понедельник, 15 июля 2024
6+

ОПЫТНАЯ ПОДПОЛЬЩИЦА

Ирина Ряснянская-Ковтун за­нимает почетное место среди женщин Дагестана, самоотвер­женно боровшихся против цар­ских колонизаторов, местных эк­сплуататоров, интервентов и бе­логвардейцев за торжество Со­ветской власти, образование Даге­станской Автономной Советской Социалистической Республики.

Она родилась в 1896 году в сло­боде Семеновка Донской облас­ти в семье середняка. В год рож­дения лишилась отца. Мать в по­исках заработка в 1906 году пере­ехала в Порт-Петровск. И здесь семья оказалась в нужде, поэтому Ирина с 10 лет вынуждена была работать по найму у разных ча­стных лиц.

После победы февральской ре­волюции Ирина вышла на поли­тическую арену, стала членом профсоюзной организации, при­общилась к событиям, происхо­дившим в городе. Первое боевое крещение получила в апреле 1918 года, когда националистические банды Гоцинского угрожали Порт-Петровскому военно-революционному комитету, возглавляемо­му верным ленинцем Уллубием Буйнакским. В эти грозные дни, когда происходили кровопролит­ные бои в городе, Ирина находи­лась в Красногвардейском отряде Лагоды, организованном из же­лезнодорожных рабочих депо Петровск-Кавказский, выполняла обязанности санитарки. На поле боя она оказывала первую по­мощь раненым, спасла жизнь многих защитников города.

Летом 1918 года Советская власть в Дагестане оказалась в окружении интервентов, бело­гвардейцев. Защитники Порт-Петровска нуждались в военной по­мощи. За винтовками и патронами в Астрахань были посланы Ники­та Ермошкин и Ирина Ковтун. «По­мощь оружием и красноармейцами, – пишет Ирина Ковтун, – нам обещали оказать».

Преодолевая огромные трудно­сти на морском пути, Ирина Ков­тун 1 сентября 1918 года, накану­не захвата города бичераховцами, вернулась в Порт-Петровок. А в ночь на 3 сентября к перрону вок­зала подошел штабной поезд. В ту же ночь она получила ответст­венное партийное поручение: до­быть сведения о прибывших бичераховцах.

Советская власть в Порт-Петровске вскоре пала. Многие пар­тийные, советские работники бы­ли расстреляны, брошены в тюрь­му. Ирине Ковтун было поручено найти надежного человека, спо­собного переправить скрывавших­ся большевиков через Каспийское море в Астрахань. «Я нашла ры­бака Пожидаева Василия Ивано­вича, – сообщает Ирина Ковтун. – Он жил на нынешней Красно­флотской улице, 22, в доме Шанавадзе».

С помощью знакомых Ирине удалось установить тайные связи с заключенными в тюрьму боль­шевиками, среди которых нахо­дился ее супруг Владимир Гавриленко. Подпольщица передавала им продовольствие, сообщала сведения о том, что делается на воле.

Бичераховцы решили распра­виться с заключенными дагестан­скими большевиками. 2 октября 1918 года сто человек из Порт-Петровской тюрьмы погрузили в трюм парохода «Михаил Ломоно­сов» и отправили в Красноводск.

Рабочие Порт-Петровска, нахо­дившиеся под впечатлениями трагедии 26 бакинских комиссаров, поручили Ирине Ковтун тайно сопровождать     арестованных.

Вскоре Ирина поехала в Ашха­бад, куда перевели арестован­ных. В декабре 1918 года в Ашха­баде состоялся митинг. За выступ­ления на нем с большевистскими лозунгами, за призыв к населе­нию не воевать против большеви­ков, были арестованы и заключены в тюрьму все ораторы, в том   числе и Ковтун.

Бакинские рабочие потребовали освобождения политических заключенных из Ашхабадской и Красноводской тюрем. 27 марта 1919 года в газете «Голос Средней Азии» был опубликован список освобожденных, в котором значилась и Ирина Ряснянская

С первых же дней возвращения в Порт-Петровск Ирина проводила подпольную работу в Пертровске-Кавказском (Маачкала-1),  где действовала большевистская организация.

«Как-то проходило собрание в Бурунах, закончившееся в 2 ночи, – пишет Ирина Ковтун – По поручению организации я должна была пойти немедленно  на текстильную фабрику, чтобы собрать белье и деньги для партизан, находившихся в горах, и срочно все им отправить. Собранные вещи, деньги, продукты при помощи машинистов Чернокошкина и Цанковича были отправлены в сторону Баку, на станцию Ялама, для отправки в горы».

Ирина Ковтун под конспиративными  фамилиями «Прохорова», «Перелетова» выполняла и другие ответственные партийные поручения.

Она принимала активное участие в попытках освободить Уллубия   Буйнакского  и  других членов    Дагестанского      областного комитета партии,   заключенных в Порт-Петровскую тюрьму. Позже,  когда судили    Буйнакского и его товарищей, по поручению  штаба Ирина Ковтун организовала их питание.

С. Габиев, лично знавший Ирину Ковтун, высоко оценил ее роль  в этот трудный период. «Опытная подпольщица Ирина Ковтун, – сказано в его справке, – играла весьма рискованную роль в деле попыток к спасению из тюрьмы товарища Буйнакского».

Подпольщица Ковтун встречала  и устраивала в конспиративных квартирах партийных работников,  прибывавших из Баку, Астрахани и других городов страны. В феврале 1919 года Ирине было поручено найти конспиративную  квартиру для товарищей Тахо-Годи, Схиртладзе, Андреева, Орлова,  Коробова. Она блестяще справилась и с этим поручением.

 

А.-Г.   ГАДЖИЕВ,  кандидат исторических наук

Источник: Женщина Дагестана.1980. №6.

Новый номер

Реклама