четверг, 25 июля 2024
6+

Такая вот традиция

Умайганат Гусейнова. Ее биография не отмечена ни званиями, ни наградами. Но есть в ее жизни немало такого, чему не грех поучиться: внутренняя гармония, мудрая устроенность ее простого и понятного мира, куда органично вплетены человеческие отношения. На них она и опирается, находя ценность в преемственности, родовом устройстве и традициях воспитания дагестанцев. Об этом и о многом другом – исповедь нашей героини.

Семейные ценности…

В дербентской многоэтажке, где живут супруги Гусейновы, немало семей, где межнациональные браки – почти правило, и каждое последующее поколение строит свою жизнь, исходя из приобретенного многонационального опыта. Так и случилось у Умайганат Салиховны, уроженки села Ахатлы Буйнакского района, и ее супруга Гамида Надыровича из знаменитого рода Алкадарских, чьи предки внесли огромный вклад в культуру и науку Дагестана.

– Для меня семья мужа  – теплый дом, где к любому переступившему порог относились с уважением и любовью.

 И мать Гамида, азербайджанка, педагог по профессии, и отец – лезгин, адвокат по профессии, считали, что между людьми на первом месте должны оставаться любовь и уважение друг к другу и близким. Мы прожили с мужем более сорока лет, но не помню ни одного обидного слова в свой адрес.

 Гамид жил по соседству и все присматривался ко мне, не выдавая чувств, а потом взял и прислал сватов. А родители мои не перечили, посчитав, что дочь не допустит ошибки в выборе спутника жизни.

Вот так же мы воспитывали и своих дочерей, укрепляя в их сознании то, что было присуще нашим предкам: горские устои, преданность своему дому, родине. Без устали объясняя, что родство – это не только то, что в крови твоей, но и то, что тебя окружает, – друзья, сослуживцы, соседи. Из всего этого состоит человеческая жизнь. Вот я и дивлюсь иной раз пышным свадьбам, заканчивающимся быстрым разводом, и думаю: значит, не вложили в головы своих детей, что семья – это святое, это дом, скрепляющий род, близких и родных.

 И вот что я тебе ещё скажу. Мы с мужем недавно закончили строительство дома на его родине. И душа не нарадуется, потому что для меня родовое гнездо – нечто большее, чем место, куда едут отдохнуть от городской суеты. Здесь живут односельчане мужа, а значит, близкие мне люди.

Как ясно понимаю я это сейчас, когда пройден непростой долгий путь! И скажу тебе, что, хоть трудностей в жизни хватало, но хватало и разума понять, что сохранять кровное, родственное – это главное.

  Жизнь земная…

 – Помню, как мы с мужем,– он агроном по образованию, я медсестра, –уехали по распределению в Тверскую область, в город Калязин. Шесть лет там прожили и вернулись домой, потому что обоих тянуло на родину, к близким, родной земле. Ведь важно не только говорить о своей любви к ней, но вкладывать свои силы в ее процветание.

 Вот ты видишь, сколько к нам приезжает туристов? Тьма! И когда я слышу, как они восхищаются красотами нашего Дагестана, его природой, кухней, гостеприимством, хлебосольством, думаю: чего не хватает нам, живущим на этой благодатной земле?

Всевышний дал возможность нам, дербентцам, жить между морем и необыкновенно красивыми горами. Но многие ищут счастья вдали от родины. И не хотят трудиться, создавать рай на родной земле.

И давай по правде, мы вроде считаемся модным туристическим маршрутом, но ведь так и не научились содержать свой город, свое село в чистоте и порядке. И повинна в этом не только местная власть, но каждый из нас. Почему? Задаюсь этим вопросом и не нахожу ответа на него.

Знаешь, я ведь долгую жизнь прожила, у нас с мужем восемь внуков, и если даст сил Всевышний, дождемся правнуков. И многое повидала. И в этой нынешней неспокойной обстановке вижу, как порой эмоции преобладают над разумом, а толпа оказывается сильнее дагестанских адатов, приучавших горцев к сдержанности и разумному хладнокровию.

 Я часто думаю о будущем, и не только своей семьи, но и страны, для которой наступили трудные времена. Мы должны помнить о том, что идет спецоперация, и негоже играть громкие свадьбы,  организовывать  всевозможные шоу, потому что в это время решается судьба родины, а значит, и наша. И поэтому наша поддержка, наше участие – это сигнал тем, кто на передовой, кому так нужны добрые пожелания, наши молитвы, наше сердечное тепло, чтобы остались живыми, чтобы вернулись в свои семьи, к родителям, сестрам, братьям, детям.

Видела недавно сюжет: из Кизилюрта мама приехала к своему сыну на передовую, сварила аварский хинкал, угостила сослуживцев сына. Невозможно было сдержать слезы, видя, как рады ребята и как она старалась держать себя в руках. Вот это и есть патриотизм!

Семья – ячейка общества…

– Вот мы с мужем, я уже говорила, построили в Сулейман-Стальском районе, в местечке Алкадарцево, как мы шутим, хоромы, где собирается вся наша семья. И наши дочери, Зарема и Сабина, выросли правильными, я бы так сказала, серьезными и размышляющими, способными верно оценить то, что сегодня происходит и в нашей стране, и в родной республике. Зарема отличница во всем – школа с золотой медалью, вуз на красный диплом. Она экономист, но сейчас «работает» мамой пятерых детей. А это трудная работа, и она не менее ответственная, чем любая другая, ведь каждая мать знает, как трудно растить и воспитывать детей, быть для них примером будущей семьи. Ее муж Амав – спортивный тренер. Вторая наша дочь Сабина – мама троих детей. Она окончила истфак филиала ДГУ. Ее супруг Умар – бизнесмен. Семья у нас интернациональная: есть и аварцы, и азербайджанцы, и лезгины… Такая вот традиция.

И сегодня, когда восстанавливается сильная и уверенная в себе держава, надо быть сильнее и крепче, мудрее и прозорливее. Создавать личность человека, который  в любой точке страны ощущал бы себя россиянином, чувствовал братское плечо, знал, что он у себя дома, какой бы национальности ни был, где бы ни вырос. Мне думается, что связка семья-общество должны не просто развиваться, но и, сохраняя чувство общности, гордиться своими корнями, национальными святынями, тем, что создавалось на протяжении веков, беречь это наследие.

 Вот у нас с мужем немало семейных друзей, и разговоров по душам немало. И касаются они самых разных насущных вопросов, переходящих на политику – как же без нее! Мы ведь приграничная республика. А значит, надо понимать, откуда «растут ноги» непонятных на первый взгляд настроений, которые иной раз выливаются в организованные извне акции. И тогда, не совсем разбираясь в истинной причине происходящего, дагестанцы оказываются втянутыми в противоправные действия…

Пусть послужит хорошим уроком нехорошая история, произошедшая в махачкалинском аэропорту, когда к беспорядкам подтолкнули и руководили дагестанской молодежью шайтаны из Telegram-канала.

             Не имея права на ошибки…

– Отчетливо помню 90-годы, когда горному краю пришлось испытать на себе атаку всевозможных странствующих проповедников, пытавшихся оторвать Дагестан от его корней. Тогда международный терроризм получил жесткий отпор горцев, не стерпевших, что какие-то бандиты пытались покорить Дагестан, превратив его в бандитское логово. Тогда первыми на пути террористов встали местные жители, у которых поначалу не было на руках никакого оружия. И они, продав последнее, вооружались, чтобы вместе с российской армией защитить южные приграничные рубежи. Разве такое забывается!?

Так ои сейчас участники СВО, защищая родину, идут путем героев прошлого и настоящего. Знаю одно – в Дагестане немало семей, откуда не только молодые, но уже взрослые, зрелые люди ушли добровольцами. Не это ли показатель единства нашего народа?

Айшат Тажудинова

Рубрика: 

Новый номер

Онлайн-подписка на журнал "Женщина Дагестана":

Женщина Дагестана (на русском языке)