы пару зорких глаз 

Не спускать с тебя одной.

Я, как лев среди лесов,

Лишь затем, как видно, рос,

Чтобы гордость укротив,

О любви тебе твердить.

Батырай бросил поводья на гриву коня, откинул в сторону полу бурки и увидел красавицу с огромными испуганными глазами.

– Ты куда меня везешь, Батырай? – спросила Аминат, с трудом произнося слова.

– Нам нельзя оставаться в ауле, милая моя. Потерпи два-три дня, все уладится.

– Моя мама не согласится ни за два, ни за три дня, ни за месяц, ни за год.

– Согласится, – тихо ответил Батырай и отвернулся, чтобы не выдать свое волнение. – Был бы жив твой отец, он все уладил бы. А ты-то как, моя любовь?

– О мой Аллах! – только и смогла выдохнуть Аминат, и этот вздох лучше всяких слов выразил, что творится в ее влюбленном сердце.

Прямо с коня он передал свою любимую друзьям ее отца, у которых она оставалась до свадьбы. Батырай целый год добивался согласия ее матери на брак...

 В песнях Батырая женщина – самое красивое и доброе существо на земле, поэтому она достойна счастья и любви. Нам трудно понять, какой смелостью были в то время светлые и вдохновенные песни Батырая о горянке, ведь рождение дочери в те времена горцы принимали как несчастье, как немилость судьбы.

Батырай не хотел жить по канонам мракобесия. Он шел своей дорогой и пел о том, о чем пела его душа. Он пел о своей возлюбленной…

Рубрика: 

Свежий номер

Партнеры