среда, 29 мая 2024
6+

Зульмира Абдулатипова: Я хочу рассказать вам.... к 90-летию Ф. Алиевой

О человеке, с которым вот уже почти тридцать лет рядом. Несмотря на такой солидный срок, я и поныне про должаю раскрывать ее вновь и вновь; она неисчерпаема, как горный родник, из которого, чем больше пьешь, тем больше хочется пить! О ней много, очень много, написано и сказано великими, известными, уважаемыми и простыми людьми.
О ней знают как о гениальном литераторе, активном общественно-политическом деятеле крупного масштаба, а вот мало кто знает ее в основной работе – работе главного редактора журнала «Женщина Дагестана». И пока моя память сохранила счастливые годы творческой работы под руководством этой незаурядной личности, я решила написать об этом.
В 1971 году решением бюро обкома партии Фазу Алиева назначается главным редактором республиканского журнала «Женщина Дагестана», этого уникального издания. А особенность его заключалась в том, что он выходил на шести языках народов нашей республики. Подобное издание тогда у нас в стране издавалось только в Москве – это журнал «Советская Женщина», который переводился на иностранные языки. С приходом в редакцию главный редактор, в первуюочередь, сделала все, чтобы журнал стал выходить и на русском языке.
– Коллектив журнала был очень сложный, – вспоминает Фазу Гамзатовна. – Здесь трудились два бывших главных редактора этого издания, а редакторами выпусков на языках были жены ответственных партийных и советских работников. Естественно, приняли меня далеко недружелюбно и настороженно…
Долго, упорно и настойчиво создавала Фазу Гамзатовна коллектив единомышленников. О своих подчиненных она знала все: не только его творческие способности, отношение к работе, семейное положение, но инастроение, даже бытовые неурядицы. Ведь мы все сосвоими «болячками» шли к ней. Мы жили при ней, как уХриста за пазухой, пророком и защитником нашим стала наш главный редактор. Несмотря на то, что она самане имела ни одного квадратного метра жилья от государства, она старалась, чтобы каждый улучшил жилищно-бытовые условия.
Только благодаря ее авторитету и настырности каждый из нас получил тогда квартиру или расширеннуюжилплощадь. Она всем помогала устроить детей в детский садик, на учебу, помогала найти им работу. Для этого достаточно было ее звонка и книги с автографом, таккак ее авторитет уже тогда был непререкаем. Она часто повторяла:
– Ой, девушки (она никогда не обращалась к нам казенными советскими словами «товарищи» или «женщины», а именно ласково и греюще душу каждой – «девушки»), что я смогу для вас сделать, говорите, просите меня, пока я еще в силах помочь.
От нас же требовалось только добросовестное отношение к порученному делу. Никогда не было производственных собраний, где обсуждались нерадивые работники,
выговоров, взбучек и строгих внушений. Атмосфера в коллективе царила спокойная и деловая. Мы, конечно, очень старались не доводить до шефини некоторые рабочие неувязки, не беспокоить ее мелкими внутриредакционными проблемами: зная ее огромную занятость, старались беречь ее. Стиль ее руководства – полное доверие работнику – попадал в точку.
Как человек очень организованный и трудолюбивый, Фазу Гамзатовна считает, что и подчиненные должны быть такими же. На службу она приходила задолго до начала рабочего дня, а уходила домой последней. И была у нее такая особенность: когда она дает задание работнику, начинает объяснять не с начала, а с конца, как правило, не называя сути поручения. Если возникают вопросы, раздражается, сразу повышает голос, удивляется непонятливости и начинает нервничать. Я долго тогда не могла объяснить причины этой напряженности. Все оказалось очень просто. До нее никак не доходит, что мы, простые смертные, не способны делать выводы с одной фразы, как умеет это делать она. А в этом помогают ей не
только высокий профессионализм и накопленный опыт работы с людьми, но и выработанное годами умение «мыслить вглубь». Это когда интеллект развит на космическом уровне, когда сходу готов «объяснить необъяснимое», когда можешь сразу «зреть в корень», когда умеешь концентрировать волю и ум, когда умен и мудр от природы. А достичь этого невозможно ни энциклопедическими знаниями, ни упражнениями и натаскиваниями. Такая способность должна быть заложена в генах. Просто, по желанию и старанию этому не научишься.

Больше всего в работниках она ценит порядочность и вытекающие из нее старание и честность. Именно по наличию этих качеств она судит нас. В те годы Фазу Гамзатовна возглавляла республиканский Комитет защиты мира, была членом Всемирного Совета Мира и Советского Комитета защиты мира. В составе множества делегаций она исколесила и облетела почти весь мир: побывала не только во всех странах Европы, в некоторых из них по нескольку раз, но и в Индии, Китае, Японии, Малайзии, Австралии, США, Аргентине, Бразилии. Когда ее спрашивают, в каких странах она побывала, она отвечает: «Мне легче назвать страны, в которых я не была».
Фазу Алиева станет участницей крупнейших международных форумов борцов за мир. Впоследствии она отметит важность своей деятельности: «У каждого человека есть пост номер один, во имя которого он живет и трудится. Для меня пост номер один – это вахта мира, служба своей Отчизне».
Общественно-политическая деятельность в творчестве поэтессы стала известна не только в огромном Советском Союзе, но и за его пределами. Она стала вестницей мира и дружбы на всей планете. Тогда родились эти строки: 

Есть у любого народа Отчизна:
Сколько народов – столько Отчизн,
Но общая наша Отчизна – Планета,
И общее наше богатство – Жизнь.

Выбирая в своих страстных выступлениях доверительный тон, используя свою эрудицию и тонкую интуицию, которая помогает чувствовать аудиторию, она покоряла слушателей с первых слов. Своим ораторским мастерством и страстной убежденностью она находила дорогу к тем, кто ее слушал. После подобных встреч, будоражащих и вдохновлявших поэтессу, как грибы после дождя, рождались новые произведения, которые выходили в крупнейших издательствах Москвы. За активную работу на вахте мира и дружбы она тогда заслужила самые высокие награды, какие имелись в этой области: юбилейную медаль Всемирного Совета Мира, золотую медаль Советского Фонда Мира, золотую медаль Советского комитета
защиты мира «Борцу за мир». Ее популярность перешагнула границы нашей республики и огромной страны, ею восхищался весь мир.
На 69-ти языках планеты читают произведения Фазу Алиевой. Признанием ее литературного таланта и гуманитарной деятельности стало и присвоение звания международного академика по культурным связям. Мы в редакции с нетерпением ждали возвращения шефини из очередной заграничной поездки. По приезду Фазу Гамзатовна собирала весь коллектив в свой просторный кабинет, угощала аварским хинкалом со всеми сопутствующими приправами и закусками. Она создавала удивительную атмосферу веселья.
– Расслабимся, девушки, – призывала она. – Совместим приятное с полезным.
Кстати, к этому застолью часто присоединялись ее сестры и другие близкие родственницы, которые старались использовать любой момент, чтобы увидеть и пообщаться с ней. Подобные «посиделки» в редакции стали традицией. Фазу просто распирало от впечатлений от поездок. Восторг и счастье в глазах, желание скорее поделиться с коллегами увиденным и услышанным! Заглядывая в свои исписанные блокноты, она знакомила нас с историей, культурой и обычаями, оперировала цифрами, убеждала фактами и примерами, называла имена знаменитостей, с которыми встречалась, вспоминала курьезные случаи из поездок, делилась, какие чувства вызывали у нее музеи Лувра, Дрездена, знаменитый
Тадж-Махал, Великая Китайская стена, Египетские пирамиды, испанское фламенко, настоящее аргентинское танго, американские контрасты, бразильский карнавал


и многое-многое другое. Рассказывала о своих встречах и выступлениях, какие вопросы ей задавали, чем интересуются люди за рубежом. Европейцев она сражала своей эрудицией и элегантностью, азиатов – простотой и доступностью.
– Ой, девушки, как я скучала по дому! – говорила Фазу.
– Знаете, более пяти-шести дней я эту заграницу не выдерживаю. Занятно первые дни, когда знакомишься со страной, ее достопримечательностями, но, когда удовлетворишь свое любопытство, хочется на родину. Там, конечно, интересно, но, поверьте мне, у нас лучше. У нас есть будущее, а у них его нет…
Не насытившись своим ярким повествованием, она подталкивала к диалогу:
– Ну, что, девушки, если есть вопросы, спрашивайте.
А вопросов, конечно, было много. С женской дотошностью мы уточняли детали, просили подробнее рассказать о культурных ценностях и достопримечательностях, о членах делегации, а они, как правило, являлись светилами культуры, известными общественно-политическими деятелями.
Фазу впоследствии признавалась, что наши «посиделки» были для нее как бы репетицией перед встречами в трудовых коллективах. Ее с нетерпением ждали везде и всегда, приглашали на заводы и фабрики, в совхозы и колхозы, в вузы, школы, техникумы, в научные учреждения и другие предприятия, где она выступала с присущей ей страстностью и вдохновением.
После подобных встреч с людьми Фазу возвращалась счастливой и вновь вдохновленной. Тогда она садилась за письменный стол, и рождались новые стихи и поэмы, романы и повести, рассказы и новеллы и ее прекрасная публицистика.
Она делала все, чтобы сплотить коллектив, сделать его не только объединением единомышленников, но чтобы каждый чувствовал себя в нем комфортно, как в собственной семье. Обязательной традицией в жизни редакции было принимать активное участие или, как мы говорили, «отмечать» вместе радостные события – свадьбы детей, дни рождения, юбилеи, новоселья, награждения, творческие удачи. Вместе мы были и в горестях…
На все мероприятия у нас был заготовлен «коронный номер» – знаменитый танец редакции «Женщины Дагестана». И когда на свадьбах тамада объявлял наше «выступление», в центре редакционного хоровода, высоко подняв руки, словно птица в полете, солировала красивая и счастливая Фазу. Это становилось настоящим зрелищем. Оно вызывало у присутствующих бурную реакцию, все вставали и горячо аплодировали нам.
Впоследствии в своем поэтическом эссе «Танцы» она признается: «...О, танцы! Танцы – слабость моя... Аллах, дозволь мне потанцевать еще много-много раз!»
А мы с вами, уважаемый читатель, скажем на этом месте: «Аминь! Да сбудутся желания великой Фазу!»
 

Мира Алексеевна Тимофеева приехала в Дагестан в середине 70-х годов. У нее не было здесь ни близких, ни знакомых, ни жилья. Она металась в поисках работы. Ей кто-то посоветовал обратиться к Фазу Алиевой.
– Увидев ее обездоленность и столько боли в глазах, я почувствовала, что, кроме меня, ей никто не поможет, – вспоминает Фазу Гамзатовна.
Миру Алексеевну приняли в редакцию в качестве корреспондента журнала. Эта была трагическая личность; за годы жизни в Махачкале она потеряла свою семью: похоронила восемнадцатилетнюю дочь, любимого мужа, а затем и единственного сына.
– Семью мне заменила «Женщина Дагестана», – признавалась она. – Если бы не поддержка Фазу, я давно бы ушла из жизни.
Я вспоминаю 80-е годы, когда работала ответсекретарем журнала. В те времена главным критерием деятельности печатного органа считалось количество и качество
работы редакции с письмами и заявлениями трудящихся, а гвоздем номера, как правило, становилось журналистское расследование по жалобам читателей. Самыми популярными были наши постоянные рубрики «Хотя письмо не опубликовано», «По следам ваших писем», «Меры приняты», «Письмо позвало в дорогу». Были материалы, где, невзирая на занимаемые должности, указывались имена чиновников, которые не сообщали нам о принятых мерах по нашим публикациям. Как главный редактор Фазу Гамзатовна ставила эту
работу коллектива во главу угла, поэтому курировала ее сама – каждое обращение читателя находилось под ее личным контролем. Она просила, чтобы мы относились ко всем заявлениям предельно внимательно. Кроме того, требовала письменных отчетов по этой работе. Иногда мы хотели облегчить себе жизнь и объясняли шефу, что в данной ситуации бессильны, она тут же разоблачала наши «хитрости» и популярно объясняла, как надо действовать.
– А вы похожи на тех бюрократов, которые не хотят элементарно выполнять свои служебные обязанности, заставляя тем самым мыкаться и обращаться к нам, заметьте, именно к нам, за справедливостью и помощью, – строго выговаривала нам шефиня.
А сколько было устных обращений! В приемной образовывались очереди. Ведь кроме множества разных общественных должностей Фазу Гамзатовна тогда являлась и заместителем Председателя Верховного Совета Дагестана. К ней на прием приходили люди со всей республики, уверенные, что найдут здесь не только понимание, но и конкретную помощь. Если можно было бы обобщить эту кропотливую и незримую работу главного редактора, я уверена, сложились бы огромные тома документальной журналистики. От общения с посетителями, а они, как правило, прежде чем перейти к делу, рассказывали о своей судьбе, Фазу Гамзатовна черпала материалы для своих будущих художественных произведений. Так родилась трилогия «Роса, выпавшая на каждую травинку», «Корзина спелой вишни», «Восьмой понедельник», где темы для повествований взяты из подобных женских откровений.
Несмотря на неусыпное око обкома партии, наш журнал ни разу не получил замечания. Наоборот, он много раз отмечался на разных конкурсах. Журнал был востребован читателями, имел большой тираж, высокий рейтинг, как сейчас принято говорить, среди других средств массовой информации. Казалось бы, можно жить спокойно и почитать на лаврах. Все вроде довольны и спокойны, но никак не наш главный редактор. Она скрупулезно искала слабые места и новые формы и методы работы.
– Нам нужно чаще встречаться с читателями на местах, чтобы глубже понять их проблемы, знакомить их со своими редакционными планами, советоваться с ними. От этого мы только выиграем. Читатели подскажут нам свежие темы, откроют нам новые имена, выскажут свои мнения о нашей работе. Для этого я предлагаю проводить заседания редколлегии прямо в трудовых коллективах, – предложила как-то на партийном собрании Фазу Гамзатовна.
Так родилась в редакции новая традиция – выездные редколлегии. Мы стали их проводить в сельских районах, 
где и жил основной наш читатель. На эти встречи обычно выезжала группа, состоявшая из главного редактора, редактора, корреспондента и нашего неизменного фотокора Камиля Чутуева.
Мне вспоминается подобная поездка в Гунибский район, где мы встретились с интеллигенцией и школьниками Гуниба и работницами Кегерского консервного завода.
После деловой части, где мы говорили о своих планах, знакомили их с редакционным «портфелем», выслушали их предложения и замечания, началась стихийная и незапланированная встреча с любимой поэтессой. Фазу завалили вопросами: о ее поездках, встречах, семье, творческих планах, просили прочитать новые стихи, а затем,
перебивая друг друга, стали сами читать полюбившиеся произведения и петь песни на ее слова. Я помню, как одна рабочая тогда спросила:
– Вот Вы, Фазу Гамзатовна, успешная женщина. А что нужно сделать, чтобы стать счастливой?
На что Фазу парировала:
– Секрет успеха в том, что надо всегда «пахать». А чтобы быть счастливой, нужно «пахать» с удовольствием, и при этом хорошо знать свое дело.
А юная краснощекая девчушка, спрятавшись за головы впереди сидящих, еле слышно прошептала свой вопрос:
– А как нам одеваться, относиться к моде?
– Вы должны смотреть на своих матерей и брать с них пример и в поведении, и в одежде. Так делала и я. А свой собственный стиль придет потом. Нужно стремиться к духовному богатству, сохранению нравственных норм предков. И тогда вы не совершите дурных поступков, – наставляла Фазу.
Мы возвращались с этих поездок уставшие, измученные долгой горной дорогой, но очень довольные своей работой. Очередную планку главного редактора мы старались держать достойно.
«Потребность моего сердца – писать о достойных людях. Ведь идеальный образ вечен», – призналась Фазу Гамзатовна в одном из интервью.
Героями ее произведений, как художественных, так и публицистических, становятся положительные личности. Она и сама признается, что отрицательные герои в ее романах и повестях несколько схематичны – не любит она исследовать человеческие пороки. Ей дороги люди чести, а орлиными качествами человека она считает смелость, верность, доброту, порядочность и правдивость.
«Дайте читателю образы положительного героя. Ищите их и пишите о них очерки, зарисовки, портреты, беседуйте с ними, ведь читателям,особенно молодым, нужны для подражания образы из реальной жизни», – не уставала повторять Фазу Гамзатовна.
И сегодня, когда так изменился мир, когда утрачены социальные и духовные ориентиры, она наставляет журналистов:
– Да, мир изменился, время другое. «Героями времени», к сожалению, стали ничтожества: воры, хапуги, бандиты, аферисты, убийцы. Это они сейчас успешные люди. Им посвящаются художественные сериалы, где убийцы окружены этаким ореолом благородства; их прославляют средства массовой информации. Больно смотреть, как
разными телевизионными шоу оболванивают молодежь, пропагандируя свободу нравов, жизнь без комплексов и правил. Именно в такой ситуации, в ситуации растерянности, нужно как можно больше говорить и писать о высоконравственных людях. К счастью, наш Дагестан богат ими. А посмотрите, сколько у нас одаренных женщин! Каждая из них – яркая личность. Вот пишите о них, прославляйте, чтобы молодежи было с кого брать пример. Сегодня, как никогда раньше, актуально для журналистов как можно больше писать о позитивных явлениях в государстве и обществе, раскрывать образ положительного героя – нашего современника.
Гражданин мира, его трибун и мыслитель, большой гуманист и истинный патриот примером всей своей жизни и творчества, как и в те далекие годы, она и сегодня в
строю и продолжает нам давать уроки любви и преданности Отчизне, призывая созидать во имя процветания родного Дагестана и великой России.


 
Опубликовано: журнал "Женщина Дагестана", №5, 2012 г. 
Рубрика: 

Здесь может быть размещена ваша реклама

Новый номер