среда, 29 мая 2024
6+

Поэт, художник, комиссар…

В сентябре 1919 года в Порт-Петровске, где еще не установилась советская власть, по приговору военно-полевого суда был расстрелян присланный партией из Москвы комиссар (партийное имя товарищ Оскар). Долгое время даже сами дагестанские подпольщики не знали ни настоящего имени комиссара, ни его биографии. Не знали этого и палачи. Это был Оскар Моисеевич Лещинский – художник, поэт, революционер…

Те, кто знал Лещинского в эти грозные годы, оставили в своих воспоминаниях описание облика этого романтика революции.  Вот что писала поэтесса  серебряного века Елизавета Полонская о начале знакомства с ним в Париже:

«Стройный, белокурый, очень подвижный, с приятным одухотворенным лицом… Лещинский только недавно приехал в Париж, бежав из тюрьмы, как и многие другие товарищи. Потом я узнала, что он пишет стихи, хочет стать художником. Где-то на юге России жили его родители, но, по-видимому, небогатые, так как он не получал никаких средств из дома и сразу стал нуждаться. С каждым собранием, на котором мы встречались, Оскар казался мне все более нервным, и его узкое выразительное лицо становилось угловатее и прозрачнее. Он, по-видимому, жестоко голодал, но все же аккуратно приходил на очередные встречи».

Короткая жизнь Оскара вместила в себя много ярких событий: революционер, выполнявший поручения Ленина в Лонжюмо и Швейцарии, ссыльный, комендант Смольного в 1917 году, красный комендант Эрмитажа в первые дни советской власти и, наконец, уполномоченный ЦК партии в Дагестане – вот вехи его политической деятельности.

Владимир и Елена Бондаренко в статье "Имени  Оскара", опубликованной в 1975 году в журнале "Юность", приводят основные факты биографии Лещинского:

Родился Оскар в 1892 году в Новозыбкове Полтавской губернии, учился в Ростове-на-Дону, совсем еще юным встал на революционный путь. Его жена Лидия Николаевна Мямлина писала о начале подпольной деятельности Оскара:

«В квартиру Лещинских явились жандармы. Они обнаружили пачки прокламаций, подпольные брошюры, но самое главное – коробку из-под сигар с патронами. Арестовали отца Оскара, не имевшего ни малейшего представления о революционной литературе и о подвигах своего среднего сына, которому исполнилось только 11 лет. В непричастность старшего Лещинского к революционным делам полицейские, естественно, не поверили, хорошо, что он еще отделался сравнительно легко: три года ссылки в Иркутск. Выехала в Иркутск и вся семья Лещинских. В Ростов они вернулись в 1905 году, незадолго до того, как вспыхнуло восстание ростовских рабочих».

13-летнего Оскара высылают в Архангельскую губернию. Ссылка должна была  длиться три года, но продолжалась чуть больше пяти месяцев. С помощью политических ссыльных Оскару удалось бежать. Вернувшись в Ростов, Оскар продолжал революционную деятельность. Его вновь ссылают, на этот раз в Енисейскую губернию. Возраст пока спасал Оскара от более суровых наказаний. Из сибирской ссылки Оскар бежал, прихватив даже свое личное дело из местной жандармерии.

Париж

В 1910 году Лещинский приехал в Париж. Город жил кипучей жизнью: собраниями эмигрантов, выставками художников, демонстрациями рабочих, выступлениями Аристида Бриана и Жана Жореса. Оскар близко познакомился со старым большевиком Владимиром Старосельским, председателем общества политэмигрантов, стал часто бывать у него. Заходил к Старосельскому и Владимир Ильич Ленин.

Будущего вождя российской революции заинтересовала судьба юноши. И когда в 1911 году Ленин организовал партийную школу в Лонжюмо, он вспомнил об Оскаре. Конспиративный опыт Лещинского, его организаторские способности пригодились для перевозки от границы слушателей школы и отправки их из Франции на работу в Россию.

В Париже Лещинский серьезно увлекся поэзией и живописью. Он жил в знаменитом пристанище  художников и писателей всего мира, которое называлось «Улей» («Ля рюш»). Одновременно с Оскаром Лещинским в соседних комнатах жили Модильяни и Шагал, Осип Цадкин и Натан Альтман. А.В. Луначарский назвал «Улей» «огромным коллективным гнездом художников».

Оскар учился рисовать в Русской академии живописи, организованной в Париже русскими политэмигрантами. Как художник он сформировался в знаменитой Парижской школе живописи, так же, как десятки других выходцев из России, чьи имена известны сейчас всему миру: Г. Орлова, Л. Гудиашвили и Д. Какабадзе – все они работали на заре 20 века в Париже, прославляя своими работами и Россию, и Францию. Кто знает, может, и Лещинский стал бы признанным мастером: колоритом его работ восхищались многие известные художники.

Но Оскара ждал другой путь – путь профессионального революционера. Прожив в Париже два года, Лещинский стал видеть в нем не только город музеев и мастерских художников. Он познакомился с рабочим Парижем, участвовал в демонстрации в День Парижской коммуны, был арестован и заключен в тюрьму на несколько месяцев.

Полузамерзшие, худые,

Снуют с поклажей босяки.

Зачем тут гибнут молодые?

Зачем тут гибнут старики?

Рассвет приходит розоватый,

Парижский жалобный рассвет.

Какие люди виноваты,

Что у голодных хлеба нет?

В 1912 году Оскар Лещинский вступил в литературно-художественный кружок. Собрания проходили в кафе. Постоянными членами кружка были A.В. Луначарский, И. Г. Эренбург, B.А. Антонов-Овсеенко. В 1913 году на базе кружка стал издаваться литературно-художественный журнал «Гелиос». Одним из редакторов журнала был Лещинский. В 1914 году в Париже вышла книга его стихов «Серебряный пепел».

בידספיריט | Лещинский, О. Серебряный пепел.

Оформлял ее сам поэт. В сборнике собраны стихи об Италии, Испании, Франции. Вот, например, одно из самых популярных стихотворений – «Венеция» (1914):

 

По каналам

Бледно-алым

Я движением усталым

Направляю лодку в море

К лиловатым островам…

Замок Дожей,

Непохожий

На дворцы, что знал прохожий,

Промелькнул, подобный тонким

И воздушным кружевам.

Желто-синий

Город линий –

Храм Джиовани Беллини,

Храм великого Беллини

Серебристого творца.

По каналам

Бледно-алым

Я с желанием усталым,

Наслаждаясь ровным бегом,

Плыл и плыл бы без конца.

Лейтмотивом проходит в книге тоска по родине, по России:

Все тот же круг и те же встречи,

И снова, приходя домой,

я слышу звуки русской речи,

и пахнет русскою зимой.

В 1915 году Лещинский подготовил к печати книгу о французской живописи «От импрессионизма до наших дней», но война помешала ее изданию.

Отправив жену Лидию Мямлину (художницу и революционерку) с детьми в Россию, Лещинский поехал к Ленину в Швейцарию. В качестве связного с  его поручениями он ездил в годы войны в Испанию, Швецию. Как только до Женевы дошли сведения о февральской революции, со вторым эшелоном политэмигрантов Оскар вернулся в Россию. В октябрьские дни участвовал в захвате Зимнего. Весной 1918 года Лещинского вызвали в Москву.

Кавказ

В Москве  Оскар пробыл не больше месяца. Совнарком РСФСР послал его на Северный Кавказ для организации Красной Армии. Пятигорск, где работал Лещинский, захватили белогвардейцы. На заборах висели плакаты: «За головы Оскара Лещинского и членов его семьи полагается награда 10 тысяч рублей».

Оскару удалось выбраться во Владикавказ. С Кировым он готовил первую военную экспедицию на Северный Кавказ. В музее  С.С. Кирова хранится расписка Лещинского: «Получил от Кирова 35 тысяч рублей на организацию первого транспорта военного снаряжения. 11 июля 1918 года». В октябре 1918 года Лещинский приезжал в Москву: началась подготовка второй кавказской экспедиции. Готовили ее также Киров и Лещинский. В марте 1919 года Лещинский еще раз приехал в Москву по особому заданию Кирова. Это был его последний приезд, последние споры о поэзии. Перед отъездом на Кавказ Лещинский собрал своих друзей, читал новые стихи. Даже в годы гражданской войны он находил время для поэзии. Стихи эти не были похожи на декадентские стихи «Серебряного пепла».

Карабин мой скорострельный за плечом,

Ни о чем я не жалею, ни о чем.

До чего весной прекрасна жизнь в горах,

На коне, вдыхая ветер, страх не страх...

В начале апреля 1919 года он писал Елене Рановой в Москву:

«У нас в степи уже сильно пахнет весной. Степь голая. Бегут ручьи, с ними бегу и я. Может быть, и я, как они, войду в распухающую землю... Завтра Астрахань, путь к новым испытаниям».

Дагестан

В Дагестане, где в тот момент властвовали враги революции, Оскар Лещинский скрывал свое имя и выдавал себя за брата Бориса Савинкова – эсера, белого террориста, непримиримого врага советской власти. Оскар был хорошо знаком с ним.

За короткий срок подпольным обкомом партии Дагестана под руководством Уллубия Буйнакского и Оскара Лещинского из партизанских отрядов была организована партизанская армия, на 20 мая намечалось восстание.

Но 13 мая в Темир-Хан-Шуре штаб восстания был арестован. Подпольщиков выдал предатель. Из 12 арестованных шестерых суд приговорил к расстрелу. Уллубий Буйнакский, Абдулвагаб Гаджимагомедов, Абдурахман Исмаилов, Саид Абдулгамидов, Абдулмеджид Алиев были расстреляны в ночь на 16 августа на железнодорожной станции Темиргое.

Оскара Лещинского расстреляли отдельно, в сентябре 1919 г. Из тюрьмы Порт-Петровска, где держали Лещинского до казни, до Кирова дошло его предсмертное письмо Льву Фрибусу, сидевшему в соседней камере.

«Милый Фрибус,– писал Оскар товарищу, которого должны были выпустить. –... Я Вас прошу исполнить мою просьбу, за которую буду Вам благодарен до гроба. А ждать мне его недолго.

У меня есть жена, с которой я связан уже 10 лет. Есть двое милых любимых детей: Валя 8 лет и Леночка 5. Дети – это самое дорогое, что у меня есть. Однако в вечных странствованиях по белу свету и в опасностях житейской борьбы я успел дать им очень мало и хочу, чтобы они когда-нибудь узнали, что я любил их и умер как воин, побежденный телом, но свободный духом. У меня нет никого здесь, разве Паша, который бы смог со временем, когда обстоятельства изменятся, отыскать их и передать. Сейчас они в Астрахани. Фамилия жены - Лидия Николаевна Мямлина. В Баку у нее брат Леонид, главный инженер городского водопровода. Можно сообщить и через него. Есть еще девушка, которую я люблю. Это Елена Александровна Николаева, дочь известного кооператора Николаева. Живут в Москве, по Большой Власьевской 7, в кв. 5. Елена в университете на философском факультете. Есть у меня родители в Париже-4, Rue RoLLin. Если можете переписать эти адреса на папиросной бумажке, зашить и при случае известить о моей судьбе моих близких...

Прошу еще, как только что-нибудь случится, написать по адресу: Ростов, Романовская, 184 Мине Павловне Берлик следующее: «Оскар такого то числа, то то …….. просил сообщить родным». Письма в Р. доходят и теперь.

Хорошо бы было сообщить в Баку, в партийный комитет, через Булата-Ковалева (это можно сделать через Пашу), чтобы в случае возможности послать народному комиссару Сталину для Кирова сведения о моей судьбе. Вот, милый, все, что я прошу вас по возможности исполнить. Я умру спокойный. Борьба тяжка, уходить из жизни молодым больно – но законы этой жизни непреодолимы. Целую вас и желаю скорее быть свободным для жизни, для любви и счастья. Моя фамилия Оскар Лещинский – но никому не говорите. Жму руку...
»

Было Оскару Лещинскому всего 26 лет. В  Дагестане  помнят о герое, погибшем за идеи свободы,  равенства, братства на  нашей земле:  память о нем увековечена в названиях улиц городов и поселков, ему установлен памятник в скульптурной группе революционеров в сквере Борцов революции в Махачкале.

Картинки по запросу "памятник борцам революции в махачкале"

Использованная литература:

Лещинский О. Серебряный пепел. Париж, 1915.

Бондаренко Е. Бондаренко В.  "Имени Оскара"//Юность. 1975. № 1. С. 69-71.

Полонская Е. Города и встречи. Книга воспоминаний. М., 2008.

Синельников В. Киров. М., 1964.

Материалы страницы https://www.facebook.com/BFSPIKNmemoron.ru/posts/135215078294427

 

Здесь может быть размещена ваша реклама

Новый номер

Реклама