понедельник, 26 февраля 2024
6+

Я русская табасаранка

Ее биография сложилась так, а не иначе…И в этом она не видит никаких противоречий, спустя годы оценивая прожитое как сколоченную крепко-накрепко своими руками жизнь, от которой она не отказалась бы, предложи ей кто заново расписать возможный сценарий, где все шло бы ей в руки без приложения малейших усилий.

За судьбой не угонишься….

Она, может, и не помышляла о том, что судьба ее заведет в далекий горный край, и не загадывала наперед будущее, но знала, что рано или поздно расстанется с родным Стерлитамаком, что в Башкирии, откуда она родом. И вот, спустя годы, ее трудно отличить от дагестанки. Она отшучивается:

– Да я обычная табасаранская женщина! Даже ковры умею ткать!

И нет в ее словах нарочитости, только искренность, которую редко у кого встретишь. Надежда Борисовна признается, что, может, жизнь и не баловала ее, но она здесь своя, здесь ее дом, семья, дети, внуки. Да и табасаранская родня, с которой у нее близкие отношения, привечает ее; у нее много друзей, сослуживцев, коллег-учителей, с которыми она работает не один год. Спрашиваю: а родной город ей не снится, не скучает по нему?

– Моя родина здесь, – твердо отвечает она. – Здесь я создала семью, родила детей и была счастлива с моим дорогим мужем, с которым мы прожили душа в душу. Знаете, – делится она, – многое в моей жизни в горном крае совпало с прежними представлениями о том, какой должна быть семья. И, возвращаясь в прошлое, я думаю о том, что при всей разности воспитания, семьи в той, нашей, стране люди были схожи: охотно учились, много читали, с энтузиазмом трудились, редко когда отдыхали и знали, что впереди у нас ясная, прямая дорога.

Вспоминая свою большую семью, где родилось шестеро детей, своих родителей, с утра до вечера пропадавших на работе, она замечает, что с бытом ребятня справлялась, как могла, корпела за учебниками, бывало, что и баловалась. А вот она с малолетства тянулась к краскам и альбому.

 – Мне хотелось в картинках выразить свои мысли, чувства, мечты, –рассказывает Надежда Борисовна. – И жизнь, словно по нарисованному, подсказала мне верную дорогу. Брату Владику выпало служить в Дагестане. И я как сейчас помню его полные романтики письма, посылки из Дагестана, ароматные груши, необыкновенно сочные, сладкие, а еще ракушки, наполненные шумом моря и так напоминавшие романтические рассказы Грина о необычных людях, живших в портовых местах.

«Точмех…»

Необычное настроение создавали горы и море, привлекая своей красотой, многозвучной речью народов, каждый из которых обладал самобытным искусством, ремеслами, национальной символикой костюмов, необыкновенными народными танцами, песнями, традициями и обычаями. Но на переезд она решилась не сразу, решив для начала получить рабочую специальность швеи-мотористки, разряд каменщицы. А брат все настойчивей звал ее на Юг. И она, наконец, решилась, прямиком отправившись на его свадьбу в Каспийск (в этом увидела добрый знак). Недолго думая, устроилась на «завод точмех».

– Тогда предприятие было такое, что каспийская молодежь почитала за честь сюда устроиться. Здесь рабочие, специалисты получали достойную зарплату, квартиры. Да и сам город молодых, расположенный на берегу моря, манил необыкновенной романтикой, тенистыми аллеями, зеркальной чистотой, приветливыми местными жителями. Мне не просто понравилось жить среди дагестанцев, но незаметно для себя я ощутила, что стала их частью, впитав необыкновенный настрой, доброжелательность, искренность, удивительно теплую манеру общения, сердечность, готовность принять в дом даже незнакомого человека.

Это была необыкновенная жизнь, захватившая ее. А работы она не боялась, освоив специальность учетчицы, раздатчицы, со временем получила второй разряд токаря. К ней сразу потянулось и старшее поколение, которому нравилась ответственность новичка, и ровесники, по достоинству оценившие ее коммуникабельность и приветливость. Она органично вписалась в заводской коллектив, сразу став своей.

В ней ощущалось тихое обаяние, надежность, которым трудно найти объяснение. Но она и не подозревала, что скромный табасаранский парень Исмаил Исмаилов давно решил про себя, что женится на ней. На танцах он приглашал только ее, ревностно следя за тем, чтобы никто не приближался к его избраннице. Надежду это поначалу задевало. И только позже она поняла, что встретила человека, рядом с которым почувствовала себя настоящей женщиной.

 Формула семейного счастья…

Она вспоминает, как Исмаил бережно, тактично приучал ее к табасаранскому укладу жизни. И первый приезд в родовое село Кандык Хивского района стал для нее уроком на всю жизнь. Ее приняли не просто как невестку, но как человека, впервые приехавшего в горный край.

Родители одобрили выбор сына и ни разу об этом не пожалели.

– Я научилась ткать ковры, печь хлеб в сельской печке, выучила язык, обычаи, ведь мне так хотелось  влиться в семью мужа.

– А свадьба была?

– Вечер был, – улыбается она,– приехала родня из села, пришли родственники, заводские друзья, соседи. Тогда ведь все было гораздо проще и человечнее, что ли… Люди были более открытые, угощались, веселились, пели. А много ли сегодня вы увидите людей, которые поют на свадьбах полюбившиеся песни? Мне кажется, что из жизни уходят простые человеческие отношения, а люди становятся безразличными, равнодушными в своем желании достичь материального благополучия…

И вновь я возвращаю ее в ту пору, когда они с Исмаилом были счастливы, молоды, полны сил. Это было время, наполненное радостью труда, атмосферой, что радовала каждым новым днем, уверенностью в завтрашнем дне.

– Через год родилась наша дочь. И мы поехали в Хучни, чтобы порадовать близких Исмаила прибавлением еще одной табасаранки. Помню, как радовался отец, Исрафил, мать мужа, Гафизат, ее улыбку я запомнила на всю жизнь. И она хоть и не говорила по-русски, но никаких слов не надо было, чтобы понять ее чувства. Вслед за дочерью Ириной родилось еще два сына – Мурад и Тимур. Вот, казалось бы, горные люди, но всегда мечтали о небе – оба служат в авиации, – делится Надежда Борисовна. – Муж Ирины Зайнутдин Митаров – такой зять, что лучше не придумаешь: внимательный, уважительный. У Тимура крепкая семья, уже взрослые дети. Мурад пока не женат.

Жизнь без него…

– Долгое время не могла прийти в себя после его смерти. Все металась, мучилась, как я, дети без него, – грустно улыбается она, – но жизнь брала свое, и надо было, чтобы дети видели во мне опору семьи, человека, на которого могли бы опереться.

Мы с мужем никогда не делили работу на свою и не свою. Помогали друг другу, работали, да так, что люди удивлялись. Вот только не знали, что когда два человека любят друг друга, то сильнее них никого нет…

Со временем ее жесткий рабочий график сменил другой, семейный. После пополнения семейства дети требовали много внимания, и она перешла на работу в заводское АТС, позже – в заводской садик воспитательницей. Казалось, что и быт давался ей играючи. Хотя времени всегда было в обрез, никогда не забывала своего увлечения рисованием.

 – Для меня это была отдушина, и все мои мысли отражались на бумаге, превращаясь в образы людей, в сюжетные изображения, – говорит она. – Правда, сама я серьезного значения своему увлечению не придавала. Да и не показывала никому. Занималась семьей, детьми, водила их на балет в городской Дом культуры, руководитель которого Газали Аликберов однажды пригласил меня поработать оформителем в хореографической студии.

И где только я не побывала с детьми, в каких только городах не выступала! Это было открытие другого мира, возможность общения с творческими людьми, которые и внушили мне, что каждый человек должен и может открывать в себе таланты, чтобы дарить их людям.

 Учительская стезя…

Однажды директор первой каспийской школы Фериде Гаджихалиловна Алиева, увидев тематические рисунки Надежды Борисовны и буквально влюбившись в ее творчество, пригласила поработать учителем рисования и  заниматься оформительской работой.

– Я буквально воспряла  духом, – признается Надежда Борисовна, – и взялась за дело, стараясь создавать работы, отражающие не только школьную жизнь, но заставляющие размышлять наших учеников о своем будущем, о том, что необходимо беречь свою землю, любить все живое на ней, свою родину, родителей, ценить и оберегать дом родной, уметь защищать его, а если надо – отдавать жизнь за него, как это происходит сегодня, когда идет спецоперация на Украине, в которой наша армия сражается не с украинским народом, но с пришлым завоевателем, стравившим два родственных народа, которым нечего делить.

Со школы начинается воспитание ребенка, уверена Надежда Борисовна, именно здесь закладываются основы истинного патриотизма.

Не оглядываясь на прошлое…

Как и прежде, у Надежды Борисовны ни одной свободной минуты.

– Живу по школьному распорядку дня, – отшучивается она. – Утром гимнастика, завтрак, на сборы две минуты…

И вот она в любимой школе, которую считает своей второй семьей. Организация тематических выставок, общественная работа. А еще они мечтают выпустить книгу об истории создания первой школы в поселке Двигательстрой. А история у этой школы очень интересная, неразрывно связанная с рождением города Каспийска.

Глядя на свою героиню и слушая ее увлеченный рассказ о задуманной книге, семье, любимой работе, я видела перед собой энергичную женщину, которая, словно испив «живой воды», прямо-таки молодеет на глазах. Надежда Борисовна, когда я сказала ей об этом, рассмеялась:

– Да это уральская, а теперь и дагестанская закваска! Выносливые мы, крепкие, потому и душой всегда молодые.

А я подумала: потому и счастливые,  и счастье моей героини –   

оно особенное – быть нужной людям…  

 

Рубрика: 

Новый номер